Назначенный экстремистом: дело Андрея Кутузова

+1
+5
-1

Андрей КутузовНачиная с осени 2009 года РУ ФСБ по Тюменской области вело уголовное дело по статье 280 УК РФ ("Публичные призывы к экстремистской деятельности"). Весной 2010 года подозреваемым по этому делу был назначен известный в Тюмени гражданский активист Андрей Кутузов: анархист, антифашист, преподаватель Тюменского государственного университета и кандидат филологических наук.
12 октября 2010 года Андрею Кутузову было предъявлено обвинение, а 25 ноября началось рассмотрение дела в мировом суде Центрального района Тюмени. Кутузов обвинялся в том, что 30 октября 2009 года на митинге он раздавал прохожим листовку с заголовком "Долой политические репрессии! Ментов к стенке!", содержащую "экстремистские" высказывания. Митинг 30 октября был посвящён нарушениям прав человека в разных регионах страны со стороны сотрудников Департамента по противодействию экстремизму (Центр "Э"). Сам обвиняемый (позднее подсудимый) заявлял и продолжает заявлять, что эта листовка ему не принадлежит и он её никому не распространял. Её текст не совпадает с текстом листовок, которые организаторы митинга принесли с собой на это публичное мероприятие.
Более того, критика государственных органов в любом случае не подпадает под статью 280 УК РФ, поскольку они (в том числе правоохранительные органы) не являются социальной группой. Это официальная позиция Верховного Суда Российской Федерации.

Оправдать Андрея Кутузова!Тюменцы: политические деятели, активные граждане, просто друзья Андрея убеждены в том, что дело Кутузова носит заказной политический характер, а доказательства по этому делу сфабрикованы. В его защиту проводились пикеты, делались многочисленные заявления. Петиция за прекращение уголовного преследования Андрея Кутузова собрала более шестисот подписей, что для Тюмени очень много.

Контакты
Телефон Андрея Кутузова – +7-922-265-7064
Телефон его адвоката Алексея Ладина – +7-912-078-9908 (консультации по защите осуществляла также межрегиональная правозащитная ассоциация "Агора")

Краткая история

Как оказалось позже, уголовное дело по статье 280 УК РФ было заведено почти сразу после митинга 30 октября 2009 года, но Андрей Кутузов узнал о нём только 14 апреля 2010 года, когда в его квартире был внезапно произведён обыск (изъяли компьютеры и множество печатной продукции). После обыска следователь ФСБ Анатолий Сухарев на 48 часов отправил его в изолятор временного содержания (ИВС). Затем Андрей был выпущен под подписку о невыезде, в статусе подозреваемого. Подозрения базировались на том, что его "узнали" подставные свидетели, которым он якобы и вручил 30 октября "экстремистскую" листовку. Затем ещё полгода продолжались следственные действия (допросы, экспертизы и т.д.). В частности, судом были признаны незаконными действия следователя, который вынес Кутузову подписку о неразглашении данных предварительного следствия.
12 октября 2011 Кутузову предъявили обвинение. 25 ноября состоялось предварительное заседание мирового суда Центрального района по рассмотрению этого дела, а 14 декабря - первое заседание по существу. Судебный процесс длился весь декабрь 2011, январь, февраль и март 2012. В ходе него были вскрыты множественные противоречия в позиции обвинения, а также минимум два случая откровенной фальсификации:
1) На CD-диске, якобы изъятом при обыске у Кутузова 14 апреля 2010 года обнаружились файлы, датированные 17 июня 2010 года. Кроме того, технический специалист показал, что диск записан под операционной системой MS Windows, в то время как на компьютерах Кутузова стоит Linux.
2) Выяснилось, что в самом начале расследования по делу следователь РУ ФСБ Сухарев умудрился предъявить на допросе свидетелю Урлову листовку из запечатанного конверта, который по материалам дела был вскрыт при понятых лишь спустя неделю после этого допроса.

Тем не менее, 1 марта 2011 года помощник областного прокурора А. Капеко потребовал от суда приговорить Кутузова к двум годам колонии-поселению и к лишению права преподавать на те же два года.
14 марта судья Гарипова огласила приговор: два года лишения свободы условно с испытательным сроком три года. Приговор был обжалован в суде второй инстанции
.
26 мая 2011 судья Шадёркина оставила в силе приговор судьи Гариповой. Это решение также было обжаловано в кассации. 28 июля 2011 года Тюменский областной суд оставил приговор без изменений и он вступил в законную силу.
29 декабря 2011 года в Европейский суд по правам человека была направлена жалоба на нарушения, допущенные в ходе судебного процесса по этому делу. Жалоба касается того факта, что при рассмотрении уголовного обвинения были нарушены судом первой инстанции и не восстановлены судами апелляционной и кассационной инстанций право обвиняемого на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Конвенции), право свободно выражать свое мнение (статья 10 Конвенции), право на свободу мирных собраний и объединений (статья 11 Конвенции) и право на уважение собственности (статья 1 Протокола №1 от 20 марта 1952 года к Конвенции).
Эта жалоба зарегистрирована судом под номером 5565/12.

Несмотря на то, что суд не запретил Кутузову заниматься преподавательской деятельностью, 7 сентября 2011 года он был уволен из Тюменского государственного университета по статье Трудового кодекса "совершение аморального проступка, несовместимого с дальнейшим продолжение нетрудовой деятельности". Это увольнение также было обжаловано в Центральный районный суд Тюмени, а затем в Тюменский областной суд. Оба сочли увольнение законным, не приняв во внимание даже противоположное мнение Государственной инспекции по труду, которая посчитала увольнение незаконным.

Видеорассказы

Интервью Андрея Кутузова на 72.ру после оглашения приговора:
http://72.ru/text/person/373174.html



Подробности о деле:
https://vimeo.com/18606345

Назначенный экстремистом: дело Андрея Кутузова from Tyumen Kender on Vimeo.

Судебная хроника

  1. Отчёт о предварительном слушании 25 ноября 2010 года
  2. Отчёт о заседании 14 декабря 2010 года
  3. Процесс советского периода: отчёт Глеба Эделева (Движение против насилия, Екатеринбург) о заседании 14 декабря 2010 года
  4. Почему они боятся? Отчёт о заседании 12 января 2011 года
  5. Секретная наука и самозарождающаяся публика: отчёт о заседании 20 января 2011 года
  6. В магическом театре промежуточная интерлюдия: отчёт о заседании 27 января 2011 года
  7. Уроки экстремизма: отчёт Глеба Эделева о заседании 27 января 2011 года
  8. Вскрылись фальсифицированные вещественные доказательства обвинения: отчёт о заседании 17 февраля 2011 года
  9. А зачем в суде защитник и подсудимый? Отчёт о заседании 21 февраля 2011 года
  10. Судья отказывает во всём: отчёт о заседании 22 февраля 2011 года
  11. Магический театр: эндшпиль. Отчёт о заседании 25 февраля 2011 года
  12. Прокурор Капеко требует два года поселения: отчёт о заседании 1 марта 2011 года
  13. Выступление Андрея Кутузова в прениях на суде 9.03.2011: "конструирование реальности обвинения"
  14. Выступление адвоката Ладина в прениях 9.03.2011
  15. Последнее слово Андрея Кутузова 9.03.2011

Суд второй инстанции

  1. Отчёт о первом заседании суда 2 инстанции 16 мая 2011
  2. Некоторым VIP в суд можно и не ходить: отчёт о заседании 16 мая 2011
  3. Последнее слово Андрея Кутузова в суде 2 инстанции 26 мая 2011

Избранные публикации о деле

  1. Екатерина Петрова. Почему тюменским властям всюду мерещатся экстремисты? // Радио Свобода, 01.05.2010
  2. Иван Тулинский. "Тюменский анархокоммунист Андрей Кутузов: мы против господства чиновничьего аппарата" // Ямская слобода, №26 от 30 июня 2010 года.
  3. Маргарита Келлер. «Экстремизм» по-российски, или За что будут судить Кутузова // 72.ру, 11.10.2010
  4. В Тюмени преподавателя университета обвиняют в призывах к насилию над милицией //Газета.ру, 28.10.2010
  5. Екатерина Петрова. Кто подбрасывает на митингах экстремистские листовки? // Радио Свобода, 13.11.2010
  6. Дарья Мышленникова. Андрей Кутузов приглашает тюменцев в суд: интервью // Наш Город РУ, 15.11.2010
  7. А. Эпштейн и О.Лобанова. 83 тюменских экстремиста: филолог Кутузов против Центра "Э" // Liberty.ru, 10.12.2010
  8. Александр Литой. Группа анонимных соавторов // "Новая газета" № 144 от 22 декабря 2010 года.
  9. Борис Вишневский. Разжиганию не подлежат // "Новая газета" № 01 от 12 января 2011 года.
  10. Андрей Кутузов. "Филолог-экстремист" и тюменская Фемида // Liberty.ru, 21.02.2011
  11. Дания Гайсина. В Тюмени выявлены признаки фальсификации уголовного дела против гражданского активиста и преподавателя ТюмГУ Андрея Кутузова // "Новая газета" № 21 от 28 февраля 2011 года.
  12. За листовку «Ментов к стенке!» преподавателя тюменского вуза предлагают отправить в колонию-поселение //Газета.ру, 01.03.2011
  13. Алексей Иванов. Преподавателю Андрею Кутузову дадут реальный срок? // Комсомольская правда, 03.03.2011
  14. Борис Вишневский. Кутузову впаяли разжигание // "Новая газета" № 27 от 16 марта 2011 года.
  15. Елена Майсюк. Анархист экстремистского разлива // "Тюменская губерния" № 6, 26 марта-2 апреля 2011 года.
  16. А. Эпштейн, О. Васильев. «Состоят на учете как лица, склонные к экстремизму». Дело Андрея Кутузова, Тюмень // В книге «Полиция мыслей: власть, эксперты и борьба с экстремизмом в современной России». - Москва: Гилея, 2011
  17. Екатерина Петрова. Из Тюменского вуза за политические взгляды уволили педагога ? // Радио Свобода, 24.09.2011

Документы

Листовки

Экспертизы

Со стороны обвинения

  1. Эксперт Криминалистической лаборатории Управления ФСБ России по Свердловской области Светлана Мочалова в ходе исследования печатных материалов, изъятых у Кутузова во время обыска, нашла "экстремизм" в статье убитого адвоката-правозащитника Станислава Маркелова "Патриотизм как диагноз". Полный текст экспертизы.
  2. Лингвистическая экспертиза Светланы Мочаловой, в которой она признаёт экстремистским текст инкриминируемой листовки.
  3. Автороведческая экспертиза, в которой Светлана Мочалова "устанавливает", что у инкриминируемой листовки и у листовки "Пушкин тоже экстремист" один автор.
  4. Психолингвистическая экспертиза инкриминируемой листовки специалистами Уральского центра судебных экспертиз Ольгой Усовой и Дианой Архаровой

Со стороны защиты

  1. Автороведческое исследование кандидата филологических наук Е.В. Михальковой (ТюмГУ). Вывод: в инкриминируемой листовке кроме скопированных текстов реальных листовок содержатся инородные фрагменты, лексика и стилистика которых отличается от текстов за авторством Кутузова.
  2. Комплексное психолого-лингвистическое и автороведческое исследование коллектива учёных из Нижегородского государственного университета. Вывод: инородные фрагменты есть, и они могут принадлежать авторству другого лица. Кроме того, квалификация призывов как экстремистских не относится к компетенции психолого-лингвистического исследования, что перечёркивает предыдущие экспертизы, выполненные работниками ФСБ и Уральского центра судебной экспертизы.
  3. Внесудебное комиссионное социологическое исследование коллектива социологов из Нижегородского государственного университета. Вывод: сотрудники милиции не являются социальной группой ни в целом, ни по отдельности.
  4. Заключение о состоятельности автороведческой экспертизы С. Мочаловой, выполненное кандидатом филологических наук, доцентом М.А. Куниловской.

Видео

Видео, снятое отделом обеспечения общественной безопасности УВД г. Тюмени на том самом митинге 30 октября 2009 года. На нём хорошо видно, что Кутузов не раздаёт никаких листовок:

Уличная вечеринка "Extremizma.net" (Тюмень) from Tyumen Kender on Vimeo.

Видеорепортаж 72.ру с предварительного судебного заседания 25 ноября 2010:

Видеорепортаж 72.ру с судебного заседания 14 декабря 2010:



Видеорепортаж с судебного заседания 12 января 2011:



Видеорепортаж 72.ру с судебного заседания 17 февраля 2011:



Видеорепортаж 72.ру с судебного заседания 21 февраля 2011:

Интервью Андрея Кутузова и адвоката Ладина после судебного заседания 1 марта 2011:



Сюжет РЕН-ТВ после приговора:

Сюжет 72.ру после приговора:

Сюжет 72.ру после первого заседания суда 2 инстанции:

Аудио

Запись судебного заседания 14 декабря 2010, часть первая
Запись судебного заседания 14 декабря 2010, часть вторая

Запись судебного заседания 12 января 2011, часть первая:

Запись судебного заседания 12 января 2011, часть вторая:

Запись судебного заседания 20 января 2011, часть первая:

Запись судебного заседания 20 января 2011, часть вторая:

Запись судебного заседания 27 января 2011:

Запись судебного заседания 17 февраля 2011:

Запись судебного заседания 21 февраля 2011:

Запись судебного заседания 22 февраля 2011:

Запись судебного заседания 25 февраля 2011:

Запись судебного заседания 1 марта 2011:

Запись оглашения приговора 14 марта 2011:

Запись заседания в военном суде по обжалованию решения военного следователя 14 апреля 2011:

Запись заседания суда 2 инстанции 16 мая 2011:

Запись заседания суда 2 инстанции 24 мая 2011, часть 1:

Запись заседания суда 2 инстанции 24 мая 2011, часть 2:

Акции в поддержку Андрея Кутузова

Заявления общественных организаций

Общая подшивка материалов по делу

Прикрепленный файлРазмер
Иконка PDF Кассационное определение826.27 КБ
Поделиться

Было все примерно так, майор Сухарев ...?

+1
0
-1

Вечером 14 апреля в своей квартире был задержан Андрей Кутузов, преподаватель ТюмГУ и участник тюменской группы «Автономного действия». Повод задержания — обнаруженная у него некая «экстремистская листовка». Изъяли жесткий диск и принтер.

Задержан он был на 48 часов как подозреваемый по ст. 280 ч.1 «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» (к моменту истечения 48 часов статья может поменяться). Уголовное дело №200925408/14, ведет старший следователь следственного отделения РУ ФСБ по Тюменской области майор юстиции Анатолий Сергеевич Сухарев.

Дело касается проведения в Тюмени 30 октября 2009 года уличной вечеринки (митинга) против центров «Э» и раздававшейся там якобы «экстремистской листовки», неодобрительно отзывающейся о милиции. Та ли это листовка, которую нашли у Кутузова — пока не известно. На вечеринке раздавалась листовка примерно такого содержания.

Уведомление на тот митинг подавали пятеро:

Андрей Кутузов «Кендер»;
Вадим Постников (правозащитник);
Михаил Савелков «Джедай» (Левый фронт);
Павел Слободчиков «Спайк» («внеорганизационный» анархист);
Рустам Фахретдинов «Акбар» («Автономное действие»).

(Трое ранее задерживались центром «Э» на 48 часов по делу о росписи тюменских военкоматов пацифистскими лозунгами, произведенной в ночь с 1 на 2 апреля 2008 года (ст.214 ч.2, групповой вандализм, дело №20080674174 от 04.12.2008, вело Главное следственное управление при ГУВД области). Кутузова и Фахретдинова свинтили 29 января 2009 года на квартирах, Слободчикова — 25 февраля того же года в здании ТюмГУ. Через два дня отпустили, а в августе дело и вовсе закрыли. Задерживали именно их потому, что они трое, по иронии судьбы, подавали уведомление на несколько предшествующих митингов).

Следователь Сухарев пошел тем же «классическим» российским путем: первого в списке организаторов митинга объявил подозреваемым, остальных свидетелями. Утром 15 апреля он им выписал повестки явиться на допрос. Савелкову вручили на работе — «явиться к 17.00», Фахретдинова пытались вызвать по телефону, тот отказался, и тогда повестку привезли домой и отдали маме — «явиться 16 апреля к 17.00» (на бланке стояло «явиться 15 апреля к 17.00», но мама заявила об абсурдности требования, и тогда исправили на 16-е). Постникова тоже пытались по телефону, он тоже отказался, а из дома на всякий случай ушел гулять. Слободчикова вообще не нашли.

На повестках почему-то стоит печать с надписью «Для пакетов».

Кутузов защищает тот же адвокат, что и по делу о раскраске военкоматов — Алексей Ладин. 48 часов истекают вечером 16 апреля.

Поделиться

Свобода

+1
+1
-1

Я на свободе, сегодня меня выпустили из ИВС.
Сейчас под подпиской о невыезде, дело по статье 280, часть 1 ведёт ФСБ.
Пока больше ничего писать не буду, ещё с адвокатом советоваться надо. В понедельник, наверное, будет какое-нибудь заявление для прессы.
Огромное спасибо всем, кто поддерживал эти дни.

Поделиться

Почему тюменским властям всюду мерещатся экстремисты?

+1
0
-1

Итак, "дело" моё ползет пока своим чередом. Системный блок, ноутбук и телефон мне так до сих пор и не вернули, и, кажется, даже экспертизу по ним не назначили. С экспертизой по той-самой-листовке обещают ознакомить на днях.
Тем временем, в Барнауле прошёл концерт солидарности с политзаключёнными, часть средств с которого организаторы отправили мне на оплату адвоката, а на первомайском митинге в Уфе в резолюцию включили требование о прекращении преследований социальных активистов, в том числе и меня. Не то чтобы я уж больно крутой социальный активист, но спасибо ребятам за поддержку.
И вот ещё хорошая передача вышла про всё это на "Радио Свобода", даже добавить особо нечего, так что считайте очередным пресс-релизом:
Почему тюменским властям всюду мерещатся экстремисты
Екатерина Петрова (Екатеринбург)...

Екатерина Петрова: В Тюмени под подозрение в экстремизме попал анархист. Около двух недель назад участника Всероссийского движения "Автономное действие" Андрея Кутузова задержали сотрудники ФСБ по подозрению в совершении преступления по 280-й статье. Ему предъявили листовку с экстремистскими высказываниями.

История эта началась еще в октябре 2009 года. Андрей Кутузов, преподаватель Тюменского госуниверситета, кандидат филологических наук, стал одним из организаторов митинга протеста против "произвола" органов правопорядка и, в частности, отдела по борьбе с экстремизмом при ГУВД Тюменской области. На митинге, где, к слову, присутствовали активисты самых разных общественных организаций, раздавались листовки, в которых описывались действия отдела "Э". Акция прошла спокойно, никаких претензий к манифестантам у милиции не возникло.

Спустя полгода, в апреле 2010, в квартире Кутузова прошел обыск. Его задержали на 48 часов и предъявили листовку с экстремистскими призывами, автором которой, по версии следствия, является Кутузов. Сам он утверждает, что это явная подделка. Кутузов не исключает, что попал под усиление, старт которому был дан после мартовских терактов в Москве.

Андрей Кутузов: Пока нам еще не показали подробную экспертизу этой листовку, то есть что именно там. Там нелицеприятные высказывания в адрес милиции. Они пытаются доказать, что я ее изготовлял, распространял. Хотя она даже по стилю написания, по используемым там лексическим оборотам явно не соответствует тому, что я мог бы написать, включая то, что она просто содержит орфографические ошибки. У меня все-таки кандидатская степень по филологии. Реальные листовки были посвящены как раз проблеме в стране. Мы рассказывали в них – почему мы проводим этот митинг, что нам не нравится. Мы считаем, что они созданы как политическая полиция, то есть они созданы не для того, чтобы раскрывать преступления, а, условно говоря, чтобы давить оппозицию.

Екатерина Петрова: Взаимоотношения между анархистами и отделом "Э" в Тюмени довольно сложные. В прошлом году сотрудники этой структуры задерживали нескольких человек, в том числе и из "Автономного действия". Их заподозрили в вандализме, в частности, нанесении антивоенных надписей на стены военкоматов. Тогда это дело развалилось.

Вообще, гражданская активность, особенно, т.н. внесистемная, тюменскими властями, мягко говоря, не приветствуется. Так считает секретарь по идеологии тюменского обкома КПРФ Максим Карпиков. По его мнению, еще со временем губернаторства нынешнего руководителя аппарата правительства России Сергея Собянина, была выстроена система тотального контроля любых оппозиционных проявлений в Тюменской области.

Максим Карпиков: Получилось так, что на сегодняшний момент все оппозиционное поле, скажем так, зачищено. Со стороны ГУВД ведется системный контроль представителей оппозиции вплоть до того, что составляются так называемые списки потенциальных экстремистов. И постоянно правоохранительные органы проводят профилактические мероприятия по отношению к этим лицам. В частности, эти левые молодежные организации, в том числе анархисты, представителем которых является Андрей Кутузов, выступали против такой политики.

Екатерина Петрова:Впрочем, несмотря на такой жесткий контроль, движение анархистов в Тюмени даже набирает обороты. Сами они называют себя либертарными коммунистами, сотрудничают с левыми партиями и движениями, устраивают массовые акции.

В начале апреля анархисты провели антивоенный концерт, в марте приняли участие в митинге протеста против повышения тарифов ЖКХ, а зимой выступали за радикальную реформу милиции. Все эти акции проходили строго в рамках закона, с подачей уведомления и санкцией городских властей. Эксперты считают, что одной из причин подобного расцвета нетрадиционной для современности идеологии является слабость демократического лагеря. Это свойственно всем российским регионам, однако, если в соседнем Екатеринбурге, к примеру, ячейка "Яблока" довольно сильна, то в Тюмени - демократические и правые партии, по сути дела, существуют лишь на бумаге, говорит политолог Андрей Семенов. Семенов отмечает, что тюменские анархисты абсолютно интегрированы в правое поле.

Андрей Семенов: Это "Автономное действие", которое представляет, в том числе, Андрей Кутузов, по сравнению с другими регионами такое довольно интеллигентное, что ли, там можно сказать. Потому что они знают легальные способы. Они легальными способами предъявляют свои требования, свои протесты и т. д. Тут, может быть, сыграл тот фактор, что Андрей Кутузов – кандидат филологических наук, он преподаватель и т. д. Они не подполье, скажем так. Если бы у них немножко другие взгляды были, они вполне могли бы стать "яблочниками" или еще кем-то. Здесь есть какая-то проблема в том, что другие оппозиционные партии, в принципе, пустуют. Вот они самые активные получаются, эти анархисты. Слабость оппозиционных партий, либеральных партий, социал-демократических, "Яблока", "Правого дела" налицо.

Екатерина Петрова: Андрей Семенов полагает, что власти просто не знают, что делать с подобными социальными течениями, и вообще с гражданской активностью в целом. Четкой и недвусмысленной позиции по этому вопросу в Москве не выработано, что сказывается в политике на местах. Добавлю, что в региональном управлении ФСБ по Тюменской области отказались от каких-либо комментариев по ситуации вокруг Андрея Кутузова.

Экспертное мнение

Андрей Пионтковский, политолог: Наш коллега, пострадавший в Тюмени от так называемых правоохранителей, анархист. Я член партии "Яблоко" – другая политическая ориентация. Но мне принадлежит сомнительная честь. В 2007 году я был первым, кого преследовали по новоиспеченному закону – по обвинению в экстремизме за мои статьи и книги. Обвинение, тем не менее, было не менее абсурдным. Например, меня обвиняли, цитирую дословно, "в разжигании ненависти к русскому, американскому и еврейскому народов". Совершенно ясно уже было тогда, и вся последующая практика применения этого закона подтвердила, что этот закон – это ремейк знаменитой сталинской статьи Уголовного кодекса об антисоветской агитации и брежневской статьи, соответственно, о распространении сведений, порочащих советскую действительность. Направлен он, конечно, не для борьбы с теми, кто взрывает отделения милиции и станции метро, а на политических противников режима, которые действуют в правовом конституционном поле. Сейчас на наших глазах готовится вторая серия этой операции. В Думу внесен закон, позволяющий ФСБ, во-первых, выносить предупреждение потенциальным экстремистам, а, кроме того, просто задерживать для начала на 15 суток, а дальше, как будет видно. Видимо, они разочарованы все-таки – им мало кого удалось посадить в тюрьму. В частности, я после 2-летнего процесса был оправдан Бауманским судом города Москвы. Я думаю, что одним из требований демократической реформы, той политической модернизации, о которой так много и так красиво говорит президент Медведев, должна быть полная отмена закона об экстремизме и сопутствующих к нему указов, административных положений.

Поделиться

В Тюмени продолжаются допросы по делу об «экстремистской» листовке

+1
0
-1

(Пресс-релиз по делу А.Кутузова)
5 мая в РУ ФСБ по Тюменской области в рамках дела об изготовлении и распространении на митинге 30 октября 2009 года некоей «экстремистской» листовки допросили известного тюменского правозащитника Вадима Постникова. Экспертиза самой листовки по-прежнему не готова. Но то, что ее авторство принадлежит центру «Э», а не подозреваемому Андрею Кутузову, доказывает уже тот факт, что в тексте листовки допущены орфографические ошибки. А Кутузов имеет кандидатскую степень по филологии и работает преподавателем университета.

Правозащитник Вадим Постников рассказал, что его расспрашивали о том, какие листовки распространялись на митинге, о местных оппозиционных сайтах и отдельных активистах. Особый интерес у сотрудников ФСБ вызывало либертарно-коммунистическое движение «Автономное действие» и вообще деятельность анархистов в городе. «Они меня спросили: какого формата была листовка? Я ответил, что я лично распространял листовку формата А4», - рассказал Постников. «Потом начали задавать какие-то странные вопросы про моих знакомых: почему люди так странно одеваются, почему не женятся, кто кому первый звонит, от кого исходила инициатива при организации акции 30 октября, кто под каким ником публикует информацию на сайте голоса.инфо. Я им объяснил, что тоже одеваюсь «странно», когда иду на допрос. У меня нет на одежде ни одного кармана – на всякий случай, чтобы ничего не подкинули», - продолжает Вадим.

Между тем Андрею Кутузову, подозреваемому в изготовлении и распространении «экстремистской» листовки, до сих пор не предъявили обвинения.

Рассказывает адвокат Андрея Алексей Ладин: "Сейчас идёт предварительное следствие. Я и мой подзащитный по-прежнему утверждаем, что Кутузов не изготавливал и не распространял инкриминируемую ему листовку. К митингу 30 октября организаторы готовили и затем распространяли две совсем другие листовки, они вполне доступны и у многих участников митинга сохранились. Вот они, прикреплены к этому пресс-релизу, можете сами на них взглянуть и оценить степень «экстремизма».

Что касается инкриминируемой листовки, то она находится в материалах следствия. Нас до сих пор даже не ознакомили с экспертизой этой листовки. Более того, следствие отказалось показать нам видеозапись того самого митинга, которую вела пресс-служба ГУВД. О причинах мы можем лишь гадать".

Напомним, что на митинге 30 октября собравшиеся требовали расформировать центры по борьбе с экстремизмом. 14 апреля в рамках этого же дела прошёл обыск у тюменского гражданского активиста Андрея Кутузова, преподавателя ТюмГУ, затем он был задержан на 48 часов. Кутузов и Постников участвовали в организации митинга.

Листовки можно посмотреть в отчёте о митинге, опубликованном по адресу http://avtonom.org/node/4011

Дополнительная информация: +7-912-078-9908, адвокат Кутузова Алексей Ладин

ИА «ИКД»
http://www.ikd.ru/node/13378

Поделиться

Суд признал вынесение подписки о неразглашении незаконным

+1
0
-1

24 мая в Центральном суде Тюмени прошло заседание под председательством судьи Казакова. Он признал незаконным тот факт, что следователь РУ ФСБ по Тюменской области А.С. Сухарев 16 апреля вынес Андрею Кутузову (то есть, мне) подписку о неразглашении данных предварительного следствия. Решение принято на основании определения Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 года №467-О. Теперь подписка должна быть отменена.
Само постановление будет готово в течение 5 дней.
Вообще, решение суда совпало с банальной логикой: если подозреваемому вынеcена подписка о неразглашении, то как ему собственную защиту осуществлять? Ведь получается, он вообще никому не может ничего сообщить о деле, даже собственному адвокату.

Предыдущие тексты по этому делу:
Почему тюменским властям всюду мерещатся экстремисты?
В Тюмени продолжаются допросы по делу об «экстремистской» листовке

Поделиться

Конституционный суд изучит незаконные подписки ФСБ, МВД и Следственного комитета

+1
0
-1

Юристы Межрегиональной правозащитной Ассоциации “АГОРА” обратились в Конституционный суд России с фактами неисполнения определений суда следователями ФСБ, Следственных комитетов при МВД и прокуратуре России.
Поводом стала повсеместная негативная практика следователей и многочисленные решения судов в регионах страны, признавшие незаконность отбирания с подозреваемых и обвиняемых подписок о неразглашении данных предварительного следствия. Последнее аналогичное постановление суда сегодня получил на руки тюменский анархист, кандидат филологических наук и преподаватель Тюменского государственного университета Андрей Кутузов.

Судья Центрального районного суда Тюмени Олег Казаков признал незаконными действия старшего следователя следственного отдела регионального управления ФСБ по Тюменской области Анатолия Сухарева, который отобрал подписку о неразглашении данных предварительного расследования у подозреваемого в экстремизме Андрея Кутузова. Суд принял такое решение, несмотря на протесты старшего помощника прокурора Тюменской области А. Капеко, и обязал руководителя следователя устранить допущенные нарушения прав активиста.

Между тем, следственные органы правоохранительных ведомств часто угрожают дополнительной уголовной ответственностью подозреваемым и обвиняемым, отбирая у них незаконные подписки о неразглашении и не обращая никакого внимания на определения Конституционного суда, объяснявшего недопустимость таких действий. В обращении в суд правовые аналитики Ассоциации АГОРА отмечают, что чаще всего органы следствия налагают такую незаконную обязанность в рамках общественно-резонансных дел для укрытия от СМИ и общественности фактов допущенных ими же грубых нарушений законодательства. В последнее время публичное освещение действий следственных органов в ряде случаев позволяет восстановить нарушенные права граждан, отмечают правозащитники.

Кроме дела Андрея Кутузова Ассоциация АГОРА приводит еще несколько фактов. 9 февраля 2010 года следователь УВД по Краснодару отобрал подписку о неразглашении данных предварительного следствия у лидера правозащитной организации “ЭТнИКА” Анастасии Денисовой. 13 мая 2010 года производство по жалобе на эти действия было прекращено из-за прекращения уголовного преследования в отношении Денисовой за отсутствием в ее действиях состава преступления и принесения ей официальных извинений.

Во время расследования уголовного дела в отношении обвиняемого в экстремизме блоггера Дмитрия Соловьева с августа 2008 по апрель 2009 года следователь СКП РФ по Кемеровской области 6 раз незаконно отбирал подписку о неразглашении с активиста, а 21 мая 2009 года суд признал эти действия незаконными. В июле 2007 года следователь прокуратуры Самарской области отобрал аналогичную подписку у Николая Уткина, а после обращения защитников обвиняемого в суд руководитель следственного управления отменил это решение. После жалобы в суд прокурор Абакана отменил подписку о неразглашении в отношении главного редактора интернет-журнала “Новый фокус” Михаила Афанасьева в 2006 году. То есть можно говорить о сложившейся негативной практике, которая нарушает права подозреваемых и обвиняемых. В своем обращении в Конституционный суд правозащитники перечислили только те дела, в которых принимали участие юристы Ассоциации и сотрудничающие с ними адвокаты.

- В нашем обращении указано, что обязательность решений Конституционного суда России установлена федеральным законом. За их неисполнение предусмотрена ответственность вплоть до уголовной, - отмечает председатель Межрегиональной правозащитной Ассоциации “АГОРА”, кандидат юридических наук, доцент Павел Чиков. - Ранее Европейский суд по правам человека по делам против России неоднократно указывал, что отсутствие механизма исполнения судебных решений дискредитирует саму сущность правосудия. Кроме того, известно, насколько ревностно суды общей юрисдикции и следственные органы относятся к вторжению Конституционного суда России в сферу уголовного-процесса. Это судейский орган и без того в последние годы сильно сдал позиции как гарант конституционных прав россиян. Отсутствие каких-либо санкций за откровенное игнорирование его решений силовиками лишает граждан еще одной гарантии своих свобод.

Аналогичное обращение с просьбой принять меры реагирования направлено в адрес Генерального прокурора России, поскольку именно прокуратура является органом, надзирающим за законностью при производстве предварительного следствия.

Ознакомиться с примерами решений судов по отбиранию незаконных подписок о неразглашении можно здесь:
http://www.openinform.ru/fs/j_photos/openinform_244.pdf
http://www.openinform.ru/fs/j_photos/openinform_184.jpg
http://www.openinform.ru/fs/j_photos/openinform_185.jpg

http://openinform.ru/news/survey/31.05.2010/18410

Поделиться

Суд по изъятым у Андрея Кутузова компьютерам и телефону ПЕРЕНЕСЁН НА 9 ИЮНЯ!

+1
0
-1

В среду 9 июня состоится очередной суд по моему делу. На этот раз защита подала жалобу на бездействие следствия - компьютер, ноутбук и телефон были изъяты почти два месяца назад, а по ним даже не назначили экспертизу. То есть, похоже, они просто стоят где-то там в закромах у следствия. Между тем, без компьютера (а главное, информации на нём) мне, естественно, не слишком удобно заниматься своими прямыми профессиональными обязанностями. Так что адвокат мой просит, чтобы суд обязал следствие сделать хоть что-нибудь: или назначить экспертизу или вернуть изъятые вещи.
Заседание открытое, состоится в 15 часов в Центральном районном суде города Тюмени. Кабинет 611, судья Белоусова. Все желающие - приходите.

Поделиться

В тюменском ФСБ нет специалистов по компьютерам?

+1
0
-1

Центральный районный суд Тюмени сегодня решил, что нет никаких нарушений в том, что следователь РУ ФСБ А.С. Сухарев уже почти два месяца не назначает экспертизу по компьютерам и телефону, изъятым 14 апреля в ходе обыска у преподавателя ТюмГУ и общественного активиста Андрея Кутузова. Обыск прошёл в рамках дела по статье 280.1 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»), искали «экстремистские» листовки.
С тех пор следствие к изъятым компьютерам даже не притрагивалось, как подтвердил сегодня в судебном заседании следователь Сухарев. Он мотивировал это (внимание) тем, что ФСБ вот уже почти два месяца не может найти подходящего специалиста, который мог бы осуществить экспертизу компьютера и ноутбука. Как только специалист будет найден — тут же будет назначена экспертиза. Когда найдётся специалист, следователь сказать затруднился. Судья Белоусова сочла эти доводы убедительными и в жалобе защиты отказала, сообщив в своём вердикте, что следователь имеет право самостоятельно решать, когда назначать или не назначать любые экспертизы.

Таким образом, получается, что Региональное управление ФСБ по Тюменской области не в состоянии найти мало-мальски грамотного в информационных технологиях человека, который смог бы включить изъятые компьютеры и убедиться в наличии или отсутствии там «экстремистских» материалов. Неужели защите пора задуматься о том, чтобы предоставить чекистам такого специалиста за свой счёт? Ведь время идёт, а компьютер для университетского преподавателя — это основной рабочий инструмент.
Интересы Андрея Кутузова представляет адвокат А.А. Ладин при поддержке Межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора».

Поделиться

Листовка, инкриминируемая Андрею Кутузову, вынесена на суд общественности

+1
0
-1

Защитник Андрея Кутузова, подозреваемого в распространении экстремистской листовки, решил вынести эту листовку на «общественную экспертизу». Защита утверждает, что листовка сфальсифицирована и Кутузов не изготавливал и не распространял её.

Говорит А.А. Ладин, адвокат Андрея Кутузова:
"Итак, вот уже два месяца следствие никак не может ознакомить нас с заключением эксперта по «экстремистской» листовке, изготовление и распространение которой вменяют моему подзащитному Андрею Кутузову. Почему — неизвестно, ведь экспертиза была проведена, со слов следователя, ещё до задержания Кутузова.
Эта экспертиза как раз и есть тот самый документ, который вроде как должен доказывать сам факт совершения преступления: она обосновывает «экстремистский» характер листовки. И ознакомить с ней должны были уже давно. Но, тем не менее, следствие не даёт возможности ознакомиться с текстом экспертизы ни подозреваемому, ни адвокату. Поэтому мы выкладываем инкриминируемую листовку (точнее, её фотографию, которой располагает защита) на экспертизу общественности. Посмотрите сами на эту листовку, оцените её (она приложена к этому материалу).
А потом взгляните на вот эти два текста, которые были размещены в Интернете ещё в октябре 2009 года (то есть, даже до митинга 30 октября): «Акции протеста против деятельности центров «Э» пройдут в 10 городах России» (http://golosa.info/node/3666) и «День единых действий против центров «Э»: 30 октября» (http://golosa.info/node/3660). Это реальные материалы к всероссийской кампании за расформирование центров по борьбе с экстремизмом.
Мы даже не будем пока давать никаких конкретных комментариев. Просто сравните инкриминируемую листовку и эти тексты и найдите отличия, так сказать, чужеродные элементы. И подумайте, кто и с какой целью мог вставить в текст эти чужеродные элементы. А главное — мог ли это сделать Андрей Кутузов, один из официальных организаторов митинга 30 октября 2009 года?"
На всякий случай напоминаем, что реальные листовки, раздававшиеся на том митинге, доступны по адресам
http://avtonom.org/sites/default/files/store/extremi... и
http://avtonom.org/sites/default/files/store/extremi....

Прикрепленный файлРазмер
Иконка изображения listovka.jpg396.11 КБ
Поделиться

Высказывание погибшего адвоката Станислава Маркелова признано экстремистским

+1
0
-1

Подозреваемому в публичных призывах к экстремисткой деятельности (ст. 280 УК РФ) преподавателю Тюменского государственного университета анархисту Андрею Кутузову выдана копия экспертного заключения на изъятую у него литературу и листовки. В частности, экспертом Криминалистической лаборатории Управления ФСБ России по Свердловской области Светланой Мочаловой проанализирована статья Станислава Маркелова «Патриотизм как диагноз» и еще несколько статей, опубликованных в журнале «Автоном» N31. На основе этого анализа эксперт делает вывод, что в журнале «содержится информация экстремистской направленности, а именно – насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, возбуждение социальной розни, нарушение свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной принадлежности».

Полный текст экспертизы изъятых у Кутузова материалов

Цитата из статьи Станислава Маркелова «Патриотизм как диагноз» иллюстрирует следующее утверждение эксперта: «Чаще всего в исследуемом материале используются отрицательные оценки и действия того, по отношению к чему должно быть выполнено действие, а именно к власти в современной России» (стр.14-15). Текст «Патриотизм как диагноз» опубликован на многих сайтах, включая сайт организации Маркелова – Института Верховенства Права и вошел в сборник трудов Маркелова, вышедший в мае этого года.

Приводим выдержки из текста Маркелова, в котором эксперт обнаружил информацию экстремистской направленности:
«Не надо делать разницу между патриотизмом и национализмом. Великодержавные призывы с высоких трибун оборачиваются национальными погромами на улицах, а стояние со свечками на паперти вчерашних коммунистических атеистов провоцирует мракобесие и средневековье.
Не надо думать, что это глупость власти. Люди, у которых отняли будущее, озлоблены на всех и готовы немедленно выплеснуть свою злость. Властям выгодно, чтобы ненависть вылилась на нищих гастарбайтеров, а не на воровские мерседесы с мясной начинкой из новых русских.
Наша власть боится горящих мерседесов, потому что сама на них ездит, ей намного проще сокрушаться по поводу очередных национальных погромов, одновременно пинками подталкивая недовольных к ним.
Они - временщики, их задача нажиться и не упустить власть. А народом они жертвуют как разменной монетой, кидая в обмен на собственное благополучие и безопасность наркотик патриотизма».
(Журнал «Автоном» N31, Осень 2009, статья «Патриотизм как диагноз»)

Другим наиболее ярким высказыванием Светланы Мочаловой можно считать заявление, что фразу «Фашизм - это элемент кремлевской кукловодческой политики, нужный властям для всякого рода провокаций и показательных кампаний» (журнал «Автоном» N28) можно считать призывом к возбуждению социальной розни в силу того, что здесь использована «форма смысловой свертки» (стр.12). Также, эксперт утверждает, что призыв "Не служи!" относится и к военной, и к альтернативной службе, хотя слово "альтернативный» в исследуемых материалах не присутствует (стр.18).

Кроме журнала «Автоном» N31, эксперт признала экстремистскими две листовки, один плакат, четыре журнала, газету и брошюру – издания анархистских организаций и движений. Заключение эксперта не является окончательным – решение о признании материалов экстремистскими принимает суд.

Между тем, защищающая Кутузова Межрегиональная правозащитная Ассоциация "АГОРА" инициировала проведение независимого комплексного исследования в одном из государственных университетов России. В целях исключения давления на экспертов со стороны ФСБ название вуза не уточняется.
- Это заключение явно необоснованно, - отмечает адвокат, правовой аналитик Ассоциации АГОРА Рамиль Ахметгалиев. - Эксперт вышел за пределы своих полномочий, отвечая на вопрос о наличии или отсутствии экстремизма. Суды не раз обращали внимание, что эксперты не вправе отвечать на правовые вопросы, это компетенция исключительно суда. Наличие или отсутствие экстремизма - это вопрос права, который отношения к филологии не имеет. Лингвисты вправе были сделать вывод о наличии или отсутствии призывов, высказываний уничижительного, оскорбительного характера, но никак об экстремизме.

Сторонник "Автономного Действия" Андрей Кутузов подозревается в изготовлении и распространении листовки с экстремистскими призывами в отношении сотрудников милиции. Сам Кутузов утверждает, что листовка была сфальсифицирована.

Подробности дела Андрея Кутузова

Информационная служба движения «Автономное действие»

Дополнительная информация:

в Тюмени: +7-912-078-9908 (адвокат Андрея Кутузова, Алексей Ладин) +7-922-265-7064 (Андрей Кутузов)

в Москве: 8-926-206-93-72 (Информационная служба "Автономного Действия")

http://avtonom.org/node/12601

Поделиться

Вернули ноутбук, проведено автороведческое исследование

+1
0
-1

Вчера, 2 августа, следователь ФСБ Сухарев вернул мне ноутбук, изъятый при обыске 14 апреля. Системный блок компьютера возвращён не был, следователь сказал “там кое-что нашли”. На вопрос “что именно?” он ответил “Фотографии с митинга”. Это несколько странно, если вспомнить, что у следствия и так есть полная видеозапись митинга 30 октября 2009 года, на котором вроде как раздавалась та самая листовка. Как сказал Сухарев, “может быть, подумаем, и системный блок тоже вернём”.

Кроме того, вчера мы с адвокатом заявили ходатайство о приобщении к делу независимого автороведческого исследования, проведённого, собственно, по заказу адвоката. Исследование проведено специалистом, кандидатом филологических наук. Если кратко, выводы исследования заключаются в том, что инкриминируемая листовка действительно скомпилирована из текстов «День единых действий против центра “Э”: 30 октября» и «Акции протеста против деятельности центра “Э” пройдут в 10 городах России», но при этом содержит инородные фрагменты. Эти фрагменты стилистически и коммуникативно неоднородны с остальным текстом, что позволяет предположить иное авторство (то есть, не моё). Кроме того, автор исследования провёл сравнительный анализ инородных фрагментов и моих текстов (из блога и с других сайтов). Этот анализ выявил значительные расхождения между моим идиолектом (личным языком) и лексикой инородных вкраплений. Соответственно опять же делается вывод о том, что вероятность того, что автором инородных фрагментов являюсь я, крайне низка. О том, кто же тогда является их автором,я предлагаю читателям догадаться сами. Приобщат ли это исследование к делу, станет известно в ближайшие дни.

Интересно, что опять же 2 августа Сухарев всё-таки согласился провести подобное исследование и со стороны следствия (раньше как-то всё отказывался) и ознакомил нас с соответствующим постановлением. Материалы для исследования он направил - сюрприз! - опять в лабораторию криминологической экспертизы при ФСБ Свердловской области. Там же будет проведена техническая экспертиза, которая должна ответить на вопрос о том, могла ли инкриминируемая листовка быть напечатана на моём принтере. Вместе с изъятым принтером, видимо, отправят.
К отправленному зачем-то приложили некий “CD-диск с 5 файлами”, вроде как изъятый у меня 14 апреля. На вопрос “что за файлы?” следователь туманно ответил “относящиеся к центру ”Э“”. На всякий случай, сразу хочу сказать, что я вообще редко нарезаю файлы на cd-болванки, а уж тем более - файлы по давно прошедшему митингу. Более того, невозможно быть уверенным в том, что этот диск был действительно изъят у меня, потому что в протоколе обыска стоит просто “компакт-диски различного формата (CD,DVD) в количестве 104 штук в пластмассовых футлярах и упаковках”. То есть, проверить ничего нельзя и нисколько не удивлюсь, если на этом диске внезапно окажется какой-нибудь жуткий экстремизм или там планы покушения на президента. Ну, посмотрим.

Поделиться

Преподавателю Тюменского госуниверситета ФСБ предъявила обвинение в призывах к насилию над милицией

+1
+5
-1

На основании листовки “Долой политические репрессии! Ментов к стенке!” эксперт ФСБ сделал вывод о возрасте, образовании, национальности и сфере деятельности ее автора.
Сегодня старший следователь следственного отделения Управления ФСБ России по Тюменской области А.Сухарев предъявил обвинение преподавателю Тюменского государственного университета, кандидату филологических наук Андрею Кутузову в “публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности” (часть 1 статьи 280 Уголовного кодекса России), сообщает корреспондент Открытого информагентства. Интересы гражданского активиста по инициативе Межрегиональной правозащитной Ассоциации “АГОРА” представляет адвокат Алексей Ладин.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого сотрудник ФСБ Сухарев утверждает, что Кутузов “с использованием компьютерной техники изготавливал листовки с названием “Долой политические репрессии! Ментов к стенке!”, в тексте которых содержалась информация, призывающая к осуществлению насильственных действий в отношении сотрудников Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Тюменской области”. При этом следователь заявляет, что Кутузов является организатором и активным участником общественно-политических публичных мероприятий протестного характера, направленных на возбуждение социальной розни, на дестабилизацию общественно-политической обстановки в регионе, поддерживает деятельность и разделяет “политические позиции, взгляды и убеждения российских неформальных анархистских и анархо-коммунистических (либертарных) движений, таких как “Автономное действие” и других общественных организаций, выступающих против законной деятельности государственных органов Российской Федерации”.

Листовка, за которую подвергся уголовному преследованию Андрей Кутузов, якобы была подготовлена для митинга протеста против нарушения прав граждан сотрудниками центров “Э” и за их упразднение, прошедшего в конце октября прошлого года. К самому мероприятию, на уведомление о котором администрация Тюмени дала положительный ответ, правоохранительные органы претензий не имели.

ФСБ провела автороведческую и техническую экспертизу и пришла к выводу, что “автор и исполнитель” текста инкриминируемой листовки тот же, что и у других текстов-анонсов митинга 30 октября 2009 года, которые действительно делал Андрей Кутузов. Дальше эксперт пишет, что автор “мужчина 25-30 лет с высшим гуманитарным образованием, навыками публицистической речи, русский, работающий в сфере, связанной с преподаванием или журналистикой”. “Странно, что мой рост и вес не определила”, - шутит Андрей Кутузов.

Гражданский активист и преподаватель вину не признает. Он говорит, что действительно не раз организовывал различные публичные акции, но только не связанные с дестабилизацией ситуации в области: “Нужно очень постараться, чтобы отыскать возбуждение социальной розни в митинге 30 октября 2009 года. Ни один из пяти организаторов митинга, включая меня, не помнит такой листовки. Призывы к физическому насилию к сотрудникам милиции не входили и не могли входить в цели митинга. Чтобы обратить внимание общества на постоянные нарушения законов со стороны работников центра “Э” и на необходимость их расформирования, никаких массовых расстрелов не требуется”.

Андрей Кутузов отмечает, что отсутствие такой листовки можно легко проверить, просмотрев милицейскую видеозапись митинга (съёмка велась от начала до конца), которую следствие до сих пор не предоставило.

- Следствие почему-то считает, что я имею некую личную неприязнь к сотрудникам тюменского центра по противодействию экстремизму и именно поэтому якобы изготовил такую листовку. Это ничем не обосновано, - объясняет цель своего преследования обвиняемый преподаватель. - Скорее всего, имеет место обратная ситуация: у некоторых работников тюменского центра “Э”, по-видимому, наблюдается личная неприязнь ко мне. Возможно, это связано с событиями 2009 года, когда лишь недавно созданный центр “Э” уже пытался обвинить меня и моих товарищей в “вандализме”. В результате в августе 2009 года уголовное преследование в отношении меня было прекращено, а в отношении сотрудников центра “Э”, наоборот, возбуждено за избиение свидетеля. Возможно, там и следует искать корни нового дела, по которому сейчас я прохожу обвиняемым.

Андрей Кутузов уверен, что его преследуют за политические убеждения, которые не устраивают “кого-то при власти и чинах”.

Ознакомиться с постановлением о привлечении Андрея Кутузова в качестве обвиняемого можно в прикреплённом файле.

http://openinform.ru/news/pursuit/12.10.2010/20850

Контакты:
Андрей Кутузов: +7-922-265-7064
Алексей Ладин: +7-912-078-9908

Прикрепленный файлРазмер
Иконка PDF Постановление2.23 МБ
Поделиться

Продолжение Дела об Экстремистской Листовке (плюс синопсис предыдущих серий плюс тематическое видео)

+1
+3
-1

Вот у нас в стране есть такой интересный стереотип - “милиция просто так дела не заводит, раз взяли тебя в оборот, значит, заслужил чем-то”. В последнее время, правда, этот стереотип сдал позиции, но всё ещё силён. Напоминать про то, что виновность у нас определяет не следствие, а суд, обычно бесполезно. Но я попробую напомнить.
Так вот, у меня закончилось ознакомление с делом. Да, тем самым делом по статье 280 часть 1 (Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности). Антисоветчина, короче.

На всякий случай, излагаю краткое содержание предыдущих серий, если кто забыл. Региональное управление ФСБ по Тюменской области обвиняет меня, Андрея Кутузова, в том, что на митинге 30 октября 2009 года я раздавал прохожим листовку весьма экстремистского содержания. В частности, в листовке фигурируют фразы вроде “ментов к стенке” и “разрисовывайте стены тюменского Центра по борьбе с экстремизмом”.

Как развивались события? Итак, 30 октября прошлого года в Тюмени действительно прошёл митинг за расформирование центров “Э” (в рамках общероссийской кампании), и я был одним из его организаторов. Акция прошла нормально, милиция присутствовала в огромных количествах, но не вмешивалась, завершилось всё мирно, без каких-либо инцидентов, вот даже отчёт есть.
Общероссийская кампания “Экстремизма.нет” была широкой, но заявленных целей не достигла - Департамент по борьбе с экстремизмом никто не расформировал, уголовные дела по “экстремистским” статьям никто не закрыл. Ну что ж - участвовавшие движения и индивидуальные активисты переключились на другие дела, не забывая, конечно, при случае высказать своё мнение о политических преследованиях (ради которых и создавались центры “Э”). Так поступили и тюменские анархисты, а о митинге 30 октября лишь вспоминали иногда при случае - “вот, красиво там было, темнота, фаер-шоу, музыка...” Оказалось, зря забыли.

Но прерву рассказ, ненадолго вернувшись в настоящее (и, одновременно, в прошлое). В процессе ознакомления с делом я заполучил видео, которое снимали на митинге 30 октября 2009 года милиционеры из отдела обеспечения общественной безопасности УВД г. Тюмени. Выкладываю его здесь полностью, без каких-либо купюр. Убедитесь сами, что на видео нет ни одного момента, где я вообще держу в руках хоть какую-нибудь листовку, а уж тем более - что раздаю. А тем более - ту самую с “ментами к стенке”. Смотрите, любуйтесь. Копирайт ОООП УВД г. Тюмени:

Уличная вечеринка "Extremizma.net" (Тюмень) on Vimeo.

Обратно к историческим событиям. Через полгода после митинга, в апреле 2010 у меня неожиданно прошёл обыск, после которого я просидел 48 часов в изоляторе. Выяснилось, что начиная с ноября 2009 года ФСБ совместно с тюменским центром “Э” ведут уголовное дело по факту распространения 30 октября тех самых экстремистских листовок. Листовки эти (судя по материалам дела) отнёс в отделение милиции на следующий день после митинга некий человек, которому их дали на митинге. Милиция переправила их в “Э”, ну и закрутилось.
ФСБ долго искала, кто бы мог распространять эти листовки. Как искала - мне неведомо. Но чудесным образом нашла ещё нескольких людей с такими листовками (все они мне незнакомы). Тут следует отметить, что и я, и другие организаторы митинга совершенно точно помнят, что такой листовки там не было и не могло быть по многим причинам. Были другие листовки, они у многих остались, вот они в электронном виде - 1,2 и 3.
Затем (опять же судя по материалам дела) ФСБ провела некие “оперативно-розыскные мероприятия” и установила, что раздавать экстремистские листовки мог именно я. Ну вот так решили следователи. Соответственнно, как я уже говорил, провели обыск - как обычно, большой толпой и рано утром. Адвокат мой приехал только под конец обыска. “Нашли” несколько тех самых листовок, про которые я сразу сказал, что это не моё. Изъяли компьютеры, принтер и уйму литературы. Отвезли в ФСБ и провели “опознание” теми самыми загадочными “свидетелями”. “Свидетели” уверенным движением руки указали на меня, как на человека, который дал им полгода назад на тёмной площади экстремистскую листовку. Тут меня и упекли в изолятор на двое суток и я стал подозреваемым, а с недавних пор - обвиняемым.

Потом происходило ещё много интересного. Например, следователь вытребовал у меня подписку о неразглашении данных следствия, а суд признал эти действия следователя незаконными. Потом мы требовали отдать мне компьютеры, потому что ФСБ два месяца ничего с ними не делало. Следователь сказал “ищем специалиста” и суд это устроило. ФСБ провела экспертизу остальных изъятых у меня материалов и нашла, в частности, экстремизм в статье убитого адвоката Станислава Маркелова, опубликованной в журнале “Автоном”. ФСБ же провела техническую экспертизу, которая выяснила, что “следы бумагопротяжного механизма” на страницах некоторых из экстремистских листовок “совпадают с контрольными образцами”, напечатанными на моём принтере. Видимо, остальные листовки печатали мои безвестные сообщники.

Мы с адвокатом с самого начала обращали внимание следствия на то, что “экстремистская” листовка является компиляцией из текстов, опубликованных мной на golosa.info по теме митинга, с несколькими добавлениями, конкретно подпадающими под статью 280 УК РФ. То есть, имеет место намеренная фальсификация с целью дискредитации. Поэтому мы ходатайствовали о проведении автороведческой экспертизы. Её провели одновременно эксперт ФСБ из Екатеринбурга госпожа Мочалова (известная своими экспертизами по “экстремистским” делам), эксперт-лингвист из Тюмени и целая команда лингвистов из Нижегородского государственного университета. Мочалова (ну конечно же!) пришла к немудреному выводу, что раз некоторые фрагменты листовки и текстов в интернете совпадают, то и автор у них, разумеется, один.
Однако, другие учёные с ней не согласились. Тюменский лингвист пишет, что в листовке есть инородные фрагменты, отличающиеся от исходных текстов коммуникативно и стилистически. Не совпадает с моей и лексика. В общем, вывод там такой, что в моём авторстве листовки можно усомниться (полный текст экспертизы). То же самое и нижегородцы: инородные фрагменты, пишут они, могут быть истолкованы как принадлежащие лицу с иным уровнем образования и грамотности (там действительно орфографические ошибки в листовке). Они тоже отмечают, что фрагменты эти совершенно иной коммуникативной направленности. Кроме того, этот коллектив экспертов приходит к выводу, что квалификация выявленных в листовке призывов как экстремистских вообще “не относится к компетенции психолого-лингвистического исследования”. То есть, предыдущие ФСБшные “экспертизы” просто подгонялись под то, что было нужно следствию. А так-то действительно не дело лингвиста определять, что экстремизм, а что нет. Это делает суд, по идее. (полный текст нижегородской экспертизы)

Ну и, собственно, вот. Все эти экспертизы сейчас приобщены к делу, уж не знаю, как суд будет в них разбираться. Адвокат в понедельник подал следователю три ходатайства:
1) Прекратить уголовное дело, поскольку в нём присутствуют неустранимые сомнения (конфликтующие лингвистические экспертизы)
2) Если дело не прекращается, убрать из вещдоков мой компьютер (ноутбук вернули ранее), поскольку в деле фигурирует только то, что на нём нашли (ничего себе!) фотографии с митинга. Эти фотографии в великом множестве висят и висели в Интернете и не доказывают ни изготовления ни распространения элокозненной листовки. Поэтому вещественным доказательством он не является и должен быть возвращён законному владельцу, то есть, мне.
3) Вызвать в суд всех экспертов, участвовавших в деле.

Когда следователь ответит на все эти ходатайства (посмотрим, как), он должен отправить дело в прокуратуру. Ну а там, если она не найдёт нарушений, то и в суд уйдёт. Цирк с конями продолжается. Охота на мыслепреступления в полном разгаре.

Поделиться

Вы приглашены на ужасно важное событие

+1
+2
-1

Прокуратура Тюменской области утвердила обвинительное заключение и направила дело в мировой суд Центрального округа города Тюмени. Вот даже официального пресс-релиза на сайте прокуратуры я удостоился. Что называется, всё когда-нибудь случается в первый раз.
Что это значит? Это значит, что (как там это было в рекламе), вы все приглашены на ужасно важное событие. Судья будет судить меня справедливым судом за “публичные призывы к экстремистской деятельности” (ст. 280.1 УК РФ), содержащиеся в листовке, сфабрикованной нашими большими друзьями (сами догадайтесь, о ком я). Следите за рекламой, приходите на спектакли. Суд обещает быть крайне интересным.

Кроме того, это значит, что придётся доплатить адвокату за работу на суде. Деньгами помогает ассоциация “Агора” и Анархический Чёрный Крест, но полностью сумма всё равно не набирается. Никаких финансовых запасов у меня нет, так что я не откажусь от материальной помощи, если вдруг кто-то из читающих это её способен оказать. Извините. Как только необходимая сумма наберётся, я сразу сообщу.

А вот ещё интересно про СМИ. Медиа наши городские (и не только городские) от релиза прокуратуры сразу проснулись и начали с меня брать комментарии. Чудеснее всего вышло с телеканалом “Регион-Тюмень”. Съёмочная группа приехала ко мне, тепло поздоровалась, отснимала, наверное, минут 10 интервью, сказала, что “в полдевятого вечера выйдет сюжет” и попрощалась. У меня самого телевизора нет, но друзья сказали, что сюжет вышел уже в полседьмого вечера. Вот только ни одного моего слова там не было - только несколько кадров моей персоны под голос диктора. Зато очень даже были слова “другой стороны” - прокуратуры, то есть. Зачем машину гоняли, спрашивается.
В общем, браво, “Регион-Тюмень”! Вы настоящее свободное и независимое средство массовой информации, смело и объективно освещающее все события, происходящие в родном городе. Где-то в параллельной реальности.

Поделиться

Магический театр: гамбит (суд по Андрею Кутузову)

+1
+2
-1

Магический театр (вход только для сумасшедших) начинает свою работу.
По моему делу назначена дата предварительного судебного заседания. Оно начнётся 25 ноября, в четверг, в 14 часов 30 минут. Действо разыгрывается в мировом суде по адресу "улица Республики 6". Это самый центр мирозданияТюмени. Судья Гарипова. Кабинет 4.
Заседание предварительное, само дело по существу там рассматриваться не будет. Фигуры расставляются по доске и примеряются друг к другу. Партия готова начаться.
Магический театр нуждается в зрителях. Приходите и участвуйте. За просмотр денег не берут!

Небольшой эпиграф к предстоящему судебному заседанию:

"При свете ближайшего фонаря я попытался прочесть его штандарт, его красный плакат на шесте, но тот качался, мне ничего не удалось разобрать. Тогда я окликнул его и попросил показать мне плакат. Он остановился и подержал свой шест немного прямее, и я смог прочесть пляшущие, шатающиеся буквы:
Анархистский вечерний аттракцион!
Магический театр!
Вход не для вс...
– Вас-то я и искал, – воскликнул я радостно. – Что это у вас за аттракцион? Где он будет? Когда?
Он уже снова шагал.

– Не для всех, – сказал он равнодушно, сонным голосом, продолжая шагать. "

Герман Гессе
"Степной волк"

Поделиться

Состоялось предварительное слушание по делу Андрея Кутузова

+1
+1
-1

ГамбитНезависимые эксперты не признали милиционеров социальной группой. Сегодня в мировом суде Центрального административного округа Тюмени состоялось предварительное слушание по уголовному делу в отношении преподавателя Тюменского государственного университета Андрея Кутузова, которого ФСБ обвиняет в призывах к насилию над милицией.
По этому делу государственные эксперты вновь признали милиционеров социальной группой. Межрегиональная правозащитная Ассоциация “АГОРА” инициировала проведение независимого исследования по вопросу.

Сегодня мировой судья Елена Гарипова приобщила к материалам уголовного дела положительно характеризующий материал на Андрея Кутузова, а также отказалась удовлетворить ходатайство о возвращении активисту изъятого милиционерами системного блока. Приобщить на данной стадии к делу проведенное социологическое исследование судья также посчитала нецелесообразным. Техническим основанием для отказа в удовлетворении ходатайств послужило отсутствие соответствующей заявки перед предварительным слушанием. Ходатайства будут рассмотрены в ходе основного заседания, которое начнётся 14 декабря в 10:30.
По словам Кутузова, в здании суда сегодня присутствовали несколько сотрудников Центра по противодействию экстремизму, которые после судебного заседания вели видеосъемку людей, пришедших поддержать Андрея Кутузова, а также общение активиста с журналистами.

Внесудебное комиссионное социологическое исследование провели доктор социологических наук, профессор со стажем работы по специальности более 25 лет, заведующий кафедрой социологии культуры и духовной жизни Нижегородского государственного университета имени Николая Лобачевского Владимир Козырьков; кандидат политических наук со стажем работы по специальности более 10 лет, доцент кафедры прикладной социологии Нижегородского госуниверситета Дмитрий Зернов и ассистент кафедры социологии культуры и духовной жизни Нижегородского госуниверситета Роман Сундуков со стажем работы по специальности 10 лет.

Эксперты пришли к однозначному выводу, что “сотрудники милиции (МВД РФ), “менты”, сотрудники Департамента по противодействию экстремизму МВД РФ, сотрудники Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Тюменской области, бывшие сотрудники УБОП не являются социальной группой ни в целом, ни в отдельности”.

- Как только милиция начинает осознавать себя в качестве особой социальной группы населения, так возникают ее особые социальные интересы, которые являются одной из причин потери доверия населения к милиции и одной их причин коррупции. Следовательно, настаивание представителей органов правопорядка на том, что они являются особой социальной группой, противоречит и букве, и духу многих законов современного российского законодательства, направленных против коррупции,
- заключили профессор Владимир Козырьков, доцент Дмитрий Зернов и ассистент Роман Сундуков.

Кандидат филологических наук Кутузов обвиняется в “публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности” (часть 1 статьи 280 Уголовного кодекса России). Его дело насчитывает 6 томов по 150-200 страниц в каждом. Интересы гражданского активиста по инициативе Ассоциации АГОРА представляет адвокат Алексей Ладин.

На основании листовки “Долой политические репрессии! Ментов к стенке!”, авторство которой приписывают Кутузову, эксперт ФСБ сделал вывод о возрасте, образовании, национальности и сфере деятельности ее автора. ФСБ провела автороведческую и техническую экспертизу и пришла к выводу, что “автор и исполнитель” текста инкриминируемой листовки тот же, что и у других текстов-анонсов митинга 30 октября 2009 года, которые действительно делал Андрей Кутузов. Дальше эксперт пишет, что автор “мужчина 25-30 лет с высшим гуманитарным образованием, навыками публицистической речи, русский, работающий в сфере, связанной с преподаванием или журналистикой”. “Странно, что мой рост и вес не определила”, - шутит Андрей Кутузов.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого старший следователь следственного отделения Управления ФСБ России по Тюменской области Сухарев утверждает, что Кутузов “с использованием компьютерной техники изготавливал листовки, в тексте которых содержалась информация, призывающая к осуществлению насильственных действий в отношении сотрудников Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Тюменской области”. Следователь сообщает, что Кутузов является организатором и активным участником общественно-политических публичных мероприятий протестного характера, направленных на возбуждение социальной розни, на дестабилизацию общественно-политической обстановки в регионе, поддерживает деятельность и разделяет “политические позиции, взгляды и убеждения российских неформальных анархистских и анархо-коммунистических (либертарных) движений, выступающих против законной деятельности государственных органов Российской Федерации”.

Листовка, за которую подвергся уголовному преследованию Андрей Кутузов, якобы была подготовлена для митинга протеста против нарушения прав граждан сотрудниками центров “Э” и за их упразднение. К самому мероприятию, на уведомление о котором администрация Тюмени дала положительный ответ, правоохранительные органы претензий не имели.

Гражданский активист и преподаватель вину не признает. Он говорит, что действительно не раз организовывал различные публичные акции, но только не связанные с дестабилизацией ситуации в области: “Нужно очень постараться, чтобы отыскать возбуждение социальной розни в митинге 30 октября 2009 года. Ни один из пяти организаторов митинга, включая меня, не помнит такой листовки. Призывы к физическому насилию к сотрудникам милиции не входили и не могли входить в цели митинга. Чтобы обратить внимание общества на постоянные нарушения законов со стороны работников центра “Э” и на необходимость их расформирования, никаких массовых расстрелов не требуется”.

В 2009 году центр “Э” пытался обвинить Андрея Кутузова и его товарищей в вандализме. В результате в августе 2009 года уголовное преследование в отношении Кутузова было прекращено, а в отношении сотрудников центра “Э”, наоборот, возбуждено за избиение свидетеля. “Возможно, там и следует искать корни нового дела, по которому сейчас я являюсь подсудимым”, - считает Кутузов.

Ранее эксперт-криминалист Криминалистической лаборатории Управления ФСБ России по Свердловской области Светлана Мочалова в связи с делом Кутузова уже находила экстремизм в статье убитого адвоката Станислава Маркелова.

http://www.openinform.ru/news/pursuit/25.11.2010/21721

Поделиться

Первый суд по существу по делу Андрея Кутузова: 14 декабря в 10-30

+1
+1
-1

Итак, акт третий Магического театра начнётся завтра в мировом суде Центрального района города Тюмени (улица Республики, 6). Ровнёхонько в годовщину выхода декабристов на Сенатскую площадь, что характерно.
10 часов 30 минут утра, кабинет №4, судья Е.А. Гарипова. Приглашаются все желающие, не забудьте взять с собой паспорт. Заседание по закону открытое и публичное. Залы в мировом суде маленькие, но председателю областного суда от имени Совета инициативных групп было направлено предложение предоставить большой зал в связи с интересом общественности.
Это первое рассмотрение дела по существу, то есть, слушание уже не предварительное. Так что вполне может быть что-то интересное.
Чтобы было ещё интереснее - публикую полностью обвинительное заключение (за исключением страниц с адресами свидетелей). Читайте, знакомьтесь, интересуйтесь. Прошу прощения за качество, так отсканировалось.

- Суд идет!
- Бежим! - завопил Грифон и, схватив Алису за руку, помчался со всех ног, не дожидаясь окончания песни.
- Какой суд? - спросила Алиса, задыхаясь от бега. Но Грифон только повторил, "Бежим!" - и помчался еще быстрей.
Льюис Кэррол.
"Алиса в стране чудес"

UPD: Выложено обвинительное заключение в удобочитаемом текстовом формате (PDF). Теперь можно не ломать глаза и даже применять поиск. См. ниже.

Прикрепленный файлРазмер
Иконка PDF Обвинительное заключение в PDF409.32 КБ
Иконка изображения 1.jpg127.72 КБ
Иконка изображения 2.jpg272.98 КБ
Иконка изображения 3.jpg1.81 МБ
Иконка изображения 4.jpg258.14 КБ
Иконка изображения 5.jpg257.08 КБ
Иконка изображения 6.jpg250.63 КБ
Иконка изображения 7.jpg2.65 МБ
Иконка изображения 8.jpg254.42 КБ
Иконка изображения 9.jpg257.12 КБ
Иконка изображения 10.jpg228.77 КБ
Иконка изображения 11.jpg260.67 КБ
Иконка изображения 12.jpg252.49 КБ
Иконка изображения 13.jpg261.76 КБ
Иконка изображения 14.jpg244.64 КБ
Иконка изображения 15.jpg264.8 КБ
Иконка изображения 16.jpg245.69 КБ
Иконка изображения 17.jpg260.36 КБ
Иконка изображения 18.jpg266.05 КБ
Иконка изображения 19.jpg244.21 КБ
Иконка изображения 20.jpg266.99 КБ
Иконка изображения 21.jpg240.17 КБ
Иконка изображения 22.jpg220.15 КБ
Иконка изображения 23.jpg249.57 КБ
Иконка изображения 24.jpg185.89 КБ
Иконка изображения 25.jpg184.17 КБ
Иконка изображения 26.jpg175.44 КБ
Иконка изображения 27.jpg222.77 КБ
Иконка изображения 28.jpg239.97 КБ
Иконка изображения 29.jpg264.67 КБ
Иконка изображения 30.jpg242.45 КБ
Иконка изображения 31.jpg242.31 КБ
Иконка изображения 32.jpg234.3 КБ
Иконка изображения 33.jpg248.04 КБ
Иконка изображения 34.jpg249.58 КБ
Иконка изображения 35.jpg203.28 КБ
Иконка изображения 36.jpg248.07 КБ
Иконка изображения 37.jpg245.45 КБ
Иконка изображения 38.jpg260.66 КБ
Иконка изображения 39.jpg258.53 КБ
Иконка изображения 40.jpg252.95 КБ
Иконка изображения 41.jpg145.32 КБ
Иконка изображения 44.jpg227.85 КБ
Иконка изображения 45.jpg135.74 КБ
Поделиться

"Свидетели" и "публика": прошло первое судебное заседание по делу Андрея Кутузова

+1
+3
-1

14 декабря 2010 года в Тюмени состоялось первое рассмотрение по существу дела Андрея Кутузова. Напомним, что гражданского активиста и преподавателя ТюмГУ обвиняют в публичных призывах к экстремистской деятельности. Сам Кутузов с обвинением категорически не согласен.
Заседание проходило в мировом суде Центрального района под председательством судьи Е.А. Гариповой. В здании суда царило оживление — процесс привлёк немало внимание общественности и можно было видеть как журналистов, так и простых граждан, пришедших в качестве публики. Судебные приставы пристально следили за тем, чтобы никто из простых граждан не проник в здание с фото- или видеокамерой.

[img_assist|nid=4598|title=|desc=|link=node|align=right|width=300]Интересно, что они как будто не замечали группы людей в штатском, которые не скрываясь снимали на видео всех, кто проходил в здание суда. Внимательный глаз мог бы опознать в снимавшем того самого оператора ГУВД, который несколько дней назад делал то же самое на концерте в поддержку Андрея Кутузова. Теперь он оказался в суде.
После согласований с судьёй Гариповой, она всё же разрешила видеосъёмку в зале суда для оператора портала 72.ru — впрочем, лишь на первые пять минут судебного процесса, пока шло представление сторон. Снимать допросы свидетелей дозволено не было.

Начался процесс с заявления ходатайств защиты, перенесённых с предварительного заседания. Ходатайство о возврате Кутузову компьютера (в связи с тем, что на нём не содержится каких-либо доказательств по делу) судья отклонила, сказав, что оно может быть рассмотрено после исследования этого компьютера. С другой стороны ходатайство защиты о приобщении к делу социологического исследования специалистов из Нижегородского государственного университета судьёй Гариповой было удовлетворено. Напоминаем, что в этом исследовании учёные приходят к выводу о том, что милиция и сотрудники центров «Э» не являются и не могут являться социальной группой, по отношению к которой может разжигаться рознь.
Кроме того, защитой было заявлено ходатайство о вызове в суд экспертов, чьи экспертизы являются доказательствами со стороны обвинения, в связи с тем, что к ним и к их экспертизам есть определённые вопросы. Суд это ходатайство удовлетворил, но возложил все обязанности по обеспечению их явки на сторону защиты. Все четыре эксперта проживают в Екатеринбурге, за 300 километров от Тюмени.

Сторона обвинения, представленная старшим помощником прокурора Тюменской области А. Копеко и его коллегой из прокуратуры Центрального района г. Тюмени, кратко зачитала обвинительное заключение, подтвердив, что Андрей Кутузов обвиняется в распространении на митинге 30 октября 2009 года листовок с заголовком «Долой политические репрессии! Ментов к стенке!», содержащих «призывы к экстремистской деятельности».
Сам подсудимый и его защитник также озвучили свою позицию. По их убеждению, уголовное дело является случаем преследования за гражданскую и политическую активность и за политические убеждения, не противоречащие законодательству РФ. Он (Кутузов) действительно много раз организовывал митинги и другие публичные мероприятия, но все они проходили согласно требованиям законодательства, в том числе и митинг 30 октября 2009 года. Митинг этот был посвящён проблеме злоупотреблений со стороны сотрудников Департамента по противодействию экстремизму при МВД России. Листовку с озвученным выше заголовком, однако, Андрей не изготавливал и никем из организаторов митинга (в том числе и им) она не согласовывалась.
Такая листовка противоречила бы целям митинга: мирному выражению протеста против нарушений прав граждан. На митинге звучали требования о расформировании центров «Э», но это, разумеется, не подразумевает физического насилия по отношению к их сотрудникам. Подобных призывов на митинге не звучало, что подтверждается даже милицейской видеозаписью митинга. Естественно, и листовок с такими призывами Андрей Кутузов на том митинге никому не раздавал и не распространял.
Утверждение следствия о том, что он испытывает личную неприязнь к сотрудникам тюменского центра «Э», Андрей отверг как недоказанное и несоответствующее действительности. Более того, по его мнению, имеет место обратная ситуация: личная неприязнь некоторых сотрудников тюменского центра «Э» к нему.
Исходя из этого, Андрей виновным себя не признал полностью.

[img_assist|nid=4584|title=Слева - Кузнецова|desc=|link=node|align=left|width=200]Затем начался допрос свидетелей. Первой перед судом предстала сотрудник тюменского центра «Э» Е.Н. Кузнецова. Она сообщила, что присутствовала на митинге, получила от Кутузова ту самую «экстремистскую» листовку, но никаких действий не предприняла. На вопрос адвоката Ладина, почему Кузнецова не пресекла нарушение порядка в виде распространения явно провокационной листовки, свидетель ответила, что это не входило в её задачи.
Когда стороны начали спрашивать Кузнецову о том, какие именно листовки она получила на митинге, ответ на этот вопрос вызвал у неё некоторые затруднения. В частности, она утверждала, что получила две листовки, из которых одна была двусторонняя. Кроме того, на какой-то из них фигурировала надпись «про Пушкина». Сторона защиты задала логичный вопрос: итак, одна из листовок была про Пушкина (это листовка «Пушкин тоже экстремист», распространение которой Кутузов не отрицает), а вторая — двусторонняя (такая листовка также распространялась на митинге, на одной стороне там были требования организаторов, а на другой — полушуточный текст «Что такое экстремизм». Где же, в таком случае, место инкриминируемой «экстремистской» листовки? Ведь она приобщена к материалам дела и совершенно точно является односторонней, и Пушкин там не упоминается.
Далее Кузнецова пояснила, что не может точно сказать – получила ли она листовку с заголовком «Ментов к стенке» от Кутузова или увидела её лишь тогда, когда она была направлена в центр “Э” из отделения милиции, как изъятая у гражданина Урлова или Тесаловского.
На это Кузнецова ответила, что, возможно, она что-то перепутала и вообще точно не помнит, какие именно листовки получала на митинге. При этом на три откровенно наводящих вопроса старшего помощника прокурора Копеко, в которых уже содержался ответ, Кузнецова быстро и чётко три раза ответила «да» (заявление адвоката по этому поводу отражено в протоколе).
Отметим, что Кузнецова сообщила, что никаких прямых оскорблений в ходе митинга она не слышала и в целом он проходил корректно. Это совпадает с показаниями других свидетелей-представителей правоохранительных органов, допрошенных в суде в этот день, но резко расходится с показаниями следующего свидетеля обвинения.

Гражданин по имени А.В. Агейкин также 30 октября 2009 года находился на Центральной площади Тюмени «вечером после работы». Почему же он 20-30 минут присутствовал на митинге, хотя вообще подобными вещами не интересуется? Оказывается, (по показаниям Агейкина), ему было интересно «возникнет ли драка» (sic!) На удивлённые вопросы защиты, почему у него возникло ощущение, что скоро будет драка, Агейкин заявил, что со сцены в микрофон звучали настолько сильные оскорбления в адрес сотрудников милиции, что они, видимо, вот-вот должны были кинуться избивать участников митинга. Именно это заинтересовало Агейкина. Странно лишь то, что этих ужасных оскорблений не слышали собственно их адресаты — сотрудники органов охраны правопорядка, присутствовавшие на митинге.
Судя по показаниям Агейкина, он также получил на митинге от его участников те самые листовки с заголовками «Ментов к стенке» и «Пушкин тоже экстремист» и положил их в бардачок машины. Там они пролежали нетронутыми три с половиной месяца до февраля 2010 года, когда его вызвали на допрос в ФСБ, где он эти листовки и выдал. Интересно, что в ходе судебного процесса Агейкин сообщил деталь, которую ранее в допросах не упоминал: оказывается, во время митинга к нему подходили некие сотрудники правоохранительных органов («то ли ФСБ, то ли прокуратуры»), предъявили удостоверения, содержание которых он не запомнил, и переписали его данные. Зачем они это сделали, он не знает. Однако, эта поразительная предусмотрительность «сотрудников» оказалась очень на руку следствию — ведь «экстремистские» листовки счастливым образом были выданы именно тому человеку, данные которого предварительно переписали.

[img_assist|nid=4587|title=|desc=|link=node|align=right|width=200]На этом был объявлен перерыв на обед. После обеда в составе публики произошла радикальная перемена. Вернувшись ровно в два часа, зайдя в здание суда первыми, среди тех, кого судебные приставы пропустили после перерыва на обед, журналисты и представители общественности обнаружили, что большинство их мест уже заняты почти одинаковыми крепкими парнями с короткой стрижкой и никому не знакомыми женщинами. В связи с этим, приставы впустили только троих людей из тех, что сидели в зале утром. Забегая вперёд, отметим, что после окончания судебного заседания загадочным мужчинам и женщинам задали вопрос, кто они такие, и чем их привлёк этот процесс. Однако, те довольно эмоционально отказались отвечать на какие-либо вопросы, мотивируя это словами «я вам ничего говорить не буду» и «вы нарушаете мои права».

В такой обстановке началась послеобеденная часть заседания. Следующий свидетель — С.А. Урлов, ранее трижды отбывавший наказание в местах лишения свободы за кражу и разбой. Он также шёл после работы мимо Центральной площади, остановился на полчаса, получил те самые листовки и, внимательно их изучив и «восприняв их содержимое» (sic!) отправился писать заявление о совершенном преступлении в отделение милиции. Таким образом, Урлов (как он сам говорит, не имеющий практически никакого образования) оказался прозорливее профессионала Кузнецовой и сразу усмотрел во врученных листовках признаки такого тонкого преступления, как экстремизм. Кроме того, он абсолютно точно запомнил, что листовки ему выдавал именно Кутузов, несмотря на тёмное время суток. На вопрос, как он лично относится к сотрудникам милиции, Урлов ответил, что «раньше относился негативно, а сейчас вообще никак не отношусь». Разъяснить, что же тогда сподвигло его на написание заявления, он не смог.

Затем перед судом предстал А. Е. Тесаловский, который рассказал практически то же самое: шёл с работы домой, задержался на митинге, получил листовки, содержание их показалось подозрительным, через несколько дней обратился с ними в милицию.
Интересно, что в протоколах допросов свидетели обвинения говорят о содержимом «экстремистской» листовки практически идентичными штампованными фразами, совпадающими до запятой: «воспринял содержание как призыв к насильственным действиям в отношении сотрудников милиции» и так далее. На допросах в суде свидетели в основном не придерживались этих показаний и описывали содержимое листовки очень по-разному: кому-то она показалась «грубой», кому-то «подозрительной», кому-то «оскорбительной».
Отметим так же, что почти каждого свидетеля сторона обвинения прямо спрашивала «эту ли листовку вручили вам на митинге?» (показывая инкриминируемую листовку из дела) и «этот ли человек вручил вам листовку?» (показывая на подсудимого). Конечно, вряд ли это можно назвать полноценной процедурой опознания.

После Тесаловского были допрошены сотрудники милиции: С.В. Самодуров (старший инспектор по особым поручениям Управления ОДУУМ и ПДН МОБ ГУВД по Тюменской области), Е.В. Кобзя (участковый уполномоченный милиции ОППЭН в ОУ УВД по г. Тюмени) и Ю.Н. Александров (заместитель начальника отдела обеспечения общественного порядка УВД по г. Тюмени). Все они присутствовали на митинге 30 октября 2009 года. Ни один из них не отметил каких-либо экстремистских высказываний или нарушений общественного порядка в ходе проведения митинга. Ни один из них не видел на митинге листовки с заголовком «Долой политические репрессии! Ментов к стенке!!». Таким образом, несмотря на то, что формально эти граждане считались свидетелями обвинения, де-факто они выступили в защиту Андрея Кутузова.

Были допрошены также А.Ю. Белых и С.А. Барахоев — понятые на обыске в квартире Кутузова 14 апреля 2010 года. Они показали, что являются студентами Института государства и права ТюмГУ, на обыск в качестве понятых их пригласили сотрудники ФСБ. Оба сообщили, что в ходе обыска были найдены всё те же листовки, правда, их показания разошлись в части того, где именно листовки были найдены. Кроме того, понятые вообще не очень хорошо помнят процесс обыска: так, ни один из них не вспомнил, что у Кутузова изымался принтер, пока им об этом не напомнил прокурор. Вызывало трудности и количество сотрудников ФСБ и центра «Э», проводивших обыск: долго не могли сосчитать. Очень хорошо они помнят лишь одно: что у Кутузова были изъяты листовки с заголовком «Долой политические репрессии! Ментов к стенке!». На вопрос адвоката, почему они запомнили именно эту листовку (при том, что различных печатных материалов у Кутузова было изъято множество), понятые не смогли что-либо внятное ответить. Заголовки других листовок (например, «Не служи уродам!» и т. д.) их не привлекли.

Последним суд допросил свидетеля Е.М. Гилева. Он также проходил после работы мимо Центральной площади и на полчаса холодным октябрьским вечером остался там слушать выступления митингующих, хотя вообще он политикой не увлекается. Отметим, что привлекли его именно выступления, на фаер-шоу он не остался. В ходе митинга человек, в котором Гилев признал Кутузова, дал ему ту самую листовку. Гилев положил её в папку со служебными бумагам и отнёс домой. Через четыре месяца после описываемых событий на него до сих пор неясным образом вышли сотрудники ФСБ, допросили и изъяли листовки.
Кроме того, Гилев участвовал в опознании Кутузова 14 апреля 2010 года. Защита отметила, что тогда Гилев сказал, что узнал Кутузова в том числе по волосам, собранным в хвост (14 апреля это действительно было так). Однако 30 октября 2009 года длина волос Андрея просто не позволяла собрать их в такую причёску, что будет подтверждено в дальнейшем судебном процессе. Вызвало интерес и утверждение Гилева о том, что Кутузов во время митинга лишь иногда «подбегал к микрофону и выкрикивал оскорбительные фразы в адрес сотрудников милиции». Во-первых, как уже говорилось выше, сами сотрудники милиции это отрицают, а, во-вторых, любой, кто присутствовал на том митинге, знает, что Кутузов не «подбегал» и не «выкрикивал», а произнёс довольно длинную речь о центрах по противодействию экстремизму.
Гилев отметил, что воспринял содержание листовки как призыв к насильственным действиям. На вопрос подсудимого Кутузова, появилось ли у Гилева после прочтения листовки желание «бить ментов» или «разбивать их машины», тот, впрочем, ответил отрицательно.

На этом судебное заседание завершилось: прокурор, его помощник, подсудимый, его адвокат, публика и неведомые мужчины и женщины покинули зал. Следующее заседание состоится 12 января 2011 года, на нём будут допрошены другие организаторы митинга и некоторые эксперты.

Полную аудиозапись заседания можно скачать здесь:
https://we.riseup.net/assets/41163/versions/1/14-1.mp3 первая половина
https://we.riseup.net/assets/41165/versions/1/14-2.mp3 вторая половина

Поделиться

Процесс советского периода

+1
0
-1

Введение

14 декабря в Тюмени начался суд над преподавателем Тюменского университета Андреем Кутузовым, обвиненным в публичных призывах к экстремистской деятельности (ч. 1 ст. 280 УК РФ). Андрея обвинили в изготовлении и раздаче листовок «Долой политические репрессии! Ментов к стенке!» на митинге 30 октября 2009 года. Сам Кутузов заявляет, что такие листовки не изготавливал и не раздавал. Раздача таких листовок не согласовывалась с организаторами мероприятия и никто из организаторов и участников митинга таких листовок не видел.

Однако местное ФСБ довело дело до суда, и оно будет рассмотрено мировой судьей Гариповой Еленой Александровной. Дело, безусловно, интересное. Не новость, что ФСБ, Центры «Э» и другие подобные структуры часто находят экстремизм в действиях, словах или публикациях различных людей. Но тут человека пытаются обвинить в изготовлении и распространении листовки, которую он просто не мог написать! Не мог человек, имеющий высшее филологическое образование, кандидат филологических наук, преподаватель, написать листовку с такими ошибками и призывами к насильственным действиям.

В суд так просто не попасть

И вот, чтобы разобраться в ситуации на месте, я появился у мирового суда. Но в сам суд еще надо попасть. А это, оказалось не просто. Судебный пристав Бешенцев отказался пропустить меня с фотоаппаратом. И не только меня. Многие «страждущие» не смогли пройти. Вообще, странные порядки в мировых судах Тюмени. С фотоаппаратом и видеокамерой не пускают без разрешения судьи или председателя суда. Аппаратуру на хранение не принимают.

Получается замкнутый круг, делающий практически невозможной работу журналистов и других людей с аппаратурой. Если человек без машины, то оставить оборудование ему негде и на суд он не попадет. А если человек пройдет на процесс, оставив технику за пределами суда, то потом, что бы ни решил суд, воспользоваться аппаратурой он в любом случае не сможет: ведь он пришел в зал суда без оборудования! Лично я человек «безлошадный» и свою любимую мыльницу не брошу. Так что мне пришлось бы «куковать» перед судом, не солоно хлебавши.

Ситуацию спас защитник Андрея Кутузова, адвокат Ладин. Он объяснил приставам, что есть договоренность с судьей. Приставы куда-то сходили, посовещались и решили пропускать с аппаратурой только журналистов. Мои «корочки» сработали, меня пропустили.

Весь этот произвол узаконен некой инструкцией, подписанной главным судебным приставом Тюменской области господином Замородских. При этом, спецслужбистам закон не писан. Некий господин, опознанный активистами как сотрудник милиции, ведет видеозапись всех входящих в суд. Ему, видать, разрешение не нужно.

Пройти КПП — полдела. Надо еще в зал суда попасть. Процесс привлек большое внимание местной общественности, но только семь человек смогли пробиться в зал судебных заседаний. Остальных не пустили, ссылаясь на отсутствие места.

Суд начался

Я - один из счастливчиков. Располагаюсь, включаю диктофон в своём мобильнике. Начинается судебное заседание... и сразу же - «наезд» судебного пристава. Сначала, он попросил выключить телефон. Я объяснил, что веду аудиозапись. Только с разрешения суда! - заявил пристав. Ссылаюсь на принцип гласности при отправлении правосудия, прописанный в УПК. На пристава Бешенцева это впечатление не произвело. Как я понимаю, всякие там нормы права для него пустой звук.

Спасибо судье Гариповой. Она, судя по всему, право знает. Судья объяснила, что аудиозапись вести мне можно. А вот фотографировать — нет. Судья разрешила провести короткую видеозапись оператору местного телевидения и на этом границы дозволенного закончились.

Процесс начался с ходатайств защиты. Адвокат Алексей Ладин попросил допустить в зал публику. Суд отказал на том основании, что процесс уже начался. Странная позиция. Ведь до начала заседания публику просто не пустили!

Второе ходатайство — вернуть системный блок компьютера. Ничего экстремистского в его содержимом следствие не нашло, но он необходим Андрею Кутузову для работы. Прокурор на это возразил, что системный блок приобщен к материалам дела и выдавать его нельзя. Судья с прокурором согласилась и в этом ходатайстве тоже отказала.

Третье ходатайство - приобщить к материалам дела экспертизу (комиссионное исследование) специалистов из Нижегородского государственного университета, судья удовлетворила, несмотря на возражения прокурора. Они сводились к тому, что эксперты не предупреждены об ответственности за проведение заведомо ложной экспертизы. Это — важное достижение защиты. Именно в этом исследовании говорится о том, что ни сотрудники Центра «Э», ни сотрудники милиции социальными группами не являются. А раз так, то отсутствует социальная группа, в отношении которой могла бы быть возбуждена ненависть или вражда.

Четвертое ходатайство — о вызове в суд экспертов, заключения которых являются доказательствами, на основе которых вынесено обвинительное заключение. К данным экспертам у защиты и подсудимого накопилось много вопросов. Это ходатайство суд удовлетворил, но отказался помогать защите в истребовании доказательств. А ведь все эксперты проживают в городе Екатеринбурге! Суд, конечно, выпишет повестки. Но что делать, если эксперты откажутся ехать добровольно? Как защита будет осуществлять принудительный привод этих людей? Посмотрим, как этот вопрос будет решен судом в дальнейшем.

Настало время стороны обвинения. На этом процессе она представлена сразу двумя работниками прокуратуры: господином Копеко из областной прокуратуры и его молодым коллегой из прокуратуры районной. Более молодой прокурор зачитал резолютивную часть обвинительного заключения: http://golosa.info/node/4568

Позиция защиты

После этого, адвокат Ладин обозначил позицию защиты. Защита уверена, что:

1.Андрей Кутузов не изготавливал, не распространял вменяемую ему листовку и не является ее автором.

2.Данное деяние вообще не может быть преступлением, потому что сотрудники МВД, Центра «Э» не являются социальной группой, в связи с чем не являются субъектом преступления ст. 280 уголовного кодекса. Так что нет ни состава преступления в действиях подзащитного Ладина, ни вообще события преступления.

После адвоката, выступил подсудимый Андрей Кутузов:
«Ваша честь! Уважаемая публика! Как уже сказано, виновным я себя не признаю полностью. Я действительно не раз являлся участником и организовывал различные публичные мероприятия, в том числе и протестного характера в городе Тюмени. Но только они не были направлены на дестабилизацию обстановки в Тюменской области, на возбуждение социальной розни, на воспрепятствование деятельности органов государственной власти, как об этом утверждает следствие.

Все эти мероприятия проводились с соблюдением действующего законодательства, в частности Конституции Российской Федерации, закона о публичных мероприятиях и других законодательных актов. Так был организован, в том числе, и митинг 30 октября 2009 года на Центральной площади города.

Я действительно являюсь автором текстов, размещенных в интернете за несколько дней до этого митинга, с целью информирования населения города о предстоящем мероприятии, которое перед этим было надлежащим образом согласовано, и тексты писались с целью пригласить население Тюмени на этот митинг.

Листовки с заголовком «Долой политические репрессии! Ментов к стенке!» я не изготавливал. Такая листовка ни мной, ни кем-либо еще из пяти организаторов данного митинга не согласовывалась и не утверждалась. То есть, она не входила в список тех материалов, которые планировалось распространять на митинге.

Да она и не могла быть включена в список этих материалов, поскольку призывы к насилию по отношению к сотрудникам милиции не могли входить в цели митинга. Этот митинг проводился с целью мирного выражения протеста против нарушений прав граждан Российской Федерации сотрудниками Центров по противодействию экстремизму при МВД Российской Федерации. На митинге участниками и организаторами высказывались требования к властям о закрытии и расформировании Центров по противодействию экстремизму.

Для этого совершенно не требуется никаких насильственных действий, это чисто организационная мера. Поэтому никаких призывов к насилию по отношению к сотрудникам милиции вообще и сотрудникам Центра по борьбе с экстремизмом в частности на митинге не звучало. В этом легко убедиться, просмотрев милицейскую видеозапись митинга, которая велась от начала и до конца и приобщена к материалам дела.

Соответственно, и листовку с заголовком «Долой политические репрессии! Ментов к стенке!» я на митинге не распространял: во-первых, потому, что она, как я уже говорил, организаторами митинга не утверждалась, во-вторых, потому, что она радикально противоречит целям и самой сущности этого митинга.

Утверждение следствия о том, что я имею личную неприязнь к конкретным сотрудникам Тюменского Центра «Э» совершенно бездоказательно. В материалах уголовного дела нет ни одного доказательства этого утверждения. Оно не соответствует действительности. Я просто не имел возможности развить в себе личную неприязнь каким-то сотрудникам Тюменского Центра «Э» так как не имел достаточно времени для того, чтобы пообщаться с кем-либо из них. Более того, как мне кажется, имеет место обратная ситуация: личная неприязнь некоторых сотрудников Центра «Э» ко мне.

В целом же, к сожалению, то дело, которое сегодня рассматривается в этом суде, я считаю случаем преследования за гражданскую политическую активность и за политические убеждения, не противоречащие законодательству Российской Федерации. Очень рад, что в этом судебном заседании мне придется говорить только правду. Надеюсь, что это будет касаться и остальных участников судебного процесса».

Допрос свидетелей обвинения

После выступления подсудимого начался допрос свидетелей обвинения.

Первой выступила свидетель обвинения Кузнецова, являющаяся сотрудницей Центра «Э». Она пояснила, что была на митинге в качестве наблюдателя. Была в штатском. Ее задача была ни во что не вмешиваться, а просто наблюдать за ходом митинга. Она получила листовку с заголовком «Ментов к стенке!» от Кутузова. Кроме того, кто-то дал ей еще одну листовку, но какую, она ответить затруднилась. Помявшись, она сообщила, что одна листовка была с текстом про Пушкина (листовка «Пушкин тоже экстремист» действительно раздавалась на митинге). Потом свидетель вспомнила еще об одной, двухсторонней листовке.

На этом утверждении защита оживилась и стала сыпать вопросами. Ведь получается, что одна листовка про Пушкина — односторонняя, двухсторонняя листовка тоже распространялась на митинге. Но если верить утверждениям госпожи Кузнецовой о том, что она получила всего две листовки, то для листовки «Ментов к стенке!», тоже односторонней, места не остается! После «допроса с пристрастием» со стороны защиты, свидетель так и не смогла ответить, когда же она увидела листовку «Ментов к стенке!» в первый раз: на митинге, или уже тогда, когда экземпляр этой листовки уже был доставлен в Центр «Э» свидетелями Урловым или Тесаловским?

Когда свидетеля стал допрашивать прокурор, то стало ясно, что они играют в одну игру: прокурор задавал Кузнецовой наводящие вопросы, содержащие в себе необходимый обвинению ответ. На все эти вопросы свидетель односложно отвечала «Да». Адвокат сделал об этом заявление, которое должно быть отражено в протоколе судебного заседания.

Вместе с тем свидетель заявила, что митинг проходил корректно, никаких оскорблений в адрес милиции и Центра «Э» она не слышала.

Следующий свидетель, господин Агейкин, шел вечером после работы и совершенно случайно оказался на центральной площади Тюмени. Он около получаса присутствовал на митинге, хотя такими вещами вообще не интересуется.

Такая позиция свидетеля естественным образом заинтересовала защиту. На вопрос адвоката Ладина, свидетель пояснил: «Я пришел, так как думал, что будет драка. Идут оскорбления, а сотрудники милиции бездействуют». Со слов свидетеля, он воспринял как оскорбление требования о расформировании Центра «Э», а также то, что в выступлении на митинге кто-то сказал, что сотрудники Центра «Э» кого-то изнасиловали или избили. По словам свидетеля, он получил листовку «Ментов к стенке!» от Андрея Кутузова. Листовку он, не интересующийся политикой, не выбросил, а положил ее в бардачок машины, она пролежала несколько месяцев. Кроме того, свидетель сообщил интересную деталь. Оказывается, к нему на митинге подошли два человека в штатском, предъявили удостоверения, содержания которых он не помнит, переписали данные. И потом, когда понадобилось, вызвали его на допрос. Тут и пригодилась листовка, много месяцев пролежавшая в бардачке.

«Фан-клуб Центра «Э»»

После допроса свидетеля Агейкина, в судебном заседании был объявлен перерыв. После перерыва, многие из желающих опять не смогли попасть в зал судебных заседаний. На этот раз, две трети мест для зрителей заняли некие одинаково стриженные и одетые молодые люди и похожие друг на друга женщины бальзаковского возраста. Этих людей активисты сразу же окрестили «Фан-клуб Центра «Э»». Когда я, по окончании судебного заседания спросил у дам, кто они и чем их заинтересовал этот процесс, они эмоционально отреагировали репликами: «я вам ничего говорить не буду», «вы нарушаете мои права».
Лишь мне и еще двум независимым наблюдателям удалось прорваться в зал. Остальные желающие опять остались «за бортом» судебного заседания.

«Забористые» свидетели

После перерыва первым был допрошен свидетель обвинения Урлов Сергей Александрович. Он человек без образования, недавно освободился по УДО и трижды отбывал наказание в местах лишения свободы за кражу и разбой. Свидетель пояснил, что шел с работы, остановился на полчаса у на Центральной площади для того, чтобы посмотреть, как люди будут бороться с бывшими УБОПОвцами. Он судимый, ему было это интересно. В милиции, по его словам, никого не пытают. Раньше у него было негативное отношение к сотрудникам милиции, а сейчас — никакого. Он получил листовку «Ментов к стенке» от Кутузова, опознав его по лицу и высокому росту. На вопрос адвоката, с его ли слов записаны показания, свидетель сообщил, что следователь формулировал его слова. Следователь, никогда не пишет со слов подозреваемого, обвиняемого. Он пишет юридическим языком. Урлов заявил, что сразу же распознал в листовке экстремизм и выразил свою гражданскую позицию, отдав листовку «Ментов к стенке» в милицию, в отличие от сотрудницы Центра «Э» Кузнецовой, экстремизм в листовке не распознавшей.

Далее выступил свидетель обвинения Тесаловский Алексей Евгеньевич. Он сообщил о том, что проходил мимо, прослушал о чем митинг. Листовки давали девушки и молодой человек. Молодой человек дал листовку, показавшуюся ему подозрительной: «Ментов к стенке», листовка против власти и милиции.

На вопрос прокурора: «В чем вражда заключалась»? Свидетель: ««Не помню. В милицию обратился сам. Но сначала, листовку увидели мои сотрудницы и сообщили, кому следует».

В этом месте защитник подсудимого сделал заявление: протоколы допросов свидетелей обвинения до запятой аналогичны зачитанным ранее.

Свидетельства милиции в пользу подсудимого

В конце судебного заседания, начался допрос присутствовавших на митинге сотрудников милиции. Первым, выступил свидетель обвинения Самодуров Сергей Викторович, представившийся участковым милиционером.

«Я присутствовал на митинге в частном порядке. Смысл выступлений касался ненужности Центров «Э». Раздавались листовки о Пушкине и газета «Трудовая Тюмень». Прямых оскорблений не было, но общая смысловая нагрузка негативная».

Затем выступил свидетель обвинения Кобзя Евгений Викторович, старший уполномоченный отделения милиции № 7: «Мы выполняли функцию наблюдения. Я производил видеосьемку. Были сценки. Какие — не помню. Народу было человек 30 — 50. Организаторов не больше 10. Листовки, возможно, раздавались. Не помню, не скажу. Мне сказали фиксировать нарушения общественного порядка. Но все было спокойно».

Последним выступил в качестве свидетеля сотрудник милиции Александров. Он дал показания, аналогичные показаниям своих коллег. Все было спокойно, оскорбительных высказываний не было, листовки «Ментов к стенке» не видел.

Показания сотрудников милиции показались мне полностью правдивыми. Эти люди действительно были на митинге, никаких оскорбительных отзывов они не слышали, листовки «Ментов к стенке!» не видели. Эти свидетели обвинения дали показания в пользу подсудимого. А ведь их сложно заподозрить в симпатиях к Кутузову!

Странные понятые

Свидетель обвинения понятая Белых Анастасия Юрьевна. Студентка 4-го курса Института государства и права ТюмГУ. Так объяснила свое участие в обыске на квартире Андрея Кутузова: «Ко мне подошли сотрудники ФСБ и предложили поучаствовать в обыске. Я согласилась». По ее словам, дверь сначала не открывали, но потом открыли. В комнате стоял книжный шкаф. В нем, и рядом, в коридоре, в платяном шкафу изъяли эти листовки, книги, дискеты, компьютер, ноутбук. «Присутствовали следователь, оперативники один — два. Обыск проводили последовательно. Я исключаю подброс листовки. Конкретно касаемо листовок: о других листовках, не помню. Кутузов ни о чем ничего не заявлял».

В этом месте, на вопрос адвоката Андрей пояснил, что он заявлял о том, что не все изъятое принадлежит ему, и это отражено в протоколе обыска.

Свидетель: в шкафу были только эти листовки.

На вопрос адвоката, Андрей Кутузов пояснил: «Я не имею обыкновения хранить печатную продукцию в прихожей в платяном шкафу. Из комнаты выходили и оперуполномоченные, и сам следователь. В процессе обыска понятые тоже выходили. Всего присутствовало: 1 следователь, 2 оперуполномоченных, 2 понятых, 1 человек, не отраженный в протоколе, 1 уполномоченный ФСБ».

После наводящего вопроса прокурора свидетель вспомнила, что еще изъяли принтер.

Следующий свидетель обвинения - Барахоев, понятой:

«К нам подошли сотрудники ФСБ и предложили поучаствовать в обыске. Мы согласились. Всего присутствовало: 1 следователь, 2 оперативных сотрудника, ещё один следователь, 2 понятых. Подсудимый открыл дверь, вошли и начали обыскивать. Обыск проводился последовательно. Изъяли листовки «Ментов к стенке», плакаты на балконе. Листовок была большая пачка, они были найдены в коридоре. Изъяты системный блок, книги, ноутбук». Интересно, что Барахоев пояснил, что обыск проводили два следователя (!).

Вопрос прокурора: изымали принтер, факс, телефон? «Нет. Не помню. В коридоре обнаружены листовки «Ментов к стенке». Уполномоченных минимум 2, максимум — 3 — 4. Сколько всего изъято листовок — не помню. Запомнилась на слух эта листовка. Названия других — не помню».

Еще один свидетель

Свидетель обвинения Гилев. Его показания - «калька» с показаний других свидетелей обвинения, утверждавших, что получили листовку «Ментов к стенке» от Кутузова. Он шел после работы, задержался на митинге на полчаса... и так далее, и тому подобное.
Свидетель Гилев утверждал, что Кутузов выкрикивал оскорбительные фразы в адрес сотрудников милиции. О том, что Кутузов выступал — не помнит. Листовки положил в папку с документами и достал их оттуда через много месяцев, после того, как ему позвонили и пригласили на допрос в ФСБ.

Гилев и некоторые другие свидетели, «получившие» листовку от Кутузова, утверждали, что у Андрея была прическа — хвост. И такая прическа действительно была — на момент опознания, через несколько месяцев после митинга. Но на митинге у Кутузова была другая прическа — просто длинные волосы. Они еще не успели отрасти настолько, чтобы собрать их в хвост.

На этом допрос свидетелей обвинения в этот день был закончен. Объявлен перерыв в судебном заседании. Следующее заседание назначено на 12 января 2011 года, в 10 часов.

Странности

Лично у меня возникли вопросы, на которые я пока не получил ответа.

1.Все свидетели обвинения, получившие крамольную листовку от Кутузова, опознали листовку «Ментов к стенке», не вспомнив названия других листовок. Эти свидетели вообще почти не помнят того, что происходило на митинге, но зато уверенно утверждают, что, несмотря на темное время суток они получили листовку именно от Кутузова. Очень избирательная память у свидетелей обвинения.

2.Понятые во время обыска обычно берутся из числа соседей, по месту проведения обыска. В этом случае, понятые были взяты из студентов Института государства и права, будущих юристов, не скрывавших, что пригласили их для участия в обыске сотрудники ФСБ. По их словам получается, что они с радостью забросили учебный процесс (обыск проходил утром) для того, чтобы поучаствовать в этом мероприятии.

3.Понятые тоже не смогли вспомнить названий никакой другой печатной продукции, изъятой у Андрея Кутузова. Кроме того, ни один из них не смог вспомнить, что был изъят принтер. Они вспомнили об этом только после того, как прокурор «освежил» им память наводящими вопросами. То, что принтер был изъят, подсудимый не скрывает. Но это говорит о качестве работы таких понятых.

4.Все свидетели обвинения, «вспомнившие» о получении незаконной листовки, утверждали, что у Кутузова была прическа — хвост. И такая прическа действительно была в момент опознания. Но за несколько месяцев до этого, на митинге, у Андрея была другая прическа. Так были ли эти свидетели на митинге, или впервые увидели Андрея на опознании?

5.Судья возложила бремя доставления свидетелей в суд на сторону защиты. Вплоть до принудительного привода. При этом она отказалась помочь защите в истребовании доказательств, что свидетельствует о неравных возможностях у защиты и обвинения. Как защита сможет доставить в суд свидетелей из Екатеринбурга, если те откажутся ехать добровольно?

6.Гилева нашли в результате «оперативно-розыскных мероприятий». Как такое возможно, если учесть, что у следствия не было о нем вообще никаких данных?

7.Представители прокуратуры в ходе судебного заседания указывали на Кутузова свидетелям обвинения и говорили: это он или нет? Давали на обозрение листовки с вопросом: «эту листовку давали вам на митинге»? При этом никаких других листовок обозреть не предлагали. Можно ли это назвать объективным опознанием?

8.Показания, данные Гилевым, Урловым, Агейкиным, Тесаловским на следствии и в суде абсолютно одинаковые! Показания, данные на следствии, совпадают до последней запятой! Как такое возможно?

Предварительный диагноз

На процессе, назначенном на 12 января, будет продолжен допрос свидетелей обвинения. Посмотрим, что новенького приготовило обвинение. А пока у меня сложилось впечатление чего-то старого, хорошо знакомого. Вспомнил! Именно так, очень похоже, проходили процессы над диссидентами в семидесятых годах прошлого века. Я много читал об этом. Отрежиссированные, под один шаблон изготовленные показания свидетелей, странная, одинаковая публика, похожая на оперативников спецслужб, заполнявшая залы, слежка за всеми людьми, пришедшими на процесс, запрет на фиксацию происходящего в зале судебного заседания... Говорят, что времена меняются. Но не всегда, и не во всем.

То, что происходит сейчас в мировом суде города Тюмени напоминает мне реликтовый процесс советского периода.

Глеб Эделев
http://www.echoekb.ru/blogs/2010/12/17/1/1618/0/

Поделиться

12 января в 10 часов второе заседание суда по делу Андрея Кутузова (плюс видео)

+1
+1
-1

Магический театрМагический театр абсурда выходит на работу после каникул и обещает порадовать нас новыми представлениями. 12 января - четвёртый акт спектакля под названием "суд Андрея Кутузова по 280 статье УК РФ". Начало в 10 часов утра (лучше прийти пораньше). Место всё то же - мировой суд Центрального района города Тюмени, улица Республики, 6. Судья Гарипова, кабинет 4. Планируется продолжение допроса свидетелей.
Благодарным зрителям опытные театралы рекомендуют иметь при себе паспорт и письменные принадлежности. Например, чтобы записать ФИО судебного пристава, который попытается не пустить вас в суд и подать на него потом жалобу за нарушение открытого и гласного порядка судебного разбирательства.
Кроме того, появился рассказ о моём деле в формате видеоролика, который вы можете переопубликовать в любых доступных вам местах. Смотрите его ниже.

Эпиграф к очередному заседанию

- У меня память не такая, - сказала Алиса. - Я не могу вспомнить то, что еще не случилось.
- Значит, у тебя память неважная, - заявила Королева.
- А вы что помните лучше всего? - спросила Алиса, набравшись храбрости.
- То, что случится через две недели, - небрежно сказала Королева, вынимая из кармана пластырь и заклеивая им палец. - Возьмем, к примеру, Королевского Гонца. Он сейчас в тюрьме, отбывает наказание, а суд начнется только в будущую среду. Ну, а про преступление он еще и не думал!
- А если он не совершит преступления? - спросила Алиса.
- Тем лучше, - сказала Королева и обвязала пластырь на пальце ленточкой. - Не правда ли?

Возражать было нечего.

- Конечно, - согласилась Алиса. - Только за что же его тогда наказывать?
- Тут ты ошибаешься, - сказала Королева. - Тебя когда-нибудь наказывали?
- Разве что за провинности, - призналась Алиса.
- И тебе это только пошло на пользу, правда? - произнесла торжествующе Королева.
- Да, но ведь меня было за что наказывать! - отвечала Алиса. - А это большая разница!
- И все же было бы лучше, если б тебя наказывать было не за что! Гораздо лучше! Да, лучше! Лучше! - ответила Королева.

Льюис Кэрролл
"Алиса в Зазеркалье"

Поделиться

Почему они боятся? Второе заседание суда по делу Андрея Кутузова

+1
+3
-1

Сегодня, 12 января состоялось второе судебное заседание, где рассматривалось по существу дело о том, как я якобы «экстремистской» листовкой якобы нанёс страшный ущерб государственному строю Российской Федерации.
Естественно, всех интересовало, продолжит ли Система свою практику протаскивания в зал суда подставной «публики», у которой погоны просвечивают сквозь гражданскую одежду. Неужели фигуры, стоящие за моим уголовным делом действительно так боятся опозориться? Понятно, что дела по экстремизму почти всегда странные, но так выставлять себя на посмешище?
Выяснилось, что боятся. До смешного боятся. Однако, всё по порядку.

Итак, прохожу через пропускной пункт мирового суда Центрального района. Время — девять с небольшим утра. До начала судебного заседания ещё почти час, но публика уже начинает собираться. Пропускают через КПП, естественно не быстро. Металлоискатель, судебные приставы, внимательное изучение паспорта, содержимого рюкзака. Прямо будто террористов ищут. Бомбы у меня не нашли, пропустили.

Подхожу к 4 кабинету. Рядом с кабинетом на скамеечках уже сидят самые ранние пташки, пришедшие меня поддержать. И сходу сообщают «радостную» весть. Оказывается, ровно в 9 утра (официальное время начала работы суда) помощник судьи Петрова лично открыла дверь чёрного хода (она как раз рядом с залом заседаний) и впустила в зал несколько человек из той же компании, что занимала сиденья 14 декабря. Они и сейчас заняли места и сидели там до упора. По коридору проходит судья Гарипова. Я обращаю её внимание на эту ситуацию. Судья: «Ну что я буду в этом разбираться, обращайтесь к судебным приставам». А у приставов один ответ: «Раз запустили, значит, так надо. Что-то не нравится — жалуйтесь».
Итак, ещё раз обращаю внимание — помощник судьи впускает в зал судебных заседаний неких людей без регистрации их в журнале пришедших, без пропуска их через металлоискатель. Впускает ровно в девять, чтобы по максимуму исключить возможность, что настоящая публика придёт раньше. Наблюдающих за процессом откровенно разделяют на неравные категории: есть привилегированная «публика», которую пропускают с утра через чёрный ход, а есть простые граждане, вынужденные проходить все формальности. Правда, прогадали — опоздали чуть-чуть и поэтому факт прохода людей через заднюю дверь засекли люди из настоящей публики. Из тех, кому действительно интересен процесс, а не начальственное указание «посидеть до обеда в суде».
В этот раз, однако, «статистов» было поменьше, чем 14 декабря, так что весь зал они занять не смогли. Места начали заполнять люди непривилегированные — журналисты, студенты, рабочие, преподаватели, политические активисты, пенсионеры и правозащитники. Они не стали мириться с наличием таких «гостей» в зале суда и начали задавать им неудобные вопросы: кто вы, откуда, как узнали о процессе, и главное — каким образом попали в зал суда? «Привилегированные» всё больше молчали и загадочно улыбались или огрызались «не ваше дело». Один из них обронил фразу «Я не хочу, чтобы моя фамилия была известна». На вопрос «Вы чего-то боитесь?» он уже не ответил. Другой статист сообщил: «Я сижу на своём месте, что вы ко мне пристали». Видимо, им перед заседанием выдавали билеты с указанием мест. Ну да ладно. Статистов потеснили,уплотнили и в результате больше половины зала оказалось всё-таки занято настоящей публикой.

Соответственно, заседание началось с заявления защиты о том, что в зале суда находятся люди, попавшие туда каким-то необычным путём. Мы потребовали немедленно проверить всех присутствующих по журналу регистрации — все ли записаны в него? Судья Гарипова приняла наше заявление к сведению — и всё. Другой реакции не последовало. Что ж, придётся обращаться к председателю суда.

Дальше пошли допросы свидетелей. Первым был приглашён работник тюменского центра «Э» А. Баранов. Его, вообще-то, с трудом можно назвать свидетелем, потому что на митинге 30 октября он не присутствовал и вменяемой мне листовки в глаза не видел. Фактически, его вызвали только чтобы он сообщил, что имел со мной одну «профилактическую беседу». Я, правда, такой беседы не помню, но это даже не так важно. Баранов сказал, что в ходе этой беседы я сообщил ему о своём негативном отношении к закону об экстремизме и о том, что я выступаю за расформирование центров «Э». Казалось бы — ну и что, я вроде бы этого и так не скрываю, вот даже митинг за это организовывал. Штука здесь в том, что на допросе на предварительном следствии Баранов добавил, что я ещё и выражал личную неприязнь к милиционерам вообще и к сотрудникам тюменского центра «Э» в частности. Обвинение, видимо, считает это моим мотивом к совершению «преступления». Всё логично — Кутузов ненавидит лично тюменских «эшников», потому и сочинил листовку «Ментов к стенке». Проблема только в том, чтобы доказать наличие этой личной неприязни. Вот показания Баранова её, вроде как, и доказывают.
Только вот на суде Баранов даже не упомянул «личную неприязнь», пока мы с адвокатом не напомнили ему про его более ранние показания и не попросили ответить на прямой вопрос «Как конкретно Кутузов выражал свою личную неприязнь к сотрудникам центра Э». Баранов долго не мог ответить ничего определённого, но в итоге выдал следующую шедевральную фразу «По-моему, негативное отношение к закону об экстремизме и личная неприязнь к сотрудникам центров Э — это одно и то же». Ну да, а если я считаю что, например, тюменская система ЖКХ плохо работает, то это значит, что я ненавижу сантехников. Гениально. На этом Баранова отпустили с миром.

Дальше пошли допросы людей, которые вместе со мной организовывали митинг 30 октября: Михаила Савёлкова, Рустама Фахретдинова и Павла Слободчикова. Последний организатор — Вадим Постников — находится за пределами России и вызвать его в суд не представляется возможным. Поэтому его показания просто зачитают на следующем заседании.
Отмечу в скобках, что вообще-то следствию логично было бы допросить нас, официальных организаторов митинга, ещё осенью 2009 года - сразу после того, как у ФСБ появились (как бы) подозрения в распространении той самой листовки. Но они предпочли нас "не найти" и сразу прийти ко мне с обыском уже в апреле следующего года (для обыска меня тут же резко "нашли"). Это тоже наводит на определённые мысли.

Итак, Михаил Савёлков подтвердил, что участвовал в подготовке митинга и в собраниях, на которых согласовывался текст листовок. Он помнит, что организаторы решили распространять по тематике митинга только согласованные тексты. Мы попросили продемонстрировать ему приобщённые к делу листовки — одну сфальсифицированную (которая мне вменяется) и три реальных. Савёлков уверенно отличил реальные листовки от поддельной и сказал, что в ней отсутствует требование об организации при ГУВД выборных общественных советов, которое присутствует в реальных листовках.
Рустам Фахретдинов также рассказал о том, что присутствовал на встречах организаторов и что тексты листовок согласовывались. Он добавил, что никаких ругательств и призывов к насилию в них быть не могло, поскольку митинг планировался как общегражданский. Вряд ли можно завоевать симпатии людей фразами типа «ментов к стенке» или «призываем разбивать стёкла машин». Фахретдинов также опознал вменяемую мне листовку как несогласованную, в том числе — по отсутствующему в ней требованию об общественных советах. Он пояснил, что запомнил это требование, потому что оно вызвало среди организаторов дискуссию. Тем не менее, все организаторы единогласно решили включить его в материалы митинга. Я тоже был на том собрании, поэтому совершенно непонятно, с чего бы я стал изготавливать листовки без этого требования (даже если допустить, что я злонамеренно добавил туда экстремистские фразы).
Показания Павла Слободчикова в целом были сходны с предыдущими. Он тоже отличил фальшивую листовку от настоящих и сказал, что очень хорошо запомнил раздаваемые на митинге материалы. Кроме того, он сообщил, что во время митинга я вообще не раздавал никакие листовки — ни экстремистские, ни другие — потому что постоянно был занят на импровизированной сцене или со звукоусиливающей аппаратурой. Замечу, что это и видеозаписью подтверждается.

На этом показания организаторов митинга закончились. Дальше было тоже интересно. В зал пригласили специалиста-лингвиста Елену Михалькову из ТюмГУ. Она по заказу моего адвоката ещё летом провела автороведческое исследование, в котором сравнивала «экстремистскую листовку» и большой массив текстов моего авторства. В результате она пришла к выводу, что в «экстремистской листовке» примерно 30% текста сильно отличаются от моей манеры писать — лексически, стилистически, коммуникативно, по дискурсивной компетенции и т. д. Вообще, было видно, что исследование проведено на вполне научной базе, Михалькова очень подробно изложила методики, которыми она пользовалась. Итог: те самые фрагменты листовки, в которых содержится «экстремизм» (вроде «истребить центр Э» или «ментов к стенке»), я, скорее всего, вообще не мог написать. С высокой вероятностью их автор — какой-то другой человек.
Обвинение попыталось уличить Михалькову в том, что её специальность по диплому «Лингвист. Преподаватель иностранных языков», а, следовательно, она может судить только о языках иностранных. Но Михалькова легко отбила этот удар, продемонстрировав прокурору отличные оценки за прослушанные курсы по русскому языку и по общей стилистике, а также диплом кандидата филологических наук с диссертацией, где материалом служили как английские, так и русские тексты. Так рассыпались надежды прокурора Копеко.
В итоге судья приобщила к делу копии дипломов Михальковой и вроде бы приняла её исследование к сведению. На этом сегодняшнее заседание закончилось. Следующее назначено на 20 января, 10 часов. Будут заслушаны показания не явившихся свидетелей и, видимо, обвинение продолжит предъявлять свои доказательства.

Забавный случай. На суде присутствовал в качестве зрителя А.К. Черепанов, лидер тюменского РКРП. После заседания, когда почти вся публика уже вышла, к нему подошёл прокурор Копеко и обратился примерно с такой речью: «Ну вы-то, коммунист, что здесь делаете? Ну когда коммунисты были рядом с анархистами? Ай-яй-яй!». Черепанов не растерялся и ответил ему в духе: «Всё равно мы все левые и красные! В 1917 вместе революцию делали, так что мы солидарны с Кутузовым». Я не разделяю политические взгляды Черепанова и РКРП, но спасибо ему за поддержку. Конечно, в зале были и анархо-коммунисты, которым я тоже очень благодарен, и просто небезразличные люди. Я очень рад, что вы со мной. Особо отмечу журналиста Виктора Егорова и представителей ТОС 5 микрорайона Нину Саратову и Веру Печёркину, которые, несмотря на пожилой возраст, всё же пришли в суд и активно спорили с подставными статистами.
Кстати, «подставные» спокойно вышли уже через главный вход и, никого не стесняясь,общались на улице с милиционерами. Видимо, чувствуя свою полную безнаказанность. Какое уж там «равенство граждан перед судом». На видеозаписи хорошо видны их лица. Посмотрите, подумайте.

Диктофонная запись судебного заседания:
Часть первая:

Часть вторая:

P.S. Кстати, протокол судебного заседания ведёт секретарь суда. И её работу приходится контролировать. После прошлого заседания (14 декабря) мы проверили протокол по аудиозаписи и нашли несколько недочётов и пропусков. Мы подали судье заявление по этому поводу. Часть наших замечаний она удовлетворила, а часть — отказалась. Например, возьмём господина Барахоева, который был понятым на обыске у меня в квартире. На суде он ясно сказал, что помнит, будто все листовки «ментов к стенке» у меня в квартире были найдены в шкафу в прихожей. Вот соответствующий фрагмент аудиозаписи:

Между тем, в протоколе эти уточнения вообще отсутствуют. А ведь я не зря задавал Барахоеву эти вопросы. По версии следствия, листовки «Ментов к стенке» у меня изымались как из прихожей, так и из комнаты. Так и в протоколе обыска написано. А тут выясняется, что понятой не помнит, где же их «нашли». Спрашивается, выполнял ли он вообще свои функции понятого и видел ли он в принципе момент «находки» загадочных листовок?

Думаю, таких сюрпризов в нашем Магическом театре будет ещё предостаточно. Так что следите за рекламой и приходите на акт пятый — 20 января 2011 года. Театр ждёт вас!

Поделиться

Магический театр: окончание гамбита (20 января в 10 часов третье заседание суда по делу Андрея Кутузова)

+1
0
-1

Все, читающие это сообщение, приглашены на акт пятый магического театра абсурда в Мировом суде центрального района Тюмени. Там завтра (20 января) в 10 часов утра продолжится рассмотрение по существу дела о том, что я якобы распространял "экстремистские" листовки - в октябре 2009 года. Судья Гарипова, кабинет 4.
В этой шахматной партии наконец подходит к концу гамбит: планируется окончание предъявления доказательств стороной обвинения. Своих "свидетелей" они уже предъявили, теперь, может, ещё что-то покажут. Например, "экспертизы" лингвистов в погонах. Эти экспертизы будут небезынтересны любому учёному. В плане посмеяться, я имею в виду.

Хотя само заседание начинается ровно в 10, я рекомендую приходить на Республики, 6 пораньше - лучше где-нибудь без пяти девять. Суд открывается в 9 часов и вам тут же нужно зайти туда и сесть поближе к кабинету 4. Тогда у вас есть шанс попасть в зал суда раньше, чем подставные "статисты", о которых написано в отчётах с предыдущих заседаний. Ну или, по крайней мере, вы своими глазами увидите, как их запускают через чёрный ход.
Рекомендую, кстати, перед судом почитать отличную статью "Разжиганию не подлежат" в "Новой газете". Там и про моё дело, и про другие аналогичные.
Берите с собой диктофоны, аудиозапись в зале суда разрешена законом.

Очередной эпиграф:

Но не сказана вслух обвинения суть;
Три часа заседание длилось,
А Присяжным никто не успел намекнуть,
Чем конкретно Свинья провинилась.

Утвердился особый у каждого взгляд,
На искомый состав преступленья;
И поэтому все возмущенно галдят,
Заглушая противные мненья.

Льюис Кэрролл
"Охота на Снарка"

Поделиться

Секретная наука и самозарождающаяся публика: третье заседание суда по делу Андрея Кутузова

+1
+5
-1

Сегодняшнее (20 января) заседание суда по делу Андрея Кутузова напоминало магический театр абсурда ещё больше, чем предыдущие заседания. Зрители могли наблюдать невидимок и вампиров, а также приобщиться к сокровищам великой науки, таящейся за дверями ФСБ России. Но обо всём по порядку.
Публика, наученная горьким опытом предыдущих серий, пришла в суд ровно к девяти — как раз, когда открываются его двери. Зашли внутрь, подошли к залу заседаний. Зал заперт, рядом стоят приставы, говорят - «закрыто, откроем ближе к 10, тогда и зайдёте». Ну хорошо, подумала публика и осталась сидеть, смотреть, не подойдут ли опять подставные статисты. Время идёт, статисты всё не подходят. Уже и обвиняемый подъехал, и адвокат, и журналисты — полный коридор в мировом суде. Неужели, думаем мы все, загадочные хозяева «статистов» одумались и решили больше не выставлять себя на посмешище?
Но вот примерно без 15 десять приставы отпирают дверь зала заседаний. Публика заходит туда и видит уже знакомое зрелище: в зале широко развалившись сидят молодые люди и женщины в количестве девяти человек. На вопросы отвечать отказываются, когда их фотографируют, закрывают лица (правда, быстро поняли, что бесполезно).

Как эта «публика» могла оказаться в зале заседаний до того, как приставы официально открыли его для посетителей? Если отбросить предположение о том, что эти люди там самозародились, подобно мухам и червям в средневековых представлениях о биологии, то остаётся только один вариант — их запустили в зал ещё до начала работы мирового суда, до 9 часов, а затем заперли, чтобы не допустить настоящую публику. Высказывалась также гипотеза о том, что этих несчастных людей оставили в зале ещё с вечера ночевать. В общем, любое из этих предположений подразумевает нарушение законов и инструкций либо приставами, либо помощниками судьи, либо самой судьёй. Иного быть не может.

На местах сзади - "самозародившаяся" подставная публика

Пока настоящая публика выясняла у подставной обстоятельства её появления в зале, адвокат решил задать эти же вопросы судье Гариповой, пока та ещё находилась в своём кабинете. Судья Гарипова, услышав о загадочных людях, сообщила (внимание!): «Такого быть не может, этих людей там нет». По идее, после этого реальная публика могла бы просто садиться прямо на этих «несуществующих людей», ведь слово судьи крепче стали, и раз судья сказала, что никого в зале до его открытия быть не могло — значит, у всех просто коллективные галлюцинации, а галлюцинации нужно игнорировать. Но у приставов, видимо, тоже были галлюцинации и они впустили в зал только тех, кто уместился на скамейки, оставшиеся свободными от людей-призраков. В результате зал опять был лишь наполовину заполнен реальной публикой.

Приставы не пускают в зал реальную публику

Как только вошла судья Гарипова и началось судебное заседание, адвокат Ладин заявил ходатайство о том, чтобы прервать судебное заседание и обеспечить равный доступ для всей публики. Кроме того, защита ходатайствовала о проверке всех присутствующих в зале по журналу регистрации. Вполне логично: люди появились в зале непонятно откуда, кто они — неизвестно, какова цель — тоже. Получается что и угроза безопасности от них (проходили ли они через рамку металлоискателя или нет — неведомо) и нарушение принципа публичности судебного заседания (какая тут публичность, когда есть некая VIP-публика, которой позволено занимать места ещё до официального открытия суда).

Александр Черепанов (слева) и представители подставной публики (справа). Один закрывает лицо.

Однако, судья Гарипова продолжила настаивать на том, что «статисты» являются коллективной галлюцинацией и заявила, что никакой угрозы безопасности присутствующим она не видит, никаких нарушений, по её мнению, нет. Государственный обвинитель её поддержал, и судья ходатайство защиты отклонила. Так что «статисты»-галлюцинации остались в зале. Естественно, по этому поводу вновь будут поданы заявления во все возможные ответственные органы.

Ещё четверо подставных (мужчина справа к ним не относится)

Но тем временем, процесс продолжился. У стороны обвинения оставались ещё три свидетеля, не явившихся на предыдущие заседания: Роман Малыгин (чиновник из горадминистрации, отвечающий за митинги), Андрей Селезнёв (на митинге 30 октября 2009 года был видеооператором от пресс-центра ГУВД) и Вади Постников (тюменский правозащитник, был одним из организаторов того самого митинга). Селезнёв явился лично, показания Постникова и Малыгина, данные на предварительном следствии заслушали с бумаги.
Как и на прошлом заседании, свидетели, которые формально «принадлежат» обвинению, фактически высказались в защиту Кутузова. Например, Селезнёв сообщил, что никаких экстремистских высказываний на митинге не слышал, а какие там раздавались листовки, он вообще не помнит и не знает. То же самое сказано в показаниях Малыгина, который был на митинге в качестве наблюдающего за порядком от горадминистрации. В показаниях обоих свидетелей однозначно утверждается, что митинг прошёл без эксцессов.

Затем начались сюрпризы. Молодой прокурор (старший Копеко сегодня куда-то пропал) заявил, что в город из Екатеринбурга были доставлены эксперты обвинения: Светлана Мочалова (свердловское управление ФСБ, лингвистическая и автороведческая экспертиза текста листовки), Ирина Цебренко (свердловское управление ФСБ, техническая экспертиза по принтеру) и Ольга Усова (региональный центр судебной экспертизы Минюста РФ, психологическая часть психолингвистической экспертизы текста листовки). Тут стоит сделать небольшое пояснение: изначально обвинение вообще не планировало вызывать своих экспертов в суд. Этого попросила защита на одном из предыдущих заседаний, мотивировав это тем, что к экспертам есть некоторые вопросы. Обвинение сначала было против, потом судья сказала, что выдаст повестки и пусть защита самостоятельно доставляет эти повестки в Екатеринбург. Соответственно, Андрей Кутузов и его адвокат ждали этого, предполагая, что им будет известно о дне допроса экспертов заранее.
Но, видимо, обвинение решило перехитрить защиту и привезти экспертов в суд самостоятельно, без предупреждения, чтобы защита не подготовилась к их допросу. В какой-то степени им это удалось: защита была вынуждена задавать вопросы экспертам без предварительного плана. Однако, огрехи в экспертизах настолько значительны и очевидны, что это не оказало существенного влияния на процесс — в целом, были заданы все вопросы, которые нужно было задать.

Первой была вызвана Светлана Мочалова — эксперт-лингвист криминалистической лаборатории РУ ФСБ по Свердловской области. Мочалова закончила УрГУ по специальности «Филолог. Преподаватель филологии», а затем проходила курсы криминальных экспертов при ФСБ. Учёной степени нет. Она хорошо известна в Екатеринбурге, поскольку часто появляется на процессах по «экстремистским» делам с неизменно «обвинительной» экспертизой.
По делу Кутузова Мочалова проводила лингвистическую экспертизу, в которой пришла к выводу, что в тексте инкриминируемой листовки «содержится информация экстремистского характера, призывающая к насильственным действия в отношении сотрудников власти и направленная на возбуждение социальной розни». Кроме того, она проводила автороведческую экспертизу, в которой сравнивала авторство листовок «Ментов к стенке» и «Пушкин тоже экстремист» и определяла возможные характеристики их автора.

Защита обратила внимание суда на несколько нарушений в первой экспертизе. Во-первых, Мочалова является штатной сотрудницей ФСБ России, так же, как и следователь Сухарев, который вёл дело Кутузова. Этим грубо нарушается требование закона о независимости экспертизы. Во-вторых, в экспертизе содержится упоминание того, что листовка разжигает рознь по отношению к социальной группе «милиция», при этом не приведено даже определение термина «социальная группа». Более того, Мочалова вообще не социолог и вряд ли может решать, что является социальной группой, а что нет. Эксперт на суде показала учебник по социологии знаменитого своей консервативностью и замшелостью декана соцфака МГУ Добренькова, в котором сказано, что милиция социальной группой является. Непонятно только, почему был выбрана именно эта точка зрения, ведь известно, что в других социологических школах (например, Нижегородской) ни милиция ни вообще органы власти социальной группой не признаются. То есть, это вопрос дискуссионный и эксперт Мочалова вышла тут за пределы своей компетенции. Точно так же вышла она за пределы своей компетенции как лингвиста, когда заявила в выводах, что текст содержит информацию «экстремистского характера». Даже по существующему репрессивному «антиэкстремистскому» законодательству, определять наличие или отсутствие экстремизма всё же должен суд, а не эксперты. А тут Мочалова фактически подменяет собой судью. В ответ на это замечание Мочалова лишь несколько раз повторила «Я эксперт-криминалист ФСБ России, имею соответствующее образование и предупреждена об уголовной ответственности».
Но самое интересное началось, когда защита спросила Мочалову о лингвистических методиках, использованных в ходе экспертизы. Эксперт не смогла назвать ни одной использованной методики, сославшись на то, что все они разработаны в Институте криминалистики ФСБ России и имеют гриф ДСП («Для служебного пользования»). Получить их простой смертный может, только направив туда специальный запрос, и то не факт, что его удовлетворят (даже, скорее всего, не удовлетворят). Естественно, это грубо нарушает законодательство об экспертизе, в котором чётко сказано, что судебные экспертизы должны «основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных». То есть, экспертиза должна позволять независимую проверку, быть верифицируемой. Здесь же ни о какой возможности проверки речь не идёт — методики недоступны. Так можно обвинить в экстремизме хоть судью Гарипову, сославшись на некие секретные методики выявления в тексте «информации экстремистского характера».

Перешли ко второй «мочаловской» экспертизе. В ней Светлана Анатольевна пришла к выводу, что у листовок «Ментов к стенке» и «Пушкин тоже экстремист» (вторая действительно раздавалась на митинге) один автор, и этот автор - «мужчина 25-30 лет с высшим гуманитарным образованием, навыками публицистической речи, русский, работающий в сфере, связанной с преподаванием или журналистикой». Естественно, методики, посредством которых Мочалова пришла к таким точным выводам о личности автора текстов, тоже оказались засекреченными разработками Института криминалистики ФСБ.
Из текста экспертизы можно только понять, что пол автора Мочалова определила по следующим признакам:
- общественно-политическая тематика
- выступление от имени группы лиц
- наличие чёткой логической структуры текста
- последовательность и конкретность изложения
- использование лексико-семантических парадигм со значением «борьба».

Получается, что Мочалова отказывает представителям собственного пола в способности логично и последовательно излагать факты, а также выступать на общественно-политическую тематику. Неужели таковы инструкции Института криминалистики ФСБ России?
Интересен также способ определения возраста автора текста. По мнению Мочаловой, тексты со следующими характеристиками мог написать только человек в возрасте 25-30 лет:
- сфера интересов, связанная с активной деятельностью
- чёткость, аргументированность изложения
- сформировавшиеся навыки владения публицистическим cтилем речи

На вопрос «неужели люди после 30 прекращают писать что-либо об активной деятельности?» Мочалова ответила, что «после 30 люди скорее пишут на производственную тематику». Что называется, тут не знаешь — смеяться или плакать.
Кстати, защита предлагала пригласить в зал суда своего специалиста — кандидата филологических наук (в отличие от «неостепенённой» Мочаловой), который ждал в коридоре. Этот специалист сделал профессиональный отзыв о несостоятельности мочаловской автороведческой экспертизы и тоже жаждал задать этому «исследователю» вопросы. Прокурор яростно встал на защиту Мочаловой и, видимо, стремясь оградить её от ненужных волнений, высказалось резко против приглашения в зал другого специалиста. Судья согласилась с обвинением и отвергла ходатайство защиты. Таким образом, публика была лишена возможности лицезреть сцену «Мочалова отвечает на замечания независимого специалиста». Этот специалист будет допрошен позже.
А пока его заменял Андрей Кутузов (сам кандидат филологических наук) и адвокат Ладин, который, как он сам говорит, «за время следствия уже стал разбираться в лингвистике». Они продолжили допрос Мочаловой. В своей автороведческой экспертизе она сделала однозначный вывод о том, что листовки «Пушкин тоже экстремист» и «Менты к стенке» написаны одним автором — по «выявленному комплексу совпадающих признаков при отсутствии значимых различий». В экспертизе приводится табличка, где жирным выделены совпадающие в текстах фрагменты — это и есть, видимо «совпадающие признаки». Кроме того, в текстах сходная тематика. На основании этого Мочалова заключает, что их написал один автор. Более того, по мнению Мочаловой в текстах сходные требования! Напомним, что в листовке «Пушкин тоже экстремист» содержатся требования расформировать центры Э, удалить из законов понятие «экстремизм», отменить закон №114 и соблюдать права граждан на свободу слова, собраний и печати. В листовке «Ментов к стенке», которую защита считает не принадлежащей Кутузову, эти требования дополнены пунктом, который звучит так:
«В случае невыполнения требования, призываем всю сознательную молодежь города, участников социальных движений, оппозиционных структур использовать любые методы борьбы с кучкой ментов из тюменского центра «Э»: устраивать акции прямого действия – закидывать камнями и разрисовывать здание Центра «Э», разбивать стекла машин, устраивать флэшмобы и пр»
С точки зрения Мочаловой, в требованиях типа «расформировать центры Э, удалить из законов понятие экстремизм» и в призывах закидывать камнями здания и разбивать стёкла машин «нет значимых различий». На другие различия в текстах исследуемых листовок Мочалова в своей экспертизе тоже не обращает ни малейшего внимания — только на совпадающие фрагменты. В связи с этим интересно её сравнить с исследование кандидата филологических наук Михальковой, которое было представлено суду на прошлом заседании. Михалькова объективно сравнила тексты, выявила объём сходных и различных фрагментов и проанализировала их характер, то есть, выполнила полноценное автороведческое исследование. Мочалова же просто сделала вывод о единстве автора на том основании, что часть текстов совпадает. Вывод, очень полезный для следствия, надо сказать.

Продолжилось заседание допросом Ольги Усовой, эксперта-психолога регионального центра судебной экспертизы Минюста РФ (также Екатеринбург). Усова вместе с Архаровой (не явившейся на суд) делала первое психолингвистическое исследование текста листовки «Ментов к стенке». Собственно, единственный вывод самой Усовой — это то, что листовка эта «может сформировать у читателей побудительные мотивы к противоправной деятельности».
После твердокаменных чекистских секретов Мочаловой Усова сначала произвела хорошее впечатление в том смысле, что она вела себя всё же как учёный, а не как Штирлиц. Но научная деятельность Усовой обладает некоторыми, скажем так, странными характеристиками.
Андрея Кутузова, как учёного, заинтересовали инструменты, которые Усова использовала в своей экспертизе. Она пользовалась программами Statistica и «Словодел». К широко используемой «Статистике» вопросов не возникло, а вот «Словодел» - вещь загадочная. Эту программа можно найти в Интернете лишь в одном месте — на сайте www.vedium.ru, где также рекламируется «научная защита от вампиризма и порчи» и «чудеса, созданные по последнему слову науки». Сообщается на нём также, что «в связи с большой занятостью доктора наук Черепановой и высокой энергоёмкостью метода количество Чудес ограничено». Там же делают и «Словодел» - по словам его авторов, «единственную в мире профессиональную компьютерную лингвистическую программу». Да, единственную, именно так они считают. При помощи этой программы эксперт Усова определила, что в тексте листовки «смысловые цепочки формируют отрицательное семантическое поле негативного бессознательного (25% попадания)». Кроме того, некоторые слова, по мнению Усовой, вызывают в людях определённые «вибрации». Которые, видимо, и определяет загадочная программа «Словодел».
Защита спросила, как сама Усова относится к тому, что авторы используемой ею программы предлагают «научную защиту от вампиризма и порчи» и не кажется ли ей, что использовать программы от таких авторов в научных исследованиях несколько опрометчиво. Усова ответила, что у неё нет оснований не доверять авторам программы и вообще «у каждого своё мировоззрение». То есть, эксперт-психолог обвинения считает нормальным для учёного предлагать посетителям своего сайта «положить под подушку два сваренных вкрутую яйца, чтобы определить свою негативную энергетику».
В своих ответах на вопросы защиты Усова многократно сбивалась на какое-то морализаторство в духе «вы должны отвечать за свои слова» и «я ведь тут не просто так, я осознаю ответственность». Под конец она заявила, что «Центр Э следит за чистотой информационного поля коллективного бессознательного».

На этом допрос Усовой закончился и в зал вызвали второго эксперта от свердловского ФСБ — Ирину Цебренко. Она исследовала изъятый у Кутузова принтер, картридж из него и листовки из дела. После этого она заключила, что листовки напечатаны на изъятом принтере. Сделала она это посредством «метода электростатического анализа», который, впрочем, тоже не опубликован, по её словам, ни в одном открытом источнике, а доступен только по запросу в Институт криминалистики ФСБ России. Вообще, складывается ощущение, что в ФСБ есть какая-то своя наука, закрытая от посторонних и существующая совершенно независимо от обычной научной мысли. «У нас есть такие приборы, но мы вам о них не расскажем...»
Защита вновь обратила внимание суда на нарушение принципов независимости экспертизы и верифицируемости её результатов, а затем задала эксперту вопрос: как так получилось, что в исследовательской части экспертизы сказано, что листовки вероятно изготовлены на том же принтере, а в выводах уже уверенно говорится «точно на том же».
Цебренко пояснила следующее. Сначала она провела исследование «следов бумагопротяжного механизма» на листовках и на контрольном отпечатке изъятого принтера. По её мнению (подтверждённому секретными методиками ФСБ, разумеется), у каждого принтера имеется индивидуальный след бумагопротяжного механизма, по которому его однозначно можно опознать. Тем не менее, сначала эксперт был всё же не уверен. Но затем, когда она выявила, что листовки напечатаны тонером той же марки, что был в изъятом принтере, её предположения переросли в уверенность.
Защита возразила, что стандартный тонер для принтеров HP LaserJet m1120 продаётся в магазинах в огромных количествах и используется далеко не только в принтере подсудимого. Что же касается «следов бумагопротяжного механизма», то есть большие вопросы к этой методике. Совершенно непонятно, каким образом было доказано, что следы у каждого принтера (а не у каждой модели принтеров!) индивидуальные. Непонятно, каким образом эксперт определяла «схожесть» следов на контрольном отпечатке и на исследуемых листовках: на глаз или по каким-то количественным параметрам. На прямой вопрос эксперт пояснила, что в секретных методиках никаких количественных параметров нет. Видимо, отпечатки всё же просто сравнивались «на глаз» - похоже-непохоже.
Добавим кроме того, что даже не учитывая эти странности экспертизы, совершенно понятно, что за те месяцы, что принтер Кутузова находился в распоряжении ФСБ, на нём можно было отпечатать не то что десять нужных листовок, а и полное собрание сочинений Гитлера вместе со всеми возможными государственными тайнами РФ.

На этом в суде объявили перерыв до 10 часов 27 января.

В заключение, добавим. Вот эксперт обвинения Усова считает, что у 25% читателей листовки возникнет «побуждение к противоправной деятельности». Интересно, сколько человек из наблюдающих этот абсурдный процесс уже почувствовали негативное отношение к суду, прокуратуре, ФСБ, милиции, центру судебной экспертизы Минюста РФ и так далее? И всё это заслуга не «экстремиста» Кутузова, а следователя Сухарева и его экспертов. Ну и конечно, их начальников.

Аудиозапись заседания, часть 1
Аудиозапись заседания, часть 2

Поделиться

Прокурор два часа повторял, как заклинание: "Ментов к стенке!"

+1
+4
-1

Мне стало понятно, почему организаторы судебного процесса над Андреем Кутузовым не хотели, чтобы студенческая молодежь присутствовала в зале суда. Мне понятно, почему организаторы судилища более половины мест в зале занимали своими оперативниками в штатском.
Сегодня приступили к оглашению содержимого четырех томов обвинения.
Прокурор зачитывал название листовки, которую, якобы, Андрей распространял на митинге 30 октября 2009 года. Листовка называется "Нет политическим репрессиям! Ментов к стенке!".
Прокурор был вынужден раз пять прочитать вслух весь текст листовки. В зале раз пять звучала фраза из листовки - "Тюменский центр "Э" - общественно-опасная структура, которая творит произвол и нарушает права граждан".
Молодежь, присутствовавшая в зале, выучила эту фразу наизусть, благодаря прокурору. Как, впрочем, и ещё одну, многократно им озвученную - "Бывшие сотрудники УБОПа народ тупой, толстолобый".
Но прокурор не только зачитывал текст листовки, он вынужден был, листая четыре тома, бесконечное количество раз повторять её название.
Когда в тишине судебного зала прозвучало первые четыре раза "Ментов к стенке!", я подумал, что нигде и никогда ещё не слышал так навязчиво этот призыв.
Но прокурор повторял и повторял: "Ментов к стенке!", "Ментов к стенке!", "Ментов к стенке!"...
После двадцатого раза я уже не мог спокойно воспринимать это прокурорское нейро-программирование - к стенке, ментов, к стенке, ментов, к стенке, ментов....
После двадцать пятого повтора захотелось крикнуть - хватит! Вы что, обалдели, в зале сидит молодежь, а вы им все мозги прозомбировали лингвистической связкой ментов со стенкой.
И тут до меня дошло, почему на открытый судебный процесс так не хотели допустить студенческую публику.
Я давно, еще весной прошлого года, говорил, что организация уголовно-политического преследования Андрея Кутузова принесет огромный вред прежде всего организаторам этого процесса. Потому что Андрей - не уголовник и не экстремист.
В итоге, главным экстремистом сейчас выглядит прокурор, который утвердил насквозь фальшивое обвинительное заключение и который, как заведенный органчик, бубнит в молодое ухо - ментов к стенке, к стенке, к стенке...
Операция тюменского управления ФСБ России по нейтрализации гражданского активиста с треском провалилась. Общественность Тюмени выгнала оперативников из зала судебных заседаний. Молодежь заполнила освободившиеся места и своими ушами слышит, кто именно в нашем государстве многократно упорно четко и громко произносит заклинание о необходимости поставить ментов к стенке.
Это делает государственный служащий в синей прокурорской форме. Из его уст это звучит как приговор сотрудникам тюменского Центра по борьбе с экстремизмом. Тюменскому Центру "Э".

Поделиться

В магическом театре промежуточная интерлюдия: 27 января заседание суда по Андрею Кутузову было скучноватым

+1
+1
-1

Сегодняшнее (27 января) заседание суда по делу Андрея Кутузова было, наверное, одним из самых скучных и небогатых событиями. В Магическом театре было тихо и пахло пыльными декорациями.
Впрочем, заседание сразу ознаменовалось относительной победой сил добра над силами зла. В зале впервые за всё время ведения процесса не оказалось подставной публики. Приставы и помощник судьи, открывая дверь зала, сами позвали адвоката, подсудимого и публику первыми заглянуть внутрь: мол, вот, убедитесь, никого нет. Что подействовало - многочисленные письменные жалобы различным высоким чинам, личный визит группы активистов к председателю районного суда Огорельцеву, распространение этой истории по Интернету или ещё что-то - нам неведомо. Но факт остаётся фактом: зал суда наконец-то был заполнен реальной публикой, и все, кто на процесс хотел попасть - на него попали. Напомним, что до этого на протяжении трёх заседаний мы боролись с "призрачной" публикой, которая как бы и есть, и её как бы и нет. Кстати, помощник областного прокурора Копеко также отсутствовал на заседании (вот уже второй раз).

Началось заседание относительно забавно: с ходатайства адвоката Ладина о приобщении к делу распечаток с сайта www.vedium.ru - "для определения относимости, допустимости и научности методов экспертизы" Это сайт авторов программы "Словодел (якобы "психолингвистической"), которой пользовалась эксперт обвинения Усова, которая выступала на прошлом заседании. Кроме того, адвокат ходатайствовал о приобщении к делу распечаток избранных страниц справки этой самой программы "Словодел" (другое название - "Диатон").
Частично эти распечатки были оглашены. Вот избранные фрагменты:

  • "предлагаем научную защиту от вампиризма и порчи"
  • "со Словоделом информация о вашем клиенте войдёт в подсознание и станет интимной молитвой для восьми человек из десяти"
  • "Книги Черепановой (разработчик программы) представляют собой удивительный симбиоз магии, науки, любовного романа и учебного пособия"
  • "Прилагаемый диск с Магическим Ключом №1 поможет всем желающим почувствовать себя волшебниками, верно направить истинную энергетику своего текста или определить вампирские намерения любого полученного Вами послания"
  • "Внимание: при анализе текстов объёмом более 3000 знаков возможно отклонение от истинных результатов, особенно при анализе воздействия текста на мозг. Будьте внимательны!"

и так далее. Такими вот программами и "научными парадигмами" пользуются эксперты по "экстремистским" делам.
Сторона обвинения оказалась резко против приобщения этих распечаток. Помощник прокурора Центрального АО г. Тюмени Д.В. Щеглов высказался в том духе, что распечатки не имеют отношения к делу, экспертиза хорошая и достоверная, методики эксперт огласил на прошлом судебном заседании. И вообще неизвестно, откуда эти распечатки.
Судья постановила отказать в приобщении. Адвокат попросил суд изыскать возможность на следующем судебном заседании предоставить доступ в Интернет и обозреть эти странички прямо в Сети. Причём защита готова обеспечить доступ в Интернет самостоятельно. Андрей Кутузов пояснил, что эксперт Усова на прошлом заседании подтвердила, что в качестве одного из главных инструментов своей экспертизы она использовала именно программу "Словодел". Поэтому сайт её авторов очень важен для этого процесса, поскольку хорошо демонстрирует антинаучную сущность этой программы.
В результате судья всё равно отказала, но добавила, что на этапе представления доказательств стороной защиты это ходатайство может быть заявлено ещё раз, технических препятствий она не видит.

Затем продолжилось предъявление доказательств стороной обвинения. В этот день оглашались документы, и это, конечно, было более скучно, чем "Словодел". Господин Щеглов в течение полутора часов методично зачитывал протоколы выемок, осмотров, обыска, переписку между различными чиновниками по поводу этого дела и так далее. Интересного здесь было мало, повторялись уже известные тезисы обвинения.
Отметим немногочисленные заслуживающие внимания моменты. После оглашения протоколов осмотра листовок, изъятых у свидетелей обвинения Урлова, Агейкина и Гилева, защита обратила внимание на странный факт. Несмотря на то, что в инкриминируемой листовке присутствует два изображения (логотип сайта golosa.info и логотип кампании extremizma.net с соответствующими надписями), ни в одном протоколе осмотра нет ни слова об этих изображениях. Возникает закономерный вопрос - а действительно ли эту листовку описывают протоколы? Получается, что материальные доказательства в виде листовки и протоколы её осмотра не совпадают. Прокурор на это ответил, что следователь, видимо, описывал содержание листовки, а не её внешний вид. Это довольно странно, учитывая, что надписи на изображениях, вроде бы, тоже относятся к содержанию.
Кроме того, в протоколах осмотра листовок, изъятых у Агейкина и Гилева следователь ФСБ Сухарев почему-то выделил жирным некоторые фрагменты текста, при том, что в листовках, приложенных к этим протоколам, никаких выделений нет. Интересно, что выделение в основном охватывает именно те фрагменты, которые защита считает инородными, сфальсифицированными, например, странное требование "разбивать стёкла, проводить флэшмобы". Что это - желание следователя оставить себе "закладку" на будущее или следы странных манипуляций с листовками? Будущее покажет.

При оглашении протоколов опознания Кутузова свидетелями Урловым и Гилевым (оно было проделано 14 апреля 2010 года) защита ещё раз обратила внимание суда на то, что по словам этих двух господ, они узнали Кутузова "по высокому росту". Между тем, Кутузов во время опознания сидел на стуле и ни разу не вставал. Как можно было определить его рост - загадка.

Следующее важное замечание, сделанное защитой: в протоколе обыска в в списке вещей, изъятых у Андрея Кутузова 14 апреля 2010 года, фигурируют "104 компакт-диска". Они никак не персонализированы и не расписаны, это просто стопка из более чем сотни дисков. Какие из них принадлежат обвиняемому, а какие нет - теперь установить уже затруднительно.

Заслушали и протокол осмотра компьютера, изъятого у Кутузова. Как уже сообщалось ранее, следствие нашло на нём аж целую папку под названием "Экстремизм". Несмотря на многообещающее название, в папке были всего лишь фотографии с того самого митинга 30 октября 2009 года. Адвокат задал обвиняемому вопрос о названии папки. Андрей Кутузов ответил:
"Действительно такая папка есть на моём компьютере среди прочих папок с фотографиями.Называть папку "Митинг 30 октября 2009 года, посвященный центрам по противодействию экстремизму..." было бы очень длинно, отсюда и краткое название "Экстремизм". В папке, как и видно из материалов дела, содержатся фотографии с митинга. Причём эти же фотографии сразу после митинга были выложены в Интернет и до сих пор там доступны. То есть, следствию совсем не обязательно было изымать у меня компьютер и держать его у себя почти 10 месяцев, чтобы посмотреть на эти фотографии".
Свидетельств раздачи Кутузовым листовок на фотографиях не обнаружено.

Выяснилось, что следствием проводился "осмотр" сайтов www.golosa.info, www.avtonom.org и www.extremizma.net. Эти осмотры занимают не одну сотню страниц дела (вместе с распечатками страниц с этих сайтов). Учитывая, с какой настойчивостью господин Щеглов зачитывал текст инкриминируемой листовки (об этом уже отлично написал Виктор Егоров), можно было бы ждать уникального события: публичного озвучивания в зале суда либертарно-коммунистических манифестов и организационных принципов анархистских организаций. Но всё-таки этого не произошло. Обвинитель ограничился зачитыванием заголовков протоколов осмотра этих сайтов. У защиты вызвало недоумение лишь употребление следствием странного прилагательного "официальный": "следователь Сухарев произвёл осмотр информации, расположенной на трёх официальных сайтах..." Совершенно непонятно, для чего было употреблено это слово. Может быть, просто для солидности?

На этом сегодняшнее заседание закончилось. У обвинения остался только осмотр вещественных доказательств: компьютера, принтера и компакт-диска. Одного из ста четырёх :-) После этого наступит этап предъявления доказательств стороной защиты.

Следующее заседание назначено на 10 часов утра 17 февраля. Все приглашены. Делаем ставки на присутствие или отсутствие "призраков".

Поделиться

Магический театр абсурда снова с вами (17 февраля в 10 часов пятое заседание суда по делу Андрея Кутузова)

+1
0
-1

17 февраля (в этот четверг) ровно в 10 утра в мировом суде по адресу Республики 6 начнётся пятое заседание суда по моему "экстремистскому" делу. Фигуры на доске всё те же, но одна сторона (обвинение) уже почти закончила представление своих доказательств. Поэтому 17 февраля, вероятно, придёт уже наконец очередь защиты.
Напомню, что на прошлом заседании произошло чудо - отсутствовала подставная публика. Чрезвычайно интересно, закрепился ли оздоровительный эффект от многочисленных жалоб или произойдёт рецидив. В четверг вы сможете узнать это из первых рук, если придёте в суд.
Ожидаются так же и другие любопытные явления, о которых театральная труппа пока умолчит, чтобы сохранить suspense.

Как известно, проблема "экстремизма" стоит в России так остро, что аж в думах научные конференции проводят. Поэтому следует предположить, что суды по "экстремистским" делам должны волновать каждого сознательного гражданина, желающего видеть, на что государство тратит его налоги. Так что приглашаются все!

Эпиграф к заседанию

Цап-царап сказал мышке:
Вот какие делишки,
мы пойдем с тобой в суд,
я тебя засужу.
И не смей отпираться,
мы должны расквитаться,
потому что все утро
я без дела сижу.

Льюис Кэрролл
"Алиса в Стране Чудес"

Поделиться

В судебном процессе Андрея Кутузова вскрылись фальсифицированные вещественные доказательства обвинения

+1
0
-1

Это уже даже не смешно. 17 февраля магический театр показал свою абсурдную сущность лучше, чем когда бы то ни было. Слов нет по поводу этой "Фемиды". Ощущение, что бьёшься головой об стену, показывая суду очевидное, а суд предпочитает не видеть.
Как и ожидалось, обвинение в лице помощника прокурора Центрального АО города Тюмени Д.В. Щеглова осмотрело вещественные доказательства. Начали с транспарантов с разных митингов, изъятых в ходе обыска ("Автономное Действие", "Наше отечество - всё человечество", "За радикальную реформу МВД" и т.д.). Что обвинение хотело доказать демонстрацией этих "доказательств" - совершенно непонятно. Что я периодически бываю на митингах, а иногда и сам их провожу? Ну так я и не отрицаю, вроде. Потрясли этими транспарантами на публику и сложили обратно.

Продемонстрировали компьютер (также изъятый в ходе обыска). Не включали даже, просто показали. Защита ещё раз обратила внимание на то, что упаковка этого "вещдока" на момент его осмотра при знакомстве с делом была нарушена, и это отражено в протоколах ознакомления. Впрочем, в любом случае, всё, что на компьютере нашли, приобщено к делу и я не отрицаю наличия на нём фотографий с митинга 30 октября 2009 года. Вот только они не доказывают ни изготовления ни распространения мной каких бы то ни было листовок. Поэтому мы ещё раз ходатайствовали перед судьёй Гариповой о возврате компьютера, ибо он в этом судебном процессе вообще никакой роли не играет. Гарипова отказала, мотивировав это тем, что "может, он ещё в суде следующей инстанции понадобится". В общем, до приговора точно не отдадут.

Посмотрели милицейскую видеозапись митинга - с моего ноутбука. Судья теперь могла уже лично удостовериться, что в видеозаписи напрочь отсутствуют моменты, где бы я что-либо раздавал. Не знаю уж, заинтересовало ли это её.

А вот дальше и начался абсурд высшей пробы. Обвинение достало последний вещдок - CD-диск Verbatim, по их версии изъятый у меня в ходе обыска 14 апреля 2010 года. На диске три файла формата Open Document и два файла формата PDF. Нас (и обвинение) интересуют два файла с названиями менты.odt и менты.pdf. Это, собственно, говоря макет той самой "экстремистской" в двух разных форматах. То есть, гипотеза обвинения состоит, видимо, в том, что я перед митингом сделал эту листовку и записал её на CD-диск. Только вот эта гипотеза сегодня рассыпалась как карточный домик.
Напомню, что мы уже раньше говорили, что доказать изъятие у меня именно этого диска в принципе невозможно, потому что в протоколе обыска стоит просто "104 компакт-диска". Уже исходя из этого диск можно было бы отметать как недопустимое доказательство. Но было понятно, что суд, мягко говоря, пристрастен, поэтому пришлось нам доказывать, что я не верблюд. И это вполне удалось.
Итак, воткнули диск в ноутбук, посмотрели. Даты изменения всех пяти файлов - 27 или 29 октября 2009 года. Вроде всё сходится - злобный экстремист Кутузов создал файлы, записал их на диск и оставил его валяться, пока не пришли с обыском бравые чекисты и не нашли улику. Открываем файл менты.odt в OpenOffice. Смотрим дату, которую выставляет сама программа OpenOffice, независимо от дат, которые ставит операционная система. И видим такие данные:
Изменён: 17.06.2010, 15:29:56
Напечатан: 17.06.2010, 15:24:12

17 июня! На диске, который якобы я записал в октябре 2009 года, присутствуют файлы, которые изменяли и печатали в июне две тысячи десятого! На тот момент мой компьютер и ноутбук уже два месяца как находились в ФСБ, равно как и все изъятые диски. Да, если кто не знает - файлы, которые записаны на CD-R диск, изменить уже нельзя. Это диски однократной записи. Дописать что-то новое можно, изменить старое - никак.
Пригласили в зал специалиста с высшим техническим образованием и опытом работы программистом, чтобы он объяснил что к чему (хотя, в общем-то, любому разумному человеку и так всё ясно). Специалист подтвердил, что данные OpenOffice действительно означают дату и время, когда файл последний раз изменяли и печатали. А следовательно, диск никак не мог быть записан раньше трёх часов дня 17 июня 2010 года. Что же касается даты "29 октября" в атрибутах файлов, то существует множество способов её изменить вручную. То есть, скорее всего файл менты.odt изменялся и печатался 17 июня, затем его сохранили, вручную изменили ему дату создания на 29 октября, поставили системной датой компьютера то же самое 29 октября и записали диск. Вроде всё чисто, но забыли о том, что OpenOffice тоже сохраняет данные.
Затем у специалиста спросили, можно ли определить в какой программе был записан этот компакт-диск. Специалист ответил, что можно при помощи программного обеспечения, анализирующего служебную информацию диска. Прямо тут же на ноутбуке специалиста диск был проанализирован и выяснилось, что он записан программой Nero_Burning_ROM. На вопрос, под какими операционными системами работает эта программа, специалист ответил, что только под семейством Microsoft Windows. Следовательно, диск был записан на компьютере с установленной MS Windows.
Между тем, на обоих моих компьютерах (и это подтверждается протоколами осмотра, которые писало само следствие) стоит только операционная система Linux. Никакой Windows там нет в помине, я уже лет шесть ей не пользуюсь.
Итак: диск записан явно не на моём компьютере и при этом не раньше июня 2010 года. При этом следствие утверждает, что изъяло его у меня при обыске в апреле. В связи с явными признаками фальсификации защита ходатайствовала о вызове в суд в качестве свидетеля следователя РУ ФСБ А.С. Сухарева, чтобы предметно расспросить его о всех этих интересных вещах и выявить его роль в появлении такого забавного диска.
Обвинение, конечно же, было резко против. Помощник прокурора Щеглов мотивировал это тем, что "диск в ходе следствия надлежащим образом осматривался, подписи понятых есть, всё в порядке". Судья Гарипова с ним согласилась и отказала в ходатайстве.
Шок. Прокурор и судья предпочли просто не заметить явной, откровенной фальсификации, разоблачённой от и до. Что ж, в протоколе заседания всё это зафиксировано и этот вопрос ещё будет поднят.

Зачитали экспертизы защиты. Обе из Нижнего Новгорода. Во-первых, автороведческое исследование, в котором группа учёных приходит к выводу, что в инкриминируемой листовке есть инородные фрагменты и они могут принадлежать авторству другого лица. Кроме того, по их мнению, квалификация призывов как экстремистских не относится к компетенции психолого-лингвистического исследования, что перечёркивает предыдущие экспертизы, выполненные работниками ФСБ и Уральского центра судебной экспертизы. Лингвист или психолог вообще не может определять, что есть экстремизм, а что нет - так считают доктора наук и профессора из Нижнего.
Во-вторых, это социологическое исследование, в котором столь же представительный коллектив исследователей утверждает, что сотрудники милиции не являются социальной группой ни в целом, ни по отдельности, а следовательно - невозможно разжигать к ним социальную рознь. Строго говоря, исходя из этой экспертизы, меня тут же нужно оправдать за отсутствием состава преступления (разжигание ненависти к милиции - не экстремизм). Правда, в данном случае, отсутствует ещё и событие преступления (я эту ненависть и не разжигал).
Исходя из этой последней экспертизы было сделано ещё одно ходатайство. Поскольку законодательство не уточняет определения термина "социальная группа", а в научной среде имеются существенные разногласия по вопросу о том, кого считать социальной группой, а кого нет, мы фактически имеем неопределённость в законе. Получается, что за одно и то же деяние может наступить наказание, а может и не наступить - в зависимости от того, к какой научной школе будет принадлежать эксперт, которому поверит суд. Это естественно, нарушает принцип равенства граждан перед законом. Поэтому мы ходатайствовали о направлении запроса в Конституционный Суд РФ на предмет конституционности употребления понятия "социальная группа" в "антиэкстремистских" законах. То есть, фактически, просили КС РФ разрешить коллизию в законодательстве. Дополнительно приложили заверенную копию недавнего решения одного из свердловских судов, который отказал в признании текстов экстремистскими именно на том основании, что власть и государственные органы не являются социальной группой.
Судья и сторона обвинения ответили отказом. Мотивировка тоже была замечательная: "Судебный процесс идёт по законам, которые приняты и действуют. Нет нужды просить у КС разъяснений.". Защита ещё раз попыталась пояснить, что в том-то и дело, что законе есть лакуны и эти лакуны важны для конкретного дела. Поэтому и нужно уточнить у высшего судебного органа страны. Ответ был тем же. Вот уж действительно, "Планета Шелезяка. Еды нет. Растительности нет. Населена роботами".
Полный текст ходатайства выкладываю комментарием к этому материалу.

Продолжилось заседание допросом свидетеля защиты Михаила Агапова, кандидата исторических наук. Михаил пояснил, что участвовал в организации митинга 30 октября 2009 года (хотя официально организатором не являлся). Он был на собрании организаторов в ТЦ "Гудвин" за несколько дней до митинга и именно тогда он предложил то самое пятое требование: "создание общественных советов при ГУВД". Предыдущие 4 требования митинга к тому моменту уже были доступны в интернете. Это пятое требование организаторы после бурного обсуждения также приняли и решили включать в листовки. Но в интернет его до митинга выложить уже не успели. Так вот, в инкриминируемой листовке (в отличие от листовок реальных) это требование отсутствует. Поэтому Михаил Агапов вполне уверенно, когда ему показали инкриминируемую листовку из дела, сказал, что такой листовки на митинге не раздавалось и раздаваться не могло.
Если даже предположить, что злобный экстремист Кутузов (по версии следствия) втайне от прочих организаторов слепил свою листовку с добавлением туда экстремистских призывов, то совершенно непонятно, что заставило его убрать именно это пятое требование, которое он поддержал на общей встрече. А вот исходя из предположения о фальсификации листовки, всё объясняется очень просто: фальсифицирущие не были организаторами митинга, на собраниях не присутствовали, а получали информацию лишь из интернета. Поэтому о пятом требовании они просто ничего не знали и клепали листовку "из того что было".
Кроме того, Михаил Агапов сообщил, что я на митинге вообще не раздавал никаких листовок, потому что был занят техническими вопросами. В общем-то, это подтверждает показания других свидетелей защиты, в частности - официальных организаторов митинга.

Затем защита вернулась к "космической" психологической экспертизе госпожи Усовой. На прошлом заседании судья Гарипова выразилась в том духе, что она позволит защите со своего ноутбука продемонстрировать сайт авторов программы "Словодел" (использовавшейся Усовой), чтобы судья самолично убедилась в том, что там параллельно со "Словоделом" предлагают защиту от вампиризма и "реальные чудеса по последнему слову науки" и "воздействие на информационное поле Вселенной". Но (сюрприз!) помощник прокурора Щеглов оказался резко против. По его мнению (практически дословно) "содержимое этого сайта не имеет отношения к вопросу о допустимости экспертизы". То есть, прямые свидетельства антинаучности программ, которые использовались в экспертизе, обвинение совершенно не волнуют. Судья Гарипова, конечно же, с Щегловым согласилась и в обозрении сайта "Словодела" отказала.

Точно так же отказала она и в приобщении распечатки статьи Е.Н. Волкова "Методология и структура социально-психологической экспертизы по ситуациям влияния", опубликованной ещё в 2004 году в "Вестнике Нижегородского государственного университета" (солидное рецензируемое издание). Е.Н. Волков, в частности, пишет:
Что же касается психолингвистических и фоно-, видеосемантических методов, то у них довольно ограниченные возможности на этом поле. В их распоряжении в действительности не так уж много концепций и инструментов, которые имеют качественное научное и экспериментальное обоснование для подкрепления выводов по ситуациям влияния. В российских условиях такое положение, к сожале нию, еще и серьезно отягощено субъективностью некоторой части экспертов, использованием сомнительных концепций и просто псевдонаучного инструментария по типу программ «ВААЛ» и «Диатон».
Кто не в курсе, напоминаю, что "Диатон" и "Словодел" - это два названия одной и той же программы. Так что её псевдонаучность это не только моё утверждение. Впрочем, судье Гариповой, похоже, было всё равно. Она отказалась приобщить эту распечатку к делу на том основании, что она не заверена. Доводы о том, что это официально опубликованная статья в научном журнале, выходные данные имеются и найти этот журнал не проблема, влияния не возымели.

Затем до обеда защита лишь успела зачитать несколько документов из первого тома дела. Например, исследование, проведённое в ТюмГУ ещщё до возбуждения уголовного дела, осенью 2009. Оказывается, там профессор Карабулатова тоже пришла к выводу о том, что текст экстремистский (и этим вышла за пределы своей компетенции), но в исследовательской части экспертизы написала чрезвычайно интересные вещи. По её мнению, в тексте есть предложения разговорного характера, он неряшлив, что говорит о поспешности изготовления листовки и о том что в характере её изготовителя присутствуют "резонерство, истероидность и ажиотация". Эксперт отмечает, что в тексте есть опечатки, стилистические, орфографические и пунктуационные ошибки, просторечные фразеологизмы и т.д.
Всё это вступает в явное противоречие с экспертизой госпожи Мочаловой (свердловская ФСБ), по мнению которой в тексте листовки отсутствуют пунктуационные ошибки, у автора "богатый словарный запас", он "устойчиво владеет нормами публицистического стиля речи", в листовке "соблюдены основные нормы грамотности русского языка". На этом основании Мочалова и определила профессию предполагаемого автора - преподаватель, что чудесным образом совпало с моей реальной профессией. На допросе Мочаловой защита задавала вопросы о том, однороден ли текст, есть ли в нём элементы, явно не соответствующие уровню образования университетского преподавателя. Мочалова ответила, что таких элементов в тексте нет.
Теперь выясняется, что наличие таких элементов подтверждают не только экспертизы защиты, но даже экспертизы обвинения! Неудивительно, что обвинение не особо-то упоминает исследование Карабулатовой - оно им неудобно. Не то что такие хорошие и подходящие экспертизы Мочаловой.

В самом конце заседания защита ещё раз зачитала документы, подтверждающие то, что следствие с самого начала пыталось закрыть любую информацию о деле, в том числе и путём навязывания мне подписки о неразглашении данных следствия. Это решение следователя Сухарева было признано незаконным и отменено Центральным районным судом Тюмени 24 мая 2010 года.

На этом сегодняшнее заседание закончилось. Следующий акт театра абсурда уже скоро - 21 февраля в 9 часов 30 минут. Там защита продолжит предъявлять свои доказательства. И смотреть на реакцию судьи Гариповой. Если, конечно, хоть какая-то реакция вообще будет иметь место.

Поделиться

Судье Гариповой заявили отвод

+1
0
-1

Сегодня с самого утра на моём судебном заседании судье Елене Гариповой был заявлен отвод по мотивам её явной необъективности - она снова отказалась вызывать в суд следователя ФСБ Сухарева и понятых, присутствовавших при осмотре фальсифицированного компакт-диска. Гарипова отвод, естественно, не удовлетворила.
Заслушали несколько свидетелей защиты, зачитали документы из дела, показывающие совершенный абсурд телодвижений центра "Э" и ФСБ осенью 2009, когда всё это начиналось. Потребовали вызова в суд наконец всех понятых, которых требовала защита.
На этом заседание прервали до 9 утра 22 февраля (то есть, завтра!). Подробности сегодня ближе к вечеру.

Поделиться

А зачем в суде защитник и подсудимый? 21 февраля прошло очередное заседание суда по делу Андрея Кутузова

+1
+1
-1

21 февраля заседание суда по делу Андрея Кутузова началось с того, что защита ещё раз - уже в письменном виде - заявила ходатайство о вызове в суд в качестве свидетеля следователя ФСБ А.С. Сухарева, а также двух понятых, которые присутствовали при осмотре Сухаревым сфальсифицированного компакт-диска. Обвинение в лице прокурора Копеко (Щеглова куда-то опять задвинули) сообщило, что не видит в этом необходимости. Ведь "в ходе следствия всё было должным образом досмотрено". Судья Гарипова покорно согласилась с Копеко и отказала в удовлетворении ходатайства. То есть, новые факты, вскрывшиеся в ходе суда, обвинение и судью абсолютно не волнуют. Непонятно только, зачем тогда вообще вызывать подсудимого и защитника. Можно ведь просто переписать в приговоре обвинительное заключение, раз уж у нас абсолютное доверие к следствию.

На основании явной необъективности Гариповой, ей был заявлен мотивированный отвод. Если судья отказывается вызывать в суд лиц, имеющих прямое отношение к неприкрытой фальсификации, то говорить о незаинтересованности суда, конечно, невозможно.
Гарипова посовещалась сама с собой 15 минут и вынесла решение в отводе отказать. После этого заседание продолжилось в обычном режиме.

Заслушали свидетеля В.А. Столбова. Он был статистом на опознании 14 апреля 2010 года. То есть, его ФСБшники вместе с ещё одним (не явившимся) молодым человеком и со мной посадили перед Урловым и Гилевым, чтобы те меня опознавали. Столбов подтвердил, что я во время опознания не вставал. Тем не менее, Урлов опознал меня "по высокому росту". Причём сам Столбов явно выше меня.

Затем пригласили свидетеля Анастасию Вельгус. Она присутствовала на митинге 30 октября 2009 года и подтвердила, что листовок с призывами к насилию там не раздавалось. Зато сообщила, что на митинге присутствовали провокаторы, которые подходили к участникам и просили дать им листовку. При этом другие находящиеся рядом люди спешили факт передачи листовки заснять на фото или видео. Люди были незнакомы ни Анастасии, ни организаторам митинга. То есть, можно говорить о том, что с самого начала вокруг митинга наличествовала нездоровая активность, свидетельствующая о намерении хоть какое-нибудь "экстремистское" дело да склепать. Последствия мы видим сейчас.

Следующий свидетель - Андрей Семёнов, кандидат политических наук и преподаватель ТюмГУ - также пояснил, что был на митинге и не видел там никаких "экстремистских" листовок и не слышал призывов к насилию. Кроме того, как политолог, отслеживающий ситуацию на политическом поле Тюменской области, он показал, что для тюменских анархистов вообще не характерны призывы к насилию. Ни на каких публичных мероприятиях подобных призывов от них не звучало, поэтому было бы очень странно, если бы на одном-единственном митинге 30 октября вдруг я или другие анархисты внезапно стали раздавать листовку с заголовком "Ментов к стенке".

Затем в зал суда была вызвана Мария Куниловская - в качестве специалиста. Она работает в ТюмГУ, доцент, кандидат филологических наук. Мария Натольевна провела анализ научной состоятельности автороведческой экспертизы эксперта Мочаловой. Саму Мочалову (эксперт ФСБ из Екатеринбурга) заслушали в суде в январе. Ещё тогда она на вопрос об использованных методиках ответила, что методики засекречены.
Сейчас же настоящий учёный-лингвист отрецензировал экспертизу Мочаловой с точки зрения её адекватности как научного исследования (экспертиза должна быть таковым по закону). Выводы следующие:
Таким образом, с научной точки зрения представленное Заключение эксперта не является состоятельным, оно не основано на лингвистических методах исследования и отличается крайней поверхностностью анализа и субъективностью выводов. Подчеркнем, что выводы экспертизы как в идентификационной, так и в классификационно-диагностической части не могут считаться достоверными, поскольку не являются научно верифицируемыми, не подтверждены современными специальными знаниями, а, следовательно, являются бездоказательными.
Полностью Заключение можно прочитать в прикреплённом файле.

Затем адвокат Ладин и я зачитали некоторые места из уголовного дела, которые свидетельствуют о его фальсификации. Это, например, странные перемещения "прозрачного пакета, опечатанного печатью ОМ-4" с листовками, изъятыми у Урлова. Этот пакет, не распечатывая, каким-то образом проверили в центре Э и ФСБ, затем направили в ТГУ на исследование и лишь там его распечатали! Что за маги и шаманы работают в этих органах и как им удаётся анализировать содержимое запечатанного пакета, остаётся загадкой.
Кроме того, странно само изъятие листовки у Урлова. Капитан ОМ-4 Забокрицкий изъял её у Урлова под протокол "в соответствии со статьей 27.10 КОАПП". Но по этой статье для изъятия чего бы то ни было необходимо наличие административного правонарушения. Где же протокол о совершенном правонарушении? Почему его не составил Забокрицкий (или почему его нет в деле)?
В связи с этим я ходатайствовал перед судом о вызове в качестве свидетеля капитана Забокрицкого. Гарипова, особо не задумываясь, отказала.

По всему делу разбросаны разные варианты инкриминируемой листовки. То она напечатана на струйном принтере, то на лазерном. Рисунки то цветные, то чёрно-белые. Шрифт варьирует как в начертании, так и в размере. Орфографические ошибки то появляются, то исчезают, причём в нескольких протоколах осмотра фигурирует текст с ошибками, при этом к протоколу приложена листовка без ошибок. Тут уж два варианта - либо у меня дома целый парк печатной техники и я забавы ради распечатывал листовку в разных вариантах, периодически внося ошибки, либо это следы лихорадочных манипуляций следствия в попытках сделать сфальсифицированное дело правдоподобным.

Интересные вещи происходили на предварительном следствии до обыска в моей квартире. Я уже писал и говорил, что совершенно непонятно, почему же следствие (ещё не зная, кто у них подозреваемый) не допросило официальных организаторов митинга, включая меня. Ведь это самая логичная вещь на свете: на митинге кто-то распространял экстремистские листовки, надо выяснить у организаторов, что там происходило. Но нет - следствие вместо этого вломилось 14 апреля ко мне с обыском.
Так вот, оказывается в марте РУ ФСБ по Тюменской области пыталось найти организаторов митинга. Но у них не получилось! Ни одного из пятерых организаторов великая и могучая ФСБ, якобы, не нашла. Причём про Рустама Фахретдинова сказано, что он "не найден по адресу регистрации". Надо пояснить, что Рустам живёт по адресу регистрации уже лет 20, наверное. И в марте 2010 проживал там же. Про меня сказано "возможно, находится за пределами области". Простите, во-первых, никуда я не уезжал в то время, а во-вторых, что же мешало просто бросить мне повестку в почтовый ящик или позвонить по известному всем телефону?
Ни один из пятерых организаторов все время с митинга в октябре 2009 до обыска в апреле 2010 не скрывался. Все вели активную жизнь, выступали на митингах, публиковались в печатных и электронных СМИ, найти их было совершенно не сложно. Но ФСБ не пожелала этого сделать. Зато с поразительной лёгкостью "нашла" совершенно непубличных людей, которым на митинге якобы вручили экстремистскую листовку. Вас не удивляет такое различие в результатах оперативной деятельности? Меня удивляет. Мне кажется, что следствие просто очень не хотело чтобы организаторы митинга раньше времени узнали об этом деле. То есть, всё расследование изначально велось с прицелом на то, что подозреваемый - кто-то из организаторов.

В дальнейшем следствие в лице майора Сухарева неоднократно позволяло себе поступки, свидетельствующие о продолжающихся фальсификациях. Это не только попытка заткнуть мне рот подпиской о неразглашении (суд отменил её), это и отказ в моём присутствии при осмотре изъятых компьютеров (хотя я даже был готов набрать пароль входа), и регулярные отказы в фотографировании результатов экспертиз, и назначение экспертиз без ознакомления меня с постановлением об этом самом назначении.

Наконец, вызывает вопросы и обвинительное заключение, в котором указано, что я "принимал участие и организовывал митинги, направленные на дестабилизацию политической обстановки в Тюменской области". Были зачитаны документы из горадминистрации о митингах, на которые я подавал уведомления: антифашистские, против безальтернативных выборов, против принудительного призыва, за дружбу народов. Все эти акции происходили строго в рамках закона и не вызвали никаких претензий со стороны правоохранительных органов. Возникает вопрос - уж не содержатся ли в обвинительном заключении признаки клеветы? Ведь эта "дестабилизация политической обстановки" в дальнейшем никак в деле не подтверждается и не доказывается.

Судья хотела работать сегодня и дальше, но защита заявила о том, что необходимо привести в суд в качестве свидетелей понятых, принимавших участие в различных следственных действиях, также второго статиста при опознании. Повестки им были отправлены ранее, но он не явились. В результате судья Гарипова с явной неохотой перенесла рассмотрение дела на 9 часов утра 22 февраля. На том всё и закончилось.

Поделиться

В Магическом театре абсурда "приговором" завершился сезон. Продолжение скоро - на всех сценах нашего города.

+1
0
-1

Сегодня мировой суд вынес приговор кандидату филологических наук Андрею Кутузову, который обвинялся в “публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности”. С помощью правозащитников преподаватель вуза намерен обжаловать решение суда.
2 года лишения свободы условно с испытательным сроком три года — таков сегодняшний приговор мирового суда Центрального административного округа Тюмени в отношении преподавателя Тюменского государственного университета Андрея Кутузова. Об этом сообщает корреспондент Открытого информагентства.

“Не было раздачи листовок “Долой политические репрессии! Ментов к стенке!”, не было их изготовления мною, - сказал подсудимый в последнем слове. - Полтора года следствия и суда — это огромные бюджетные средства, потраченные на зарплаты следователям и прокурорам, экспертам, оперативникам и судейским работникам. Это тонны израсходованной бумаги и электричества. Наконец, это “мотание нервов” мне, моим родственникам и товарищам, которое вряд ли можно измерить. И всё это крутилось вокруг одной очевидно сфабрикованной листовки.

Весь город понимает, что инкриминируемая мне листовка сфальсифицирована. Это понимают все, кто следил за моим делом в других городах и странах через СМИ и интернет”.

Интересы гражданского активиста на этапах предварительного следствия и в суде по инициативе Межрегиональной правозащитной Ассоциации “АГОРА” представлял адвокат Алексей Ладин.

“Уверен, что Кутузова осудили по заказу, а счеты c ним сводит ФСБ, - говорит председатель Ассоциации АГОРА, кандидат юридических наук, доцент Павел Чиков. - У чекистов не вышло сделать из него экстремиста два года назад руками милиции, та прекратила дело. В этот раз следствие вело Управление ФСБ, оно же осуществляло оперативное сопровождение. Судья весь процесс игнорировала сторону защиты. Думаю, что к концу его условного срока мы уже будем ожидать решения Европейского суда по правам человека”.

В ходе прений, состоявшихся 1 марта, государственный обвинитель попросил приговорить Кутузова к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, а также лишить его права заниматься преподавательской деятельностью.

“Однако судья Елена Гарипова не запретила мне работать преподавателем, - отмечает Андрей Кутузов.
- После получения на руки копии решения суда мы будем обжаловать приговор в вышестоящей инстанции”.

http://openinform.ru/news/pursuit/14.03.2011/23636

Поделиться

Судья отказывает во всём: заседание Магического театра 22 февраля

+1
+2
-1

В далёком 1209 году во время Альбигойских войн папский легат Арнольд-Амальрик в ответ на вопрос, как отличить еретика-катара от доброго католика ответил "Убивайте всех, господь на небе узнает своих". Похоже, что 22 февраля на заседании по делу Андрея Кутузова судья Гарипова руководствовалась примерно таким же принципом - отказывать защите во всех ходатайствах, суд высшей инстанции потом разберётся. Видимо, после выявившейся в одном из предыдущих заседаний откровенной фальсификации вещественных доказательств рисковать никто не хочет. Хотят лишь поскорее закончить этот позор, вынести приговор и отмучиться.
Итак, сегодня было заявлено три важных ходатайства, каждое из которых судья Гарипова при полной поддержке представителя обвинения Д.В. Щеглова отклонила. Перечисляю эти ходатайства:

1) Защита просила провести тестирование подсудимого на полиграфе (он же детектор лжи), задав ему вопросы, раздавал ли он инкриминируемую листовку и изготавливал ли её. Также защита хотела бы протестировать на полиграфе основных свидетелей обвинения в случае, если они согласятся на это. Щеглов и Гарипова не увидели необходимости в такой проверке.
2) Учитывая, что в деле имеются радикально противоречащие друг другу автороведческие экспертизы (экспертиза обвинения считает, что Кутузов - автор инкриминируемой листовки, исследования защиты - наоборот), было заявлено ходатайство о проведении комплексной независимой психолингвистической экспертизы. В качестве экспертного учреждения защита предложила Институт лингвистических исследований Российской Академии Наук (Санкт-Петербург), но была согласна и на любой другой компетентный и независимый институт.
Помощник прокурора Шеглов попросил в этом отказать, поскольку (цитата) "в ходе суда не было выявлено противоречий между выводами и исследовательской частью заслушанных экспертиз". Андрей Кутузов напомнил Щеглову, что защита ведёт речь о противоречиях между разными экспертизами, а не между частями одной и той же экспертизы.
К исследовательской части экспертиз обвинения тоже есть огромные вопросы и эти вопросы были поставлены на предыдущих заседаниях. Но это ходатайство указывает лишь на то, что с использованием лишь наличных экспертиз объективное рассмотрение дела невозможно. Тем не менее, судья Гарипова согласилась с Щегловым и после удаления в совещательную комнату вынесла решение экспертизу не назначать.
3)
Судью Гарипову ознакомили с поданным вчера в Следственный комитет заявлением о совершённом преступлении (фальсификации доказательств) и ходатайствовали о приостановке судебного процесса до решения СК по этому заявлению. Естественно, Щеглов вместе с Гариповой в этом снова отказали.
Таким образом, сегодня ясно было показано, что любая попытка защиты добиться объективного рассмотрения дела пресекается на корню. "Убивай всех, Господь на небе узнает своих".

Интересен и ещё один момент - плотный контроль вызываемых свидетелей со стороны неких "органов". В прошлое заседание судья Гарипова отказала в вызове в суд следователя ФСБ Сухарева и понятых, с которыми он якобы осматривал пресловутый сфальсифицированный компакт-диск. Защита самостоятельно нашла одного из понятых (по фамилии Демидов). Он вроде бы согласился прийти в суд и даже утром был у входа. Но после продолжительных разговоров с кем-то загадочным по телефону, господин Демидов изменился в лице, развернулся и практически убежал со словами "пусть присылают повестку". Телефон он после этого выключил. Чрезвычайно интересно, чего же так испугался этот понятой. И как же проходил тот осмотр?

Ещё одного понятого - господина Пахомова - в суде всё же сегодня допросили. Он, правда, был понятым, не при осмотре диска, а при опознании Кутузова Урловым и Гилевым 14 апреля 2010 года. Выяснилось, что Пахомов работает "пиарщиком в Сибнефтепроводе", а опознание помнит очень смутно. Но самое главное - прямо из коридора суда (до начала заседания) он активно звонил по телефону и не особо стесняясь задавал трубке такие вопросы: "А что у меня спрашивать-то будут? Я же ничего не помню! И что говорить надо?"
Во время допроса в суде защита поинтересовалась у Пахомова, с кем же он разговаривал. Сначала он ответил, что ему "Просто позвонил какой-то человек и спросил, всё ли у меня нормально. Он сказал, что мне нужно будет просто сказать, что я был на опознании". Пахомова спросили, представился ли этот человек. "Не помню" - ответствовал Пахомов. На вопрос "ну как вы думаете-то, кто это был?" Пахомов ответил: "Ну, я думаю, это из ФСБ мне звонили". Примечательно, что по мнению прокурора Щеглова вопрос о том, кто и зачем звонил Пахомову, не имеет отношения к рассматриваемому делу.
Допросили и второго понятого, присутствовавшего при опознании, по фамилии Зурабов. Тот вообще не помнил ничего, сказал, что присутствовал на допросе (хотя это было опознание) осенью (хотя это было весной)). Не мог толком вспомнить ни число статистов, ни их возраст. Странные понятые у ФСБ.

И последнее - были допрошены фотографы Игорь Ковалёв (член Союза фотохудожников России и председатель тюменского фотоклуба) и Дания Гайсина. Оба присутствовали на митинге, оба подтвердили, что никаких призывов к насилию там и близко не было, а Кутузов занимался техническими вопросами и листовок никаких не раздавал вообще (что подтверждается и милицейской видеозаписью).
Кроме того, они предоставили суду собственноручно сделанные ими на митинге фотографии, на которых отчётливо видно, что у Кутузова 30 октября 2009 года длина волос никак не позволяла собрать их в хвост. Фотографии приобщены к делу.
Напомним, что свидетели обвинения Урлов и Гилев "опознали" Кутузова в том числе по "волосам, собранным в хвост/пучок/косичку". Во время опознания у Кутузова действительно был "хвост", но проблема в том, что его не было на митинге. Так как же Урлов и Гилев "опознавали" Кутузова? Может быть, им просто заранее сказали, кого нужно "опознать"? Тем более, что остальные статисты были не очень на Кутузова похожи, а один из них вообще на 9 лет его младше.

Вот и всё, что произошло сегодня в суде. Продолжение магического театра абсурда ожидается 25 февраля в 9 часов 30 минут.
Аудиозаписи всех заседаний, как всегда, доступны по адресу http://golosa.info/kutuzov

Поделиться

Магический театр: эндшпиль. Завершено судебное следствие по делу Андрея Кутузова

+1
0
-1

25 февраля в мировом суде Центрального района Тюмени формально завершилось судебное следствие по делу Андрея Кутузова. Стороны обвинения и защиты представили свои доказательства. 1 марта в 10 часов утра начнутся прения со стороны обвинения.
Сегодня сторона защиты заявила ещё несколько ходатайств и отводов. Первым делом подсудимый ещё раз в письменном виде заявил ходатайство о вызове в суд в качестве свидетеля следователя РУ ФСБ по Тюменской области А.С. Сухарева, чтобы допросить его по вскрывшимся фактам фальсификации вещественных доказательств. Андрей Кутузов подчеркнул, что отказ в удовлетворении этого ходатайства будет расцениваться как подготовка к совершению преступления, предусмотренного ч.1 ст. 305 УК РФ ("Вынесение судьёй заведомо неправосудного приговора").

Представитель обвинения Д.В. Щеглов высказался против удовлетворения ходатайства, по-прежнему мотивируя это тем, что все вещдоки исследовались в ходе предварительного следствия при понятых и оснований не доверять им нет. CD-диск, записанный после обыска у Кутузова, Щеглов предпочитает не замечать. Судья Гарипова согласилась с обвинением и снова отказала в вызове Сухарева.
Затем Андрей Кутузов в письменном виде заявил судье Гариповой о признаках преступления, предусмотренного ст.303 УК РФ ("Фальсификация доказательств в уголовном процессе"), имея в виду тот самый CD-диск. Кроме того, он попросил судью вынести частное определение об обнаружении признаков состава преступления.
При полной поддержке обвинения судья Гарипова снова отказала в этом ходатайстве.

В связи с явно выраженной заинтересованностью обвинения в исходе процесса, защита заявила отвод Д.В. Щеглову на основании статей 61 и 66 УПК РФ. В соответствии с Конституцией РФ и ФЗ «О прокуратуре РФ» прокурор обязан следить за законностью и способствовать раскрытию совершенных преступлений. Основной обязанностью каждого прокурора является соблюдение прав и свобод граждан РФ. Помощник прокурора Щеглов очевидно старается закрыть глаза на выявляющиеся факты фальсификаций. Отсутствие реакции обвинения свидетельствует не только о невыполнении им своих обязанностей, но и о явно преступной деятельности. Поэтому и был заявлен отвод обвинению.
Судья Гарипова отказала в отводе Щеглова на том основании, что "он не является родственником подсудимого".

После такой демонстрации трогательного единства суда и обвинения, Андрей Кутузов был вынужден вновь заявить отвод судье Гариповой. Ведь согласно статье 15.3 УПК РФ суд должен обеспечивать равенство прав сторон и состязательность в заседании. На этом же процессе судья Гарипова явно и умышленно не обеспечивала защиту прав стороны защиты. В связи с этим Гарипова получила уже второй отвод.
Посовещавшись сама с собой в совещательной комнате, Гарипова отводить сама себя вновь отказалась.
Затем защита, практически не надеясь на положительный ответ, снова заявила ходатайство об обозрении того самого сайта vedium.ru, с которого распространяется программа "Словодел". Программой этой пользовалась эксперт обвинения Усова, психолог. Доступ в Интернет защита предложила осуществлять с ноутбука подсудимого (мировой суд доступом во всемирную сеть не располагает).
Но, видимо, второй отвод подействовал. Судья Гарипова неожиданно согласилась удовлетворить это ходатайство, хотя раньше уже два раза отказывала. Благодаря этому, в суде под протокол были оглашены избранные места с сайта программы "Словодел", а точнее - творческой лаборатории "Воля намерения", которая обладает эксклюзивным правом на распространение данной программы. Тут и "научная защита от вампиризма и порчи", и "внутренняя сложность и эффективность программы сказываются не только на результате деятельности, но и на позитивном состоянии самой личности, которая творит в данной программе и производит необратимые изменения в информационном поле Вселенной", и "претензии по поводу «наведения» нами «порчи» при скачивании несанкционированной демонстрационной или любой другой версии компьютерной программы не принимаются" и другие свидетельства совершенной неадекватности авторов программы. Андрей Кутузов ещё раз заявил о том, что использование программы "Словодел" в рамках выявления "экстремизма" совершенно антинаучно, и напомнил о том, что защита уже просила приобщить к делу научные статьи, где специалисты по судебной экспертизе выражают аналогичное мнение. Однако, тогда суд отказал.

На этом судебное заседание (и судебное следствие). 1 марта в 10 часов всё в том же мировом суде начнётся выступление обвинения в рамках прений.

Поделиться

Прокурор Капеко требует два года поселения

+1
0
-1

В ходе сегодняшних прений обвинение представило свою позицию по моему делу. Она сводится к тому, что все доказательства защиты ничтожны, а данные предварительного следствия полностью подтвердились. По мнению прокурора Капеко все показания свидетелей обвинения отлично согласуются друг с другом и подтверждаются экспертизами. Исследования, представленные защитой, обвинение вообще целиком отвергает, поскольку специалисты, которые их делали, "не предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний". Вообще-то это странная позиция, потому что в рамках внесудебного исследования такое предупреждение и не могло быть вынесено. Если же обвинению так нужны подобные предупреждения, то защита ранее уже ходатайствовала о том, чтобы суд назначил независимую экспертизу. Но ведь сама же сторона обвинения выступила против назначения такой экспертизы!
Обвинение очень "изящно" обошло невыгодный для них момент - у них нет ни единого подтверждения тому, что "милиция" или "сотрудники центров Э" являются социальной группой. В результате Копеко просто заявил, что состав преступления заключался не в "разжигании ненависти к социальной группе", а в "призывам к воспрепятствованию законной деятельности органов власти с угрозой применения насилия". В чём заключались эти призывы, Капеко не пояснил.

Вопрос со сфальсифицированным компакт-диском, выявленным в ходе судебного следствия, Капеко проигнорировал полностью. То есть, обвинение вообще не упомянуло этот диск. Видимо, никак он не укладывается в их концепцию. Кстати, перед началом прений защита заявила отвод Капеко как раз по мотивам отсутствия у него реакции на выявление признаков фальсификации материалов уголовного дела. Излишне упоминать о том, что судья Гарипова отвод не удовлетворила. Тем не менее, теперь отвод есть у каждого прокурора участвующего в процессе. И два отвода у самой Гариповой.

И в итоге: помощник областного прокурора Капеко запросил для меня в качестве наказания два года колонии-поселения. То есть, реальный срок. Отметим особую милость господина Капеко: учитывая положительные характеристики, он не считает нужным назначать максимальный срок в три года. Кроме того Капеко считает, что мне нужно на два года запретить преподавательскую деятельность. Видимо, чтобы я в колонии не преподавал.
Вот такая позиция обвинения. 3 марта в 10 часов состоятся прения со стороны защиты, на которых она подытожит свою позицию по всем предъявленным обвинениям. И вот там-то уж точно ничего не будет обойдено вниманием в этом полностью сфальсифицированном деле.

Полная запись заседания, как всегда, доступна на http://golosa.info/kutuzov

Поделиться

суд по делу Кутузова перенесли на 5 марта

+1
0
-1

Поскольку 3 марта суд, по естественным причинам, не состоялся, его перенесли на более поздний срок.
Судья внимательнейшим образом изучила бюллетень и передала его обвинителю. Щеглов внимательно изучил бюллетень, хотел даже посмотреть его на свет. В итоге заявил, что в больничном листе не указана причина по которой он вышел на больничный. Далее он проявил просто недюжие познания в медицине и сказал, что не видит серьезных причин для откладывания суда на долгий срок.
Судья, по традиции с ним согласилась, и предложила перенести суд на 4 марта на 14.00. Видимо судью таки подгоняют с решением. После протеста со стороны адвоката она постановила провести судебное заседание 5 марта в 9.00

Поделиться

Суд по Андрею Кутузову перенесён на 9 марта

+1
0
-1

Как и предполагалось, суд сегодня не состоялся - я продолжаю оставаться на больничном. Судья перенесла заседание на 9 марта, 14 часов.

И чтобы два раза не вставать, моё интервью французскому Radio Libertaire:

Сайт радио

Поделиться

9 марта - продолжение Магического театра. Слово защиты.

+1
+1
-1

Сегодня я закрыл больничный. Поэтому 9 марта в 14 часов в мировом суде по адресу Республики, 6, продолжение Магического театра. Вторая стадия прений: слово стороны защиты. Вероятно, и до моего последнего слова тоже дойдёт. Так что мы скажем, всё, что имеем сказать по поводу дела, следствия и суда. Подведём итоги, так сказать.
Будет ли оглашён в тот же день приговор, я не знаю. Может, и так. А может, перенесут на другой день. Всё может быть.

В любом случае, приходите в два часа в суд.

Эпиграф почему-то из Александра Непомнящего:

Одни почитали их повинными смерти,
Другие гоготали - да, да - то были черти;
Молчали третьи - их кайф всегда смеяться последними;
И болтали те, кому не дано видеть видения:
Мол, они напились сладкого вина.

Поделиться

Состоялось последнее заседание суда по Андрею Кутузову

+1
+1
-1

Как уже написали, сегодня, 9 марта, состоялось последнее заседание суда по моему делу. Были прения со стороны защиты и моё последнее слово. Суд был забит народом, в зал, естественно, все не попали, многие остались сидеть в коридоре на скамейках.
В начале заседания я заявил ходатайство о допуске в качестве защитников Виктора Егорова (журналист, "Партия народной свободы") и Александра Черепанова (РКРП). Ходатайства суд отклонил, объяснив это тем, что "на этой стадии уже нет необходимости в дополнительных защитниках, судебное следствие закончено". Ссылки защиты на то, что подсудимый имеет право ходатайствовать о защитниках в любой момент судебного заседания и судья не может отказывать в этом просто так, без причин, были проигнорированы.

Поэтому начались прения. Сначала произнёс свою реплику (около 10 страниц текста) я, затем адвокат Ладин (там уже было около 35 страниц). Итогом его речи стал тезис "Необходимо вынести оправдательный приговор за отсутствием состава и события преступления".
Судья Гарипова спросила сторону обвинения (её представлял помощник прокурора центрального АО Щеглов), будет ли она использовать своё право реплики для ответа на произнесённые речи. Щеглов отказался от реплики. Видимо, отвечать ему было нечего.
Так что перешли к последнему слову подсудимого, которое я и прознёс. После этого судья Гарипова объявила что удаляется в совещательную комнату, а приговор будет оглашён 14 марта в 9 часов утра.

Речи меня и Ладина на прениях, а также моё последнее слово сегодня выложу отдельными материалами.

Поделиться

Реплика Андрея Кутузова в прениях на суде 9.03.2011: "конструирование реальности обвинения"

+1
+1
-1

В своём слове мой защитник достаточно подробно изложит позицию защиты и все обстоятельства, свидетельствующие в мою пользу.
Я бы хотел сказать немного о другом. Перед прениями я был уверен, что когда обвинение будет представлять свою позицию, оно подробно расскажет о том, как в эту позицию вписываются все факты, вскрытые в ходе судебного заседания, вещественные доказательства, показания свидетелей и так далее. То есть, я предполагал, что обвинение представит нам, если так можно выразиться, свою версию реальности — свою версию того, как же происходили все события, которым посвящено рассматриваемое сегодня уголовное дело.
Однако обвинение, к моему удивлению, не стало этого делать. Фактически, старший помощник прокурора Капеко ограничился формальным пересказом обвинительного заключения, добавив лишь несколько своих реплик, не объясняющих странности и противоречия, вскрытые в ходе судебного следствия.
Поэтому я решил, как это парадоксально ни звучит, представить позицию обвинения. То есть, описать ту версию реальности, которую предлагало сначала следствие, а сейчас уже и обвинение. Надеюсь, суд даст объективную оценку как той версии реальности, которую предлагает защита, так и этой, которую я сейчас представлю.

Я не буду ничего фантазировать, а буду брать сведения исключительно из материалов уголовного дела и фактов, вскрывшихся в судебных заседаниях.
Итак, что же было? Как известно, в августе 2009 года я получил извещение о том, что уголовное дело против меня, оперативное сопровождение которого осуществлял центр «Э», прекращено. Следователи не смогли собрать никаких доказательств того, что я наносил какие-то надписи на стены военкоматов и дело развалилось. Тем не менее, до этого следствие тянулось с января 2009 года, я пробыл двое суток в изоляторе, у меня проводился обыск, были допросы и так далее. То есть, центр Э дал понять, что держит меня под контролем.

Дальше я буду говорить о себе в третьем лице, так как речь идёт не реальности как таковой, а о реальности, конструируемой ФСБ и прокуратурой.
Митинг за расформирование центров «Э» состоялся в Тюмени 30 октября 2009 года, меньше чем через три месяца после получения Кутузовым этого извещения. Тем не менее, по версии обвинения Кутузов, видимо, уже забыв о совсем недавней семимесячной истории с предыдущим уголовным делом, решил осуществить явную провокацию.
В чём её суть? Как показывали организаторы митинга 30 октября 2009 года и другие свидетели, митинг готовился совместно пятью официальными организаторами при помощи большого количества сочувствующих. Пять организаторов это Кутузов, Постников, Савелков, Слободчиков и Фахретдинов. Естественно, все организаторы знали, что на митинге будет огромное количество сотрудников милиции в форме и в штатском: во-первых, потому что на протестных митингах это всегда так (а организаторы проводили до этого немало митингов), а во-вторых, потому что тема митинга почему-то представляется правоохранительным органам особо острой. Поэтому все требования митинга, текст листовок и другие аспекты мероприятия обсуждались организаторами заранее и довольно подробно, в том числе с целью обезопасить их самих и других участников митинга от возможных провокаций. Это просто инстинкт самосохранения.
Тем не менее, по версии обвинения злобный экстремист Кутузов (напоминаю, уже, видимо, забыв, о предыдущем деле и совершенно потеряв инстинкт самосохранения) затаил желание распространить на этом митинге листовку с названием «Долой политические репрессии! Ментов к стенке». Согласно мнению работника тюменского центра «Э» А.Ю. Баранова (в его допросе, л.д. 170, 1 том), Кутузов «является наиболее грамотным и активным участником и организатором» публичных мероприятий, проводимых в Тюмени. Такой грамотный активист, как Кутузов, конечно же, не мог не понимать, что листовка с заголовком «Ментов к стенке», распространяемая на столь заметном митинге, неизбежно вызовет в дальнейшем проблемы с милицией вообще и с центром «Э» в частности. Тем не менее, в своём безудержном экстремизме Кутузов всё же решился на создание такой листовки, хотя до этого ни разу в жизни ничего такого не делал. Во всяком случае, судя по делу, обвинению об этом неизвестно. То есть, желание это возникло у Кутузова внезапно — ни до этого митинга, ни после у него таких желаний и поступков не проявлялось. Ни на одном митинге тюменских анархистов подобные призывы не звучали (об этом говорили свидетели в суде). Видимо, внезапный и немотивированный приступ агрессии. Да, мотивы возникновения этого желания тоже непонятны, поскольку, чтобы «отомстить» центру Э за предыдущее уголовное дело, Кутузову гораздо проще было подать иск на реабилитацию и попытаться отсудить с государства денег, а не подставлять себя и товарищей раздачей подобных листовок. Остаётся только вариант внезапного приступа безумия.
Итак (по версии обвинения), Кутузов пошёл на хитрость и обманул даже своих товарищей. На встрече в ТЦ «Гудвин» за несколько дней до митинга (о которой говорило несколько свидетелей) он ни словом не обмолвился о своих коварных планах. Вместо этого он обсуждал общие тексты листовок, даже поддержал предложение Михаила Агапова о внесении в листовку нового требования — о выборных общественных советах при ГУВД.

Наивные товарищи не заподозрили Кутузова в нечестности, а между тем, придя домой, он начал свою чёрную экстремистскую деятельность. Для начала он взял текст существующей листовки и зачем-то убрал из него требование о выборных общественных советах. Затем Кутузов начал добавлять в листовку текстовые фрагменты — про «оборотней в погонах», про «народец тупой», про «дебилов-убоповцев» и про «истребить центры Э». В список требований он добавил призыв «закидывать камнями и разрисовывать здание центра Э, разбивать стёкла машин и устраивать флэшмобы».
Всё это злобный экстремист Кутузов, видимо, делал в состоянии помрачения сознания, поскольку умудрился создать эти текстовые фрагменты так, что они по лексическому составу (набору слов) совершенно не соответствуют его обычным текстам (как следует из внесудебных исследований). Кроме того, при вставке призыва насчёт центра Э он полностью забыл о своей грамотности и ораторских способностях, поскольку вставил этот призыв, обращённый к «сознательной молодёжи», посреди требований, явно обращённых к властям, типа «расформировать центры Э» и «удалить из законодательства понятие экстремизма». То есть, допустил явное нарушение коммуникативной направленности листовки. Что-то затмило опытному и грамотному активисту глаза, так что он внезапно начал писать листовку, обращённую непонятно к кому — то ли к молодёжи, то ли к властям.
Более того, по версии обвинения, Кутузов, видимо, в этом своём умопомрачении потерял всё знание русского языка, приобретённое в школе, ВУЗе и в процессе написания кандидатской диссертации по филологическим наукам. Ведь как раз в этих вставленных Кутузовым самостоятельно фрагментах, он допускает орфографические (большая буква «Т» в словосочетании «Тюменские анархисты» и других подобных»), и пунктуационные (отсутствие запятой после деепричастного оборота в первом абзаце) ошибки, внезапно начинает использовать разговорную и откровенно просторечную лексику («народец тупой», «менты», «жулики» и т. д.). Именно эти фрагменты приводятся в пример в исследовании ТГУ, когда там говорится о неряшливости и поспешности изготовления листовки. Поскольку в других листовках, распространявшихся на митинге, а также в других частях всё той же листовки подобных признаков не обнаружено, стоит заключить, что Кутузов на момент составления данного текста действительно находился, видимо, в неадекватном состоянии, ведь он:
1) Совершенно забыл об осторожности при раздаче на публичном митинге листовок с подобным названием;
2) Внезапно начал изъясняться абсолютно нехарактерным для него языком.
Но на этом, по версии обвинения, приступ безумия у Кутузова не закончился. Он почему-то не стал тут же распечатывать получившуюся листовку на своём лазерном принтере, а побежал в какое-то другое место и распечатал там эту листовку на струйном принтере, причём цветном (см. л.д. 76, 2 том). Дома у Кутузова струйного принтера нет, что подтверждается протоколом обыска (л.д. 9, 3 том). Затем он вернулся домой и продолжил совершать безумства. А именно, Кутузов изменил системное время на своём домашнем компьютере, «прокрутив» его на полгода вперёд и установив дату 17 июня 2010 года вместо 29 октября 2009 года, что имело место на самом деле. Сделал он это, по всей видимости, от дьявольской хитрости и желая затруднить работу будущего следствия (вероятно, Кутузов заранее знал, что по листовке заведут уголовное дело и намеренно к этому готовился).
Итак, изменив системное время, Кутузов ещё немного подредактировал текст листовки. Видимо, владелец струйного принтера сообщил ему о некоторых правилах орфографии и Кутузов убрал большие буквы из тех мест, где они не нужны. Отсутствующую запятую после деепричастного оборота кандидат филологических наук продолжал не замечать. Точно так же он не замечал погрешностей в оформлении текста — например, разнобоя в видах кавычек. Кутузов распечатал листовку на лазерном принтере несколько раз, при этом исправляя размер шрифта (см. разницу между листовками на л.д. 81 и 82, 2 том). Наверное, подбирал понравившийся вариант. При этом не понравившиеся варианты он не выкидывал, а заботливо складировал в тумбочку для белья и полотенец в прихожей (см. протокол обыска, л.д. 9, 3 том). Наконец, распечатав всё это, Кутузов сохранил файл. Тем не менее, тут его махинации с поддельной датой внезапно прекратились. Кутузов осознал, что обманывать нехорошо, вручную выставил сохранённому файлу дату создания 29 октября 2009 года, соответствующую реальности, и вернул системное время в то же состояние. О том, что дата сохраняется в OpenOffice, он чудесным образом забыл.
Кроме того, Кутузов решил ещё и записать CD-диск с этой крамольной листовкой сразу в двух форматах — ODT и PDF. Более того, у него опять проснулась дьявольская хитрость и для записи диска он специально инсталлировал себе на компьютер (где уже несколько лет стояла только операционная система Linux) операционную систему Windows, установил в неё программу Nero Burning Rom и воспользовался для записи диска именно ею. Записать диск стандартной Linux-программой K3B он не захотел. Видимо, уже перед митингом он стремился скрыть следы преступления. После записи диска, Кутузов коварно удалил Windows со своего компьютера — ведь по протоколам осмотра изъятых компьютеров от 28 июня 2010 года (л.д. 142, т.3) на них стоит только Linux.
Судя по тому, что диск (по версии обвинения) был обнаружен при обыске у Кутузова через полгода после митинга, Кутузов никому его не отдал и записывал просто «на память». Наверное, любовался по вечерам листовкой, причём любовался именно с диска, ведь на компьютерах у него такая листовка не обнаружена. Впрочем, можно ещё предположить, что Кутузов специально записал и хранил этот диск вместе с листовками, чтобы облегчить работу будущему следствию, ведь, как мы помним, у него проснулась совесть.
Распечатав экстремистские листовки и заботливо записав их на CD-диск, экстремист Кутузов отправился спать, а следующим вечером пошёл на митинг.

Что, по версии обвинения, происходило там?
На митинг экстремист Кутузов принёс те самые листовки — как распечатанные на струйном принтере, так и на лазерном. Другим организаторам он их не показал, но тем не менее, чудесным образом умудрился раздать их нескольким лицам. То есть, помутнение сознания, начавшееся у Кутузова накануне, продолжалось: на согласованном с властями митинге, окружённом 60 сотрудниками милиции (см. л.д. 80, 5 том) и неизвестным, но явно значительным количеством сотрудников центра «Э» и ФСБ, под прицелом милицейских видеокамер Кутузов раздаёт незнакомым людям листовки «Ментов к стенке». В общем, «безумству храбрых поём мы песню».
Однако, учитывая, что организаторы и другие люди, присутствовавшие на митинге по своей доброй воле показывают, что Кутузов во время митинга практически не отходил от «сцены», выступал и возился с аппаратурой, а листовки раздавали другие люди (и это подтверждается милицейской видеозаписью митинга), экстремист Кутузов, вероятно, коварно отбегал от сцены в тайне от товарищей, оглядывался, не следит ли за ним видеокамера и только потом вручал случайно встреченным людям крамольные листовки. Такова картина реальности, конструируемая обвинением.
Интересен также и выбор Кутузовым объектов для раздачи листовок: их получили сотрудница центра «Э» Кузнецова, работник Уралсвязьинформа Гилев и трижды судимый автослесарь Урлов. Господа Тесаловский и Агейкин тоже получили от кого-то крамольные листовки, от кого — не запомнили, но обвинение предполагает, что, скорее всего, от Кутузова.
Поразительное совпадение — Кутузов умудрился дать листовки именно людям, которые либо (судя по материалам дела) обладают повышенной гражданской сознательностью (при этом, правда, «политикой не интересуются»), либо обострённой памятью и склонностью хранить не интересующие их бумажки дома, либо связаны с правоохранительными органами, либо просто являются их сотрудниками.

Детализирую эту часть реальности, конструируемой обвинением. Итак, Кутузов дал экстремистские листовки:

1) Тесаловскому (предположительно) и Урлову, каждый из которых независимо друг от друга обратился с этими листовками в отделение милиции, при этом, правда, документация по обращению Тесаловского и по выдаче им этих листовок, куда-то пропала, но это мелочи. Поразительная удача для следствия — безработный Тесаловский и трижды судимый Урлов сразу углядели в листовках «что-то подозрительное» и сделали возможным собственно заведение уголовного дела. Ещё более удачно, что эти люди вообще оказались на митинге случайно — ни один из них политикой не интересуется (хотя экстремизм в текстах определяют безошибочно). Поразительное совпадение, что именно этим сознательным членам общества Кутузов вручил свою крамольную листовку!

2) Ещё одно чудесное совпадение — такую же листовку получил свидетель Агейкин. Чудесное оно потому, что именно к Агейкину во время митинга подходили какие-то сотрудники ФСБ и зачем-то взяли у него паспортные данные (Агейкин сообщил это в ходе судебного заседания 14 декабря 2010 года). По паспортным данным Агейкина, видимо, и нашли через 3,5 месяца, когда вызвали его на допрос в ФСБ. Конечно же, паспорт у него сотрудники ФСБ проверили совершенно случайно, повинуясь зову души. Они не могли предполагать, что именно Агейкину злобный экстремист Кутузов вручит листовку. Это только выглядит так, как будто они заранее всё предвидели. И ведь опять удачное совпадение — Агейкин, тоже совершенно не интересующийся политикой, положил полученные листовки в бардачок машины, где они и пролежали у него три с половиной месяца. Ну подумаешь — листовки «Ментов к стенке» в бардачке машины, мало ли что люди в бардачке хранят. Кто-нибудь мог бы подумать, что Агейкин специально хранил их, дожидаясь вызова в ФСБ и выемки, но версия реальности «от обвинения» подобные возможности, конечно, отметает.

3) Свидетель Гилев — такая же удача следствия. Политикой, опять же не интересуется, на митинге оказался случайно. Зато полученные листовки бережно сохранил «вместе с рабочими документами», а того, кто ему их дал, тщательно запомнил (см. протокол его допроса, л.д. 156, т. 1). Как повезло следователю, что Кутузов давал листовки именно людям, которые не выкинули их в урну после прочтения, не отдали знакомым, не просто забыли про них — а либо сдали листовки в милицию, либо бережно хранили месяцами. Кстати, у Гилева на митинге паспортные данные никто не собирал, но найти его для ФСБ позже не представило проблемы — секретные оперативно-розыскные мероприятия дали такую возможность. Запомним, кстати, что ФСБ может найти иголку в стоге сена и людей, которым дали листовки на большом митинге. Чуть позже мы увидим случай странной паузы в этих возможностях ФСБ.

4) Добавим, что помрачения сознания продолжались и у Агейкина с Гилевым. Первый слышал на митинге из микрофона столь сильные оскорбления сотрудников милиции, что ему казалось будто вот-вот начнётся драка, а второй видел, как «Кутузов подбегал к микрофону и выкрикивал оскорбительные фразы в адрес сотрудников милиции». Поскольку ни один из сотрудников той самой милиции, городской администрации и организаторов и участников митинга, допрошенных на следствии и в суде, таких вещей не слышал и не видел (по их мнению, митинг вообще прошёл спокойно и без происшествий), то следует признать, что Кутузов заразил своим безумием невинных прохожих Агейкина и Гилева.

5) По версии обвинения, Кутузов ещё вручил листовку сотруднице Центра «Э» Кузнецовой. Её поведение после этого было очень странным, но ведь обвинение уже увидело, что в этой истории у её персонажей возникают внезапные помрачения сознания, так что не удивилось. Итак, Кузнецова, штатный сотрудник центра по борьбе с экстремизмом, в отличие от Урлова, Тесаловского и Гилева, не усмотрела в заголовке «ментов к стенке» ничего такого ужасного, спокойно взяла её, а потом отдала своим коллегам в машине (см. её показания в суде 14 декабря 2010 года). Кто-нибудь мог бы сказать, что этим она совершила преступление (публичное распространение экстремистских материалов), но обвинение-то знает, что это просто у человека то же самое временное помрачение, что у Кутузова. И вообще, как она сама сказала в суде, «пресечение преступлений не входило в её задачи». В картине реальности обвинения у Кузнецовой задачи особые, не такие, как у обычных сотрудников милиции.

Что происходило потом? А потом митинг закончился (около 19 часов, как и указано в уведомлении на его проведение) и трижды судимый за разбой и грабеж свидетель Урлов внимательно прочитал полученную листовку. В отличие от подавляющего большинства российских заключённых, после своих трёх отсидок Урлов не обиделся на сотрудников милиции, а, напротив, стал относиться к ним лучше (как он сам заявлял в судебном заседании 14 декабря 2009 года). Поэтом фраза «ментов к стенке» его шокировала, и, полный обиды за милиционеров, он побежал в ОМ-4 УВД по г. Тюмени. Почему я говорю «побежал»? Да потому что, по протоколу объяснения, данного им в ОМ-4 (л.д. 28, т.1) объяснение он начал давать уже в 19 часов 30 минут. Учтём, что от Центральной площади г. Тюмени до ОМ-4 (улица Горького) минут 20 ходьбы, а ведь Урлову нужно было там ещё объяснить дежурному, чего он хочет, должны были выделить сотрудника для взятия объяснения, а это всё дело не двух минут. Следовательно, Урлов в милицию действительно направился практически бегом. Вероятно, так на него повлияло содержание листовки: в другом объяснении от 18 ноября 2009 года (л.д. 58, т.1) рецидивист Урлов практически не имеющий образования (он сам это сказал в суде 14 декабря), от шока даже начинает выражаться языком не меньше чем доктора юридических наук: «я полностью воспринял её [листовки] содержание и смысл, как открытый призыв к осуществлению насильственных действий в отношении сотрудников милиции из Центра Э, способных повлечь тяжкие последствия, поскольку в данной листовке содержались призывы к ликвидации Центра Э любыми способами, в том числе насильственными». Вот что крамольные листовки творят с людьми!
В ОМ-4 массовое помрачение сознания продолжилось. Капитан Забокрицкий, бравший у Урлова объяснение, не обратил внимания на то, что Урлов говорит, что подошёл на Центральную площадь в 19-15! Если бы это было правдой, то в этом случае Урлову, чтобы начать давать объяснение в 19-30, пришлось бы в ОМ-4 не бежать, а просто телепортироваться, ведь на Центральной площади он успел послушать речи, посмотреть сценки и фаершоу, получить листовку, и только после этого, согласно его объяснению, пошёл в милицию. Так что объяснить эти чудеса можно только тем, что Забокрицкому тоже что-то затмило разум. Тем более, что он ещё и изъял у Урлова листовки «в соответствии со статьей 27.10 КоАП РФ» (л.д. 29, т.1), а протокол об административном правонарушении, необходимый при этом по закону, составить забыл. Но всё же объяснение капитан получил и листовку у Урлова изъял. Правда, в рапорте начальнику ОМ-4 полковнику Стрехнину (л.д. 27, т.1) Забокрицкий почему-то написал, что Урлов обратился в ОМ-4 около «20 часов», а не в 19-30, как указано в им же составленном протоколе объяснения. Ну тут понятно — опять помрачение сознания. Эпидемия какая-то. Добавим ещё, что следствию снова очень повезло: капитан Забокрицкий оказался таким же прозорливым как Урлов и в рапорте пишет, что «изъяты листовки, содержащие призывы экстремистского характера». Прямо никаких экспертиз не нужно с такими капитанами. Даже не написал «предположительно экстремистского характера». Сразу «экстремистского».

Затем в реальности, конструируемой обвинением, начинают происходить настоящие чудеса. Забокрицкий упаковал две листовки и одну газету «Трудовая Тюмень» в прозрачный файл и запечатал его печатью ОМ-4 (л.д. 29, т.1). С первого взгляда определив в листовках экстремизм, капитан отправил файл в Центр по противодействию этому самому экстремизму (л.д. 25, т.1). Там сотрудники этого центра проявили паранормальные способности и оценили содержимое файла, даже не вскрывая его (во всяком случае, в деле нет никаких протоколов вскрытия). Применение паранормальных способностей позволило выяснить, что пакет нужно отправить в ФСБ. Отправили (л.д. 24, т.1).
В ФСБ составили отдельное поручение найти лиц, распространявших на митинге листовки «Долой политические репрессии! Ментов к стенке» и «Пушкин тоже экстремист» и газету «Трудовая Тюмень» и получивших их (л.д. 32, т.1). Кроме того, отправили, опять не вскрывая (протоколов вскрытия в деле нет), тот самый прозрачный файл на исследование в ТюмГУ. Следует понимать так, что в ФСБ паранормальные способности тоже обычное явление и сотрудники этой уважаемой службы видели содержимое пакета насквозь и без всяких вскрытий.
Уже 11 ноября на отдельное поручение поступил ответ, в котором содержались полные данные всех организаторов митинга, включая их отношения с различными общественными движениями. И, конечно, домашние адреса. Казалось бы, раз было поручение найти лиц, распространявших листовки, нужно бы сначала спросить у организаторов митинга, кто, собственно, на акции этим занимался. Кому знать, как не им? Но тут, вероятно, опять вступило в игру заразное помрачение сознания. И о необходимости найти и допросить организаторов митинга просто забыли. Занялись более важными вещами.

Не буду утомлять слушателей перипетиями того, как в ноябре 2009 года следователь Сухарев, то возбуждал, то прекращал, то снова возбуждал уголовное дело по листовке «Долой политические репрессии! Ментов к стенке». Важно то, что 17 ноября из ТГУ, наконец, пришло долгожданное исследование, в котором листовка про «ментов к стенке» объявлялась экстремистской. На следующий же день, 18 ноября, Урлов был вызван в ФСБ и дал объяснение по делу. Обстановка ФСБ, кстати, подействовала на него волшебным образом: он резко изменил свои показания по сравнению с объяснением 30 октября, сразу после митинга (л.д. 58, т.1). Например, он уже не настаивал на том, что пришёл на митинг в 19-15, а сказал что пришёл туда в 18 часов (митинг по уведомлению был заявлен с 18 до 19). Кроме того исчезли странные показания из предыдущего объяснения, что Урлов шёл от остановки «Океан» к остановке «Горсад» через Центральную площадь и потому попал на митинг (попробуйте сами таким маршрутом пройти — несколько странный путь). 18 ноября Урлов уже показывает, что шёл не к остановке «Горсад», а к остановке «Сквер». Действительно, обстановка ФСБ волшебным образом действует на свидетелей. Хотя, казалось бы, первые показания, данные сразу после события — самые правдивые, то тут, согласно версии обвинения, не тот случай.
Кроме того, в рамках взятия этого объяснения следователь Сухарев проявил подлинно паранормальные способности. В конце объяснения он предъявил Урлову для ознакомления те самые две листовки «Долой политические репресии!» и «Пушкин тоже экстремист», а также газету «Трудовая Тюмень». Урлов сообщил, что да, это те самые листовки и газета. В чём же паранормальные способности? А в том, что Сухарев достал все эти материалы из ещё не вскрытого конверта. При понятых конверт из ТюмГУ с этими листовками и газетой был вскрыт лишь 25 ноября, через неделю после взятия объяснений у Урлова (л.д. 1, т.4). То есть, 18 ноября Сухарев усилием воли без понятых достал из конверта материалы, предъявил их Урлову и вложил обратно в пакет. А 25 ноября понятые расписались в том, что «конверт видимых повреждений не имеет». Да, вот такие экстрасенсорные способности у следователей ФСБ, согласно картине реальности, которую, повторюсь, конструирует обвинение.

Затем следствие в лице А.С. Сухарева на протяжении января и февраля допросило нескольких милиционеров, которые показали, что таких листовок на митинге не видели, никаких экстремистских высказываний от участников митинга не слышали. Но поиски авторов крамольной листовки продолжились. 10 февраля «в ходе оперативно-розыскных мероприятий» ФСБ выяснила, что листовку получили Гилев, Агейкин и Тесаловский (л.д. 9, т.5). Агейкина, как мы уже знаем, переписали ещё на митинге, Тесаловский сам отнёс листовку в милицию (там ему не встретилось такого же капитана Забокрицкого, поэтому ни объяснений с не го не взяли, ни протокол изъятия не составили), а вот как нашли Гилева — это, по версии обвинения, видимо, секретные технологии ФСБ.
Всех троих допросили в феврале-марте 2010 года. Все трое показали, что получили ту самую листовку. На Тесаловского, между прочим, при этом снизошёл дух Урлова, допрошенного там же в ФСБ тремя месяцами раньше: на вопрос «воспринимали ли вы смысл листовки» он ответил дословно длинной и сложной фразой Урлова «я воспринял её содержание и смысл как призыв к насильственным действия в отношении сотрудников милиции из Центра Э, способных повлечь тяжкие последствия, поскольку в данной листовке содержались призывы к ликвидации Центра Э любыми способами, в том числе насильственными». Когда Тесаловского допрашивали в суде 14 декабря, дух Урлова из него уже ушёл, поскольку Тесаловский описывал содержимое листовки совсем другими словами, более обычными.
У Агеева и Гилева осуществили выемку листовок «Долой политические репрессии! Ментов к стенке!», которые им дали злобные экстремисты. Как и положено, следователь Сухарев описал в протоколе выемки содержимое листовок. Приложены к протоколам и сами листовки. Правда, тут незадача — протоколы осмотров не совпадают с самими листовками. Например, в листовке Агейкина (л.д. 16, т.4) слово «тюменский» везде написано с маленькой буквы (то есть, это уже из второй партии листовок Кутузова), а в протоколе осмотра Сухарев везде пишет его с большой. Кроме того, в листовке есть целых две картинки с надписями, а Сухарев в своём подробнейшем описании листовки о них умалчивает. То же самое и с листовкой Гилёва (л.д. 23 и 25, т.4). Кто-нибудь мог бы подумать, что Сухарев на самом деле даже не смотрел на эти листовки, а просто скопировал уже существующий на его компьютере с 25 ноября 2009 года (вскрытие конверта из ТГУ) текст, но обвинение не может в таком заподозрить следователя ФСБ, а потому, видимо, считает это технической ошибкой, которую Сухарев идентично воспроизвёл в двух выемках, которые разделяет более двух недель времени.
Кстати, свидетеля, которого, казалось бы, было найти легче всего — сотрудницу центра «Э» Кузнецову — нашли и допросили только в июне 2010 года, через несколько месяцев после остальных свидетелей. Секретные технологии ФСБ не позволили найти работника дружественного подразделения МВД раньше, чем штатских.

Дали сбой секретные технологии и в поиске организаторов митинга. Несмотря на то, что их полные данные (всех пятерых) были установлены, как уже говорилось, ещё 11 ноября, но вызвать их на допрос всё никак не получалось. Более того, 18 марта следователь Сухарев в своём Постановлении о приостановлении уголовного дела пишет, что «обеспечить явку и допросить в качестве свидетелей Кутузова, Постникова и Савелкова нельзя, потому что они за пределами Тюменской области, а Слободчиков и Фахретдинова — потому что они не установлены по адресу регистрации» (л.д. 68, т.1). Возникает, конечно, вопрос, что мешало найти Кутузова, Постникова и Савелкова в других городах РФ, если они куда-то уезжали или что мешало подождать, пока они вернутся и допросить их тут же. Уж Кутузов-то, по крайней мере, точно всё время предварительного следствия работал на своём обычном месте — в Тюменском госуниверситете и никак не мог уезжать куда-то надолго, разве что на выходные и праздники. Фахретдинов, «не установленный по месту регистрации», зарегистрирован и проживает в квартире по улице Луначарского не менее 15 лет, и зимой-весной 2010 года никуда не выезжал. Злопыхатели могли бы сказать, что ФСБ просто не стремилась найти и допросить организаторов или реальных участников митинга, потому что один из них уже был назначен виновным, но обвинение опять же не может заподозрить ФСБ в таком странном поведении и потому, вероятно, оправдывает «невозможность» найти организаторов новым приступом помрачения сознания. Гилева, фигуру непубличную, найти не составило труда, а вот организаторов митинга, активно участвующих в политической и общественной жизни города, «засвеченных» в СМИ — не получилось. Ну, бывает.

Приступ помрачения, впрочем, прошёл меньше чем через месяц и наступил, наоборот, приступ великой прозорливости. Когда 18 марта следователь Сухарев приостанавливал предварительное следствие по уголовному делу за невозможностью установить обвиняемого, он просил своё начальство провести оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление загадочного экстремиста. И 13 апреля его нашли! В письме «О результатах оперативно-розыскной деятельности» (л.д. 74, т.1) подписавший его начальник РУ ФСБ Пахомов и исполнитель В.В. Матвеев пишут, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий установлено что крамольную листовку изготовил и распространил Кутузов. Суть оперативно-розыскных мероприятий не поясняется. Вряд ли делом занимался лично Пахомов, так что за загадочные «оперативно-розыскные мероприятия» следует похвалить В.В. Матвеев. Это он после полугода бесплодных поисков внезапно, будто при помощи телепатии, определил, что искать нужно у экстремиста Кутузова. Правда, что мешало такому прозорливому оперативнику, как Матвеев, найти Кутузова раньше — совершенно непонятно.

На следующий же день, 14 апреля, у Кутузова провели обыск совместными силами ФСБ и центра «Э». Понятыми при обыске обычно привлекают соседей (так было и при обыске у Кутузова в рамках прошлого уголовного дела), но тут случай особый, и оперативники привезли понятых с собой. Это были студенты-юристы, которые по просьбе сотрудников ФСБ забросили учебный процесс ради того, чтобы побыть понятыми. Кто-то сказал бы, что это подозрительное стремление следствия к тому, чтобы понятые были «своими», а обвинение скажет - «плодотворное сотрудничество ФСБ и студенчества».
Нашли большое количество литературы, а в шкафу для полотенец в прихожей — те самые листовки (мы же помним, что в приступе безумия Кутузов их туда спрятал и хранил больше полугода, прямо как Гилев). Кутузов, правда, написал в протоколе, что не вся изъятая печатная продукция принадлежит ему, но это у него наверняка была «линия защиты». Нашли и диск, который всё в том же приступе безумия Кутузов записал и потом им любовался, записали его скопом в стопку из 104 других дисков.
Потом в тот же день Кутузова успешно опознали Гилев и Урлов. Правда, они почему-то дружно нафантазировали, что в день митинга у него была причёска «хвост» (хотя это не соответствует действительности), но это, скорее всего, просто продолжение загадочных помрачений сознания.

Кутузова отправили на 48 часов в изолятор, а потом пошло предварительное следствие.
Уже 19 апреля следователь Сухарев снова проявил паранормальные способности. С 9 часов 05 минут до 12 часов 30 минут (л.д. 13, т.3), то есть, за 3 часа 25 минут он умудрился при помощи двух понятых произвести тщательный осмотр изъятых при обыске у Кутузова листовок, журналов, книг, брошюр, плакатов, транспарантов, дискет, двух мобильных телефонов и самое главное — содержимого 104 компакт-дисков! Даже если предположить, что осмотр каждого диска занимал ровно две минуты, то уже получается три с половиной часа, а ведь ещё остальные предметы нужно было осмотреть. Так что выходит, что следователь Сухарев осматривал содержимое нескольких дисков в минуту, работая со скоростью, недоступной простым смертным.
Отметим ещё, что в процессе осмотра дисков следствию снова (как и во многих других аспектах этого дела) улыбнулась неимоверная удача. Первый диск, выбранный наугад следствием из 104 других, никакой информации, имеющей значение для уголовного дела, не содержал, а вот уже вторым диском в ходе осмотра оказался (л.д. 19, т.3) как раз тот самый CD-диск с макетами крамольной листовки, записанный обезумевшим Кутузовым в октябре 2009 года (причём никаких надписей на нём не было, то есть, он точно выбирался наугад). Этот диск был, единственным, который заинтересовал следствие и попал в вещественные доказательства. Теория вероятностей говорит: вероятность того, что среди первых двух предметов, выбранных случайным образом из ста четырёх, окажется один заранее помеченный, составляет меньше двух процентов, то есть, менее чем один шанс из пятидесяти. Для большинства научных целей события с таким уровнем вероятности считаются просто невероятными. Но какой же следователь ФСБ, если ему не сопутствует фантастическая удача?

Вообще, в ходе следствия следователь ФСБ Сухарев периодически совершал несколько странные поступки, которые иной человек мог бы принять за стремление скрыть детали дела от глаз общественности, — выносил Кутузову подписку о неразглашении, которую потом отменял суд, запрещал защите фотографировать экспертизы при ознакомлении с ними, месяцами держал у себя изъятые компьютеры, не производя их осмотр и так далее. Но, вероятно, по версии обвинения, это всё объясняется той же причиной, что и прочие странности этого дела.
Ну а затем следствие было завершено и дело направлено в суд. По версии обвинения, без каких-либо нарушений, как нам в судебном заседании уже пояснил старший помощник прокурора Капеко. Дальнейшее уважаемый суд мог видеть собственными глазами и слышать собственными ушами.

Вот такую картину реальности нам представляет обвинение. В ней едва ли не каждый персонаж, начиная с подсудимого, действует нелогично, иррационально и вопреки своим интересам, а зачастую — вопреки законам природы. Из материалов дела вырисовывается совершенно абсурдная картина, достойная пера Франца Кафки или Виктора Пелевина. Я предоставляю суду и публике самостоятельно оценить, чья интерпретация материалов дела реалистичнее и правдоподобнее — со стороны обвинения или со стороны защиты.

Спасибо, я закончил.

Поделиться

Выступление адвоката Ладина в прениях по делу Андрея Кутузова, 9.03.2011

+1
0
-1

Слово адвоката Ладина в прениях было весьма объёмным, поэтому прикрепляю его сюда в виде PDF-файла. Вот начало:
Уважаемый суд, уважаемые участники процесса, уважаемая публика, присутствующая в зале!
Свою речь в защиту Кутузова Андрея Борисовича хочу начать теми же словами, какими Защита начала судебное следствие – «Правду говорить легко». Однако, после судебного следствия хочу добавить – «Лгать и фальсифицировать очень тяжело». Как выяснилось в ходе судебного следствия, когда Защита неоднократно обращала внимание суда на несоответствие доказательств обвинения, протоколов следственных действий фактическим обстоятельствам дела, а в некоторых случаях и на факты прямой фальсификации, невозможно сфабриковать материалы дела таким образом, чтобы это хотя бы внешне выглядело приемлемо и благовидно.

Основополагающая линия Защиты – это открытое и достоверное обнародование всех фактов, касающихся уголовного преследования А. Б. Кутузова. В пику этому орган предварительного расследования, в лице РУ ФСБ по Тюменской области пытался всячески скрыть и замолчать все факты, касающиеся этого уголовного дела. Руководитель следственной группы – старший следователь РУ ФСБ России по Тюменской области Сухарев А. С. вынес постановление об избрании в отношении Кутузова А. Б. подписки о неразглашении, и даже после того, как мной было вручено ему постановление Конституционного суда РФ о незаконности данной подписки она (подписка) не была отменена, в связи с чем Защите пришлось обжаловать незаконные действия органа предварительного расследования в суд, (в порядке ст. 125 УПК РФ) и только по решению суда незаконное постановление было отменено.

Выслушав речь Обвинения, я с удивлением обнаружил, что никакого анализа доказательств, исследованных в ходе судебного следствия, проведено не было. Имело место лишь перечисление протоколов, составленных органами предварительного расследования. Даже оценка показаний свидетелей, допрошенных в ходе судебного заседания, не имела ничего общего с фактическими показаниями, которые мы услышали в суде.

Кроме того, хотелось бы напомнить, что в соответствии со ст. 75 УПК РФ подлежат доказыванию следующие обстоятельства:
1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:
1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;
3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;
5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;
6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;
7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;
8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со статьей 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).
(п. 8 введен Федеральным законом от 27.07.2006 N 153-ФЗ)
2. Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.
Фактически не одно из этих обстоятельств либо не было исследовано Обвинением вообще, либо было исследовано не надлежащим образом, не в полном объёме. И это вполне объяснимо – без анализа доказательств это сделать невозможно.

Защита представит анализ доказательств, рассмотренных в ходе судебного заседания из которого будет видно а) Кутузов не изготавливал и не распространял инкриминируемую ему листовку, данная листовка является фальсификацией; б) совокупность тех действий, которое Обвинение вменяет Кутузову, не образуют состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 280 УК РФ...

Прикрепленный файлРазмер
Иконка PDF Полный текст выступления адвоката Ладина336.57 КБ
Поделиться

Последнее слово Андрея Кутузова 9.03.2011

+1
+3
-1

Преамбула

Уважаемый суд, уважаемые участники судебного заседания, уважаемая публика. Пришло время в Последнем слове мне сказать, что именно из предъявленного мне обвинения, я признаю, в чем виновен, а в чем не соглашаюсь с обвинением.
Прежде всего, я ещё раз заявляю, что виновным себя не признаю полностью и считаю, что в моих действиях нет ни состава, ни события преступления, предусмотренного ст. 280 УК РФ. Я не совершал преступления, поэтому я не прошу суд проявлять ко мне снисхождение.
Я ни в чём не раскаиваюсь, ни перед кем не приношу своих извинений, и если и прошу суд, то лишь об одном: вынести оправдательный приговор в отношении меня и вынести частные определения по факту совершения целого ряда уголовно наказуемых деяний в период предварительного следствия, по поводу которых уже были сделаны ходатайства и заявления в следственные органы.

Политический характер дела

Итак, меня обвиняют по части 1 статьи 280 УК РФ - «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». Хотел бы прежде всего сказать несколько слов о самом российском «антиэкстремистском» законодательстве и о понятии «экстремизм». Это слово появилось в нашем юридическом лексиконе не так давно. И я поясню почему.

Сейчас практически по всему миру происходит масштабное сворачивание социальных гарантий, ликвидация так называемого «государства всеобщего благосостояния», которое обеспечивало хотя бы относительную социальную стабильность всю вторую половину XX века. И Россия здесь «впереди планеты всей», особенно последние десять лет. Все мы знаем и видим, что в нашей стране последовательно уничтожаются доступное здравоохранение, общественный транспорт, образование. Это объясняют необходимостью «оптимизировать расходы», как бы «затянуть пояса и всем вместе пережить тяжёлые времена». При этом децильный коэффициент, отражающий разницу в доходах между самыми богатыми и самыми бедными, в России постоянно растёт и на начало 2010 года эти доходы различались в 17 раз — больше, чем даже в США. То есть, пояса приходится затягивать не всем, а только тем, кто и так в неблагополучном материальном положении.
Нет ничего странного в том, что в такой ситуации в стране появляется социальная напряжённость. Социальные гарантии ликвидируются, растёт безработица, имущественное расслоение неимоверное: было бы удивительно, если бы этой напряжённости не было. Однако, вместо того, чтобы задуматься о причинах социальных волнений, российская бюрократия занимает позицию страуса, прячущего голову в песок и попросту объявляет (явно или между строк) любую критику и любую борьбу за свои права — «экстремизмом», пользуясь лингвистической и юридической расплывчатостью этого понятия. «Экстремистские» статьи в УК и ФЗ-114 «О противодействии экстремистской деятельности», на мой взгляд, намеренно оставляют определение «экстремистской деятельности» чрезмерно широким, чтобы под него попадало любое «инакомыслие». Об этом я ещё скажу ниже.
Итак, чем мощнее идёт наступление государства и крупных корпораций на общество, чем больше у людей отнимают прав — тем сильнее «борьба с экстремизмом». В этой связи показательно, что Департамент по противодействию экстремизму при МВД России был создан именно в «кризисном» 2008 году, когда мировая экономика трещала по швам, а вместе с ней — и российская. Причины снова экономические — чем хуже людям жить, тем более вероятны волнения и недовольство существующей властью. А чтобы подавлять недовольство, нужна политическая полиция. Такой полицией и стал так называемый «центр Э».

Таким образом, «антиэкстремистские» подразделения правоохранительных органов и само юридическое понятие «экстремизм» порождены совершенно ошибочным представлением о природе процессов в обществе. По логике российской бюрократии, недовольство властью и социальное напряжение — это продукт деятельности отдельных «экстремистов», маргиналов и диверсантов. Достаточно их изловить и нейтрализовать при помощи разнообразных «специальных» отделов МВД и ФСБ, и тут же настанет мир и благодать, а население страны мгновенно примирится и с имущественным расслоением и с тем, что государство сняло с себя все возможные обязательства по отношению к собственному народу.
Между тем, вся история человечества показывает, что социальное напряжение порождают не мифические «экстремисты», а объективное историческое развитие общества. В случае с Россией конца XX — начала XXI веков основной причиной социального напряжения являются действия самой власти, о которых я уже говорил. Чтобы уничтожить это напряжение, власти нужно либо кардинально поменять свою политику, либо фактически начать войну с населением страны. Пока, к сожалению, мы видим, что доминирует второй вариант. Это подтверждается и всё увеличивающимся финансированием центров «Э» при сокращении финансирования всей остальной милиции (полиции). Численность внутренних войск уже превысила численность армии, причём вооружают их, в том числе, водомётами для разгона демонстраций.
В этих условиях понятие «экстремизма» фактически используется в узких кастовых интересах властвующей «элиты», защищает её от любой критики. Никто не станет судить за «экстремизм» Владимира Путина, который порой позволяет себе очень резкие высказывания. При этом любой критик существующей ситуации всегда находится под угрозой возбуждения уголовного дела за свои слова. «Что позволено Юпитеру, то не позволено быку». А точнее, «закон на стороне того, у кого сила и власть».

Обвинение по моему делу, фактически, не скрывает такого положения вещей. Прокуратура считает, что даже само по себе мнение гражданина, согласно которому «деятельность центров «Э» Департамента по противодействию экстремизму МВД РФ нарушает права граждан», - это уже «доказательство, подтверждающее обвинение в совершении публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности».
Действительно, на страницах 4 и 7 обвинительного заключения читаем: «Доказательствами, подтверждающими обвинение Кутузова А.Б. в совершении публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности, то есть преступления, предусмотренного ч.1 ст. 280 УК РФ, являются:
… показания подозреваемого Кутузова А.Б. от 11 октября 2010 года, из которых следует, что целью, проведённого 30 октября 2009 года митинга, являлось выражение требований о закрытии и расформировании центров «Э», поскольку, по его мнению, деятельность центров «Э» Департамента по противодействию экстремизму МВД РФ нарушает права граждан Российской Федерации»
.
Считать что центр «Э» нарушает права граждан — уже преступление или как минимум приготовление к нему. Так считает обвинение. 12 января представитель государственного обвинения спросил меня в судебном заседании «Вы выступали на митинге против центров Э - то есть, против государственной власти?» Абсурд очевиден. Во-первых, даже если я и выступаю против государственной власти (например, критикую её) — это моё право иметь своё мнение и высказывать его. Во-вторых, чисто логически выступление за расформирование центров «Э» совсем не означает автоматически требования упразднить государственную власть. Более того, в России есть множество вполне государственнических движений, партий и общественных деятелей, которые требуют отменить «антиэкстремистское» законодательство и расформировать центр «Э», но при этом ничего не имеют против государственной власти как таковой. А вот факт сращивания в сознании обвинения центров «Э» и государственной власти — очень показателен.

Фактически, отметается любая возможность критики. Что-то не нравится — предатель. Критикуешь — экстремист. Любые неурядицы в обществе объявляются «происками врагов», внешних или внутренних. Это, конечно, гораздо удобнее и проще, чем искать подлинные причины проблем и решать их. Вот только слишком уж напоминает худшие страницы истории Советского Союза, повторяющиеся как фарс. Неудивительно, что многие эксперты считают «экстремистские» статьи УК просто «переизданием» статей 70, 190.1, 142 и 227 Уголовного кодекса РСФСР, предусматривавших уголовную ответственность за «антисоветскую агитацию и пропаганду».

Когда специалист Куниловская излагала в судебном заседании 21 февраля свой анализ научной состоятельности экспертизы госпожи Мочаловой, государственный обвинитель Капеко задал ей странный вопрос. Он спросил «А знает ли ректор Чеботарев о том, чем вы тут занимаетесь?». Оставлю в стороне форму этого вопроса — очевидное давление на специалиста. Но вот что было дальше. Куниловская вполне логично ответила, что не извещает ректорат о всех своих делах за пределами университета, что иногда, например, выполняет переводы для администрации области и тоже об этом никого не извещает. Обвинитель Капеко на это сказал: «Ну, администрация области это одно, а Кутузов — другое». Эту фразу невозможно понять иначе, кроме как утверждение, что Кутузов уже заведомо является преступником и экстремистом, помогать которому — дело предосудительное и опасное. Ведь он критикует структуры власти, а это, как мы выяснили, по мнению обвинения — уже преступление.

Естественно, подобная позиция обвинения нарушает Конституцию РФ (как минимум, ст. 2 и 29) и все мыслимые международные соглашения о правах человека. Впрочем, хочу порадовать (а может, и разочаровать) обвинение и другие структуры, борющиеся с «экстремизмом». При той политике в области образования, которую ведут наши правительственные структуры, лет через десять у них исчезнет работа, потому что никаких «экстремистов» не будет: школы и университеты просто перестанут выпускать людей, способных адекватно и критически оценивать окружающую действительность. Останется только промывание мозгов казённым патриотизмом да средневековый «синтез магии и науки», подобный тому, что в суде продемонстрировала эксперт обвинения Усова.

В целом, обвинение составлено таким образом, что я был поставлен перед необходимостью доказывать свою невиновность. В обвинительном заключении содержится множество указаний на мою «слишком активную» (при этом не содержащую никаких нарушений закона) гражданскую позицию. Всё вышеизложенное говорит о политическом, заказном характере моего уголовного дела. Фактически, меня судят не за распространение какой-то листовки (все прекрасно понимают, что я её не распространял), а за то, что я посмел слишком активно критиковать политику нынешней власти, да при этом ещё и не присоединился к какой-нибудь «респектабельной» партии, а честно заявляю о том что по политическим убеждениям я либертарный коммунист (анархо-коммунист). На всякий случай ещё раз напоминаю суду и обвинению, что само по себе наличие у человека таких взглядов и их распространение не преследуется даже по репрессивному российскому законодательству.

Преследование по политическим мотивам подтверждается и словами помощника прокурора области А.М. Капеко в его комментарии газете «Комсомольская правда». Он говорит: «Кутузов стоит на твердых позициях анархиста, отрицает само государство, при этом ему ничего не мешает работать в государственном учреждении, в Тюменском госуниверситете и 1 и 15 числа каждого месяца получать от государства зарплату». Это единственное, что Капеко высказал в качестве позиции обвинения — Кутузов анархист, и этого достаточно.
В порядке полемики напомню, что вообще-то у государства «своих» денег нет по определению, и зарплату я получаю от общества, которое вкладывает деньги в образование посредством налогов. Тем более, большую часть доходов современных российских университетов составляет плата студентов за обучение.
Кроме того, невозможно жить в этом социуме и не взаимодействовать так или иначе с государством. Критическое отношение к государственным институтам не означает немедленного ухода в тайгу к медведям. Может быть, старший помощник прокурора Капеко удивится, но я ещё хожу в как бы «государственные» поликлиники, пользуюсь как бы «государственным» общественным транспортом (какой остался) и у меня есть паспорт, выданный государством. Нельзя жить в обществе и быть полностью свободным от него. Тем более, я никогда не призывал к немедленной отмене государства, хотя, безусловно, считаю, что его роль в жизни общества должна постепенно уменьшаться и заменяться институтами низовой самоорганизации людей.

Позиция международного сообщества

Как я говорил выше, российское «антиэкстремистское» законодательство чрезвычайно расплывчато и позволяет крайне широкие трактовки того, что является «экстремизмом». Обращаю внимание суда и публики на то, что это не моё частное мнение. Оно поддержано, например, Комитетом по правам человека при Организации Объединённых наций. В том, что я буду говорить дальше, я частично опираюсь на статью Айдара Рустэмовича Султанова «Проблемы применения норм законодательства о противодействии экстремизму», опубликованную в журнале «Российская Юстиция» №9, 2010.

Итак, Комитет по правам человека, действующий на основании Международного пакта о гражданских и политических правах, рассмотрев пятый периодический доклад Российской Федерации (CCPR/C/RUS/2002/5) ещё 6 ноября 2003 года принял «Заключительные замечания Комитета по правам человека ООН по докладу Российской Федерации». В пункте 20 данных замечаний Комитет выразил озабоченность тем, что определение «экстремистской деятельности» в федеральном законе от июля 2002 г. «О противодействии экстремистской деятельности» слишком расплывчатое и не защищает граждан и организации от риска его произвольного толкования. Комитет рекомендовал пересмотреть указанный закон с целью большей конкретизации понятия «экстремистской деятельности», чтобы исключить любую возможность произвольного толкования, и уведомить заинтересованных лиц о том, за какие именно действия они будут подлежать уголовной ответственности.
В 2009 году Комитет по правам человека рассмотрел шестой периодический доклад Российской Федерации (CCPR/C/SR.2681) и принял заключительные замечания, в которых вновь обратил внимание на Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности».
С учётом наличия многочисленных сообщений о том, что законы об экстремизме используются против организаций и отдельных лиц, критикующих правительство, Комитет выразил сожаление в связи с тем, что определение «экстремистской деятельности» в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности» осталось расплывчатым, допускающим произвольный подход к его применению, а также в связи с тем, что вследствие внесённых в этот Закон в 2006 году изменений некоторые формы диффамации государственных должностных лиц объявлены актами экстремизма.
Комитет выразил обеспокоенность тем, что некоторые положения статьи 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» включают меры, не предусмотренные в Уголовном кодексе, а также тем, насколько свободным образом трактуется судами определение «социальных групп» в сторону обеспечения защиты государственных органов и должностных лиц от «экстремизма». В моём деле мы также видим, что первоначально следствие пыталось найти в моих действиях признаки «разжигания ненависти по отношению к социальной группе «милиция»», что видно и в экспертизах со стороны обвинения.
Комитет подтвердил свою ранее сформулированную рекомендацию (CCPR/CO/79/RUS, пункт 20) о том, что России следует пересмотреть Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности», с тем чтобы сделать определение «экстремистской деятельности» более точным и тем самым исключить любую возможность его произвольного применения, и рассмотреть вопрос об отмене поправок 2006 года. Кроме того, при определении, является ли письменный материал «экстремистской литературой», России следует принять все меры по обеспечению независимости экспертов, на заключениях которых основываются решения судов, и гарантировать право обвиняемого на контрэкспертизу с привлечением альтернативного эксперта. В моём деле всё вышло с точностью до наоборот — о независимости экспертов обвинения говорить не приходится (большая часть из них работает в той же Федеральной Службе Безопасности, что и следователь Сухарев), контрэкспертизы защите пришлось делать самостоятельно в виде внесудебных исследований, а на все ходатайства следствию и суду о назначении независимой экспертизы был получен отказ.
Комитет по правам человека также рекомендовал дать определение понятию «социальная группа» таким образом, чтобы оно не включало органы государства или государственных должностных лиц. И действительно, судя под динамике «антиэкстремистских» уголовных дел, складывается ощущение, что самая преследуемая и бесправная социальная группа в России — это правоохранительные органы и государственные структуры. Невольно задаёшься вопросом, почему они ощущают себя жителями крепости, окружённой врагами. Не потому ли, что они сами возвели вокруг себя стены от собственного народа, которому обязаны служить?

Кроме того, обращаю внимание суда и публики на то, что той же позиции, что Комитет по правам человека ООН, придерживается и Европейский суд по правам человека. Таким образом, мнение международных структур о несостоятельности и несовершенстве российских «антиэкстремистских» законов подтверждает мой тезис о том, что формулировки этих законов неконкретны и расплывчаты, а это даёт возможность власти использовать их против своих политических оппонентов, подобно «антисоветским» статьям УК в СССР. Это произошло и в моём случае. Таким образом, в моих действиях нет состава преступления, даже если допустить, что я действительно раздавал инкриминируемые мне листовки.

Кто общество?

В моём деле нет потерпевших. По версии обвинения, я как бы совершил преступление по отношению не к конкретному индивидууму, а ко всему обществу в целом. В своей речи в прениях помощник прокурора Капеко особо упирал на «общественную опасность» якобы совершённого мой преступления.
Но где же возмущённое общество, которое я, якобы, оскорбил или иначе нанёс ему ущерб? Где публицисты, оправдывающие это уголовное дело в своих статьях? Где массовые иски от оскорблённых граждан? Где, в конце концов, в суде публика, которая осознала общественную опасность моего преступления и следит за тем, чтобы меня наказали по всей строгости закона? Всего этого нет. Если, конечно, не считать возмущённой публикой тех скрывающих лица «статистов», которых в нарушение закона проводили в зал суда в течение трёх первых заседаний. Но что-то мне подсказывает, что они присутствовали здесь не по своей воле.

Наоборот — общество различными способами выражает мне свою поддержку. Более шестисот подписей собрала выложенная в Интернете петиция. Её авторы требуют прекратить уголовное преследование в отношении меня и провести внутреннее расследование в РУ ФСБ по Тюменской области и в Центре противодействия экстремизму при ГУВД Тюменской области. Среди подписавшихся — тюменцы и жители других городов, люди самых разных профессий. Это — оскорблённое общество?
За время следствия и суда прошло не менее 15 публичных мероприятий в мою поддержку. Это митинги, пикеты, концерты. География: Тюмень, Москва, Уфа, Калуга, Пермь, Екатеринбург, Ижевск и даже Франция (возле университета Сорбонны прошёл пикет). Это — оскорблённое общество?
Все новости о судебных заседаниях по моему делу на тюменских новостных интернет-порталах вызывают большое число комментариев. В подавляющем большинстве из них авторы выражают очень критическое отношение к обвинению и поддерживают меня. Не буду чрезмерно удлинять последнее слово их цитированием — всё это можно легко найти, например, на новостных сайтах 72.ru и nashgorod.ru. Это — оскорблённое общество?
Государственное обвинение требует лишить меня права преподавать на два года (на неясном основании). При этом мои коллеги-преподаватели и студенты очевидно не разделяют мнение обвинения, поддерживают меня и подписывают открытое письмо, в котором говорят, что судебный процесс носит откровенно карательный характер. Они не считают, что меня нужно лишать права преподавания и что я вообще в чём-то виновен. Может быть, это оскорблённое общество? Или, может быть, помощник прокурора Капеко лучше знает, кто должен преподавать, а кто нет, чем профессиональный коллектив?

Так кто же у нас общество, для которого я, якобы, опасен — прокуратура и ФСБ или все поддерживающие меня люди? Почему то самое общество ясно видит фальсифицированность и политический, заказной характер этого дела, а обвинение упорно закрывает на это глаза и продолжает защищать общество от него самого, хотя общество его об этом не просило, а совсем наоборот — требует закрыть уголовное дело?
После того, как 1 марта обвинение попросило назначить мне в виде наказания два года реального лишения свободы, одна из моих знакомых (молодая мать) сказала: «Я не хочу больше рожать в этой стране». Неудивительно — мало кто из разумных людей захочет, чтобы его дети жили в стране, в которой человека могут отправить за решётку по очевидно сфальсифицированному обвинению, несмотря на многочисленные публичные протесты. Вот так обвинение «защищает интересы общества».

Нарушение принципа публичного разбирательства

Поскольку в основу всего уголовного дела положена фальсификация, неудивительно, что в ходе следствия и судебного процесса постоянно нарушался принцип публичности.
Это началось ещё с вынесения мне следователем Сухаревым подписки о неразглашении, которая позже была отменена судом, и продолжилось в виде постоянных ограничений прав защиты на фотографирование экспертиз или иное участие в следственных действиях, не запрещённое законом. Подобная позиция следствия может объясняться только нежеланием раньше времени расставаться с компрометирующими само следствие материалами.

Нарушение принципа публичности, к сожалению, продолжилось и в суде. В течение трёх первых заседаний по моему делу — 14 декабря 2010 года, 12 января и 20 января 2011 года — в зал незаконно с нарушением режима проводили подставную публику — по всей вероятности, сотрудников правоохранительных органов. Назовём её «статисты». Их целью было максимально уменьшить количество реальной публики в зале суда.
14 декабря «статисты» появились в зале во время обеда, когда суд по регламенту должен был быть закрыт. 12 января помощник судьи Петрова ровно в 9 часов утра лично открыла дверь чёрного хода рядом с залом заседаний и впустила в зал несколько человек из той же компании, что занимала сиденья 14 декабря. 20 января «статисты» неожиданно оказались уже сидящими в зале суда, когда приставы ближе к 10 утра отперли его.
Все эти факты подтверждаются свидетельствами многочисленных очевидцев, жалобами в службу судебных приставов и председателю Центрального суда, а так же заявлениями защиты в судебном заседании.
Незаконным проводом в зал подставной публики были грубо нарушены права граждан на их присутствие в судебном процессе, а мне фактически было отказано в публичном разбирательстве дела. Это прямое нарушение статьи 6 (параграф 1) Европейской Конвенции:
«Каждый в случае спора о... предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом...»
Сохраняя объективность и к чести суда, отмечаю, что после многочисленных жалоб к четвёртому заседанию суда подобные инциденты, наконец, прекратились.

Ещё раз повторюсь, что все эти нарушения произошли не случайно, а вполне согласуются с предположением защиты о сфабрикованности всего дела. Тот, кто совершил преступление, всегда пытается замести следы и сделать так, чтобы всё было тихо. Это мы и имеем в данном случае.

Вызов свидетеля Сухарева

Однако, всё тайное становится явным, и фальсификация уголовных дел не исключение.
В ходе судебного следствия выяснилось, что нет объективных доказательств совершения мной инкриминируемого преступления, о чем свидетельствует видео-запись митинга, состоявшегося 30 октября 2009 г., а также показания участников и организаторов митинга, которые свидетельствуют о том, что на этом публичном мероприятии я был занят организационно-распорядительными обязанностями, никаких листовок у меня не было в руках. Свидетели со стороны обвинения, которых странным образом «нашло» РУ ФСБ по Тюменской области, также показали, что с моей стороны не исходили публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. Публичный характер носило моё выступление на митинге, но в нём никакого «экстремизма» никто не выявил.

Соответственно, обвинением была сделана особая ставка на последнее доказательство — компакт-диск, якобы изъятый у меня при обыске 14 апреля 2010. На нём в файле «менты.odt» содержится текст листовки, якобы распространённой 30 октября 2009 г., содержащей призывы к насилию в отношении работников центра «Э».
Но на судебном заседании 17 февраля 2011 г. был заслушан специалист с высшим техническим образованием и опытом работы программистом, который протестировал этот диск и установил, что запись была произведена не до, а после митинга, когда компьютеры и диски, изъятые при обыске, уже два месяца находились у следователя ФСБ по Тюменской области Анатолия Сухарева. Допрошенный в суде, этот специалист показал, что кроме даты в атрибутах файла, которые легко изменить вручную (в них стоит дата 29 октября 2009 года), программа OpenOffice оставляет в свойствах файла свою отметку о дате последнего изменения и распечатки. И согласно этой отметке, файл «менты.odt» был изменён и распечатан 17 июня 2010 года. Следовательно, диск (однократная CD-R болванка) также записан не раньше этой даты.
Кроме того, прямо в зале судебного заседания на ноутбуке специалист выяснил, что диск записан при помощи программы Nero_Burning_ROM. Эта программа работает только под семейством ОС Microsoft Windows. Следовательно, диск был записан на компьютере с установленной операционной системой Windows. Между тем, на обоих моих компьютерах, изъятых при обыске, стоит только операционная система Linux — это отражено даже в протоколах осмотра, которые составляло следствие.

При таких обстоятельствах, естественно, возникла необходимость задать несколько уточняющих вопросов следователю ФСБ А.С. Сухареву, однако суд отклонил ходатайство о вызове в суд в качестве свидетеля следователя, который, судя по всему, сфабриковал уголовное дело. Не был разрешён и вызов в суд понятых, при которых, якобы, осматривался сфальсифицированный диск. Государственное обвинение поддержало этот отказ, тем самым расписываясь в своём категорическом нежелании рассматривать данное дело объективно и беспристрастно. «Пусть в суде происходит всё что угодно, вскрываются любые фальсификации, но допрашивать следователя ФСБ мы не будем ни в коем случае» - так можно описать позицию суда и обвинения.
Более того, старший помощник прокурора Капеко в своём комментарии газете «Комсомольская правда» заявил, что сфальсифицированный компакт-диск — это всего лишь «линия защиты». Совершенно непонятно, что он имел в виду и как защита могла сформировать эту «линию», учитывая, что фальсификация вскрылась прямо в зале суда, на глазах у судьи и государственного обвинения. Этим своим заявлением (и умолчанием о диске в ходе своей речи в прениях) помощник прокурора Капеко лишь показал, что обвинение продолжает просто игнорировать факты фальсификации, даже не пытаясь хоть как-то объяснить их.

То есть, мне фактически было отказано в праве на защиту, несмотря на трижды заявленное устно и письменно ходатайство о вызове в суд свидетеля Сухарева. Суд прямо нарушил требование пункта (d) параграфа 3 статьи 6 Европейской Конвенции, которая гласит:
«Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:... (d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него ...»
Моё оценочное мнение таково: подобная позиция обвинения и суда по факту является укрывательством преступления, предусмотренного ч.2 ст. 303 УК РФ - «Фальсификация доказательств по уголовному делу».

Отсутствие публичности распространения листовок

Даже если не обращать внимания на прочие странности российских законов об экстремизме и самого моего уголовного дела (о которых уже было или ещё будет сказано), в нём в любом случае отсутствует состав преступления по ч.1 ст. 280 УК РФ.
В ходе судебного слушания обвинение стало рассыпаться, стали явными лжесвидетельства и сфальсифицированные вещественные доказательства. Поэтому, выступая в прениях 1 марта 2011 г., государственный обвинитель уже не стал поддерживать выдвинутое против меня обвинение в публичных призывах к осуществлению насильственных действий в отношении сотрудников центра «Э», как особой социальной группы (оно опровергается социологическими исследованиями защиты). По мнению прокурора Капеко, состав преступления теперь уже формулируется как «публичные призывы к воспрепятствованию законной деятельности органов власти с угрозой применения насилия».
Это означает, что концу разбирательства дела прокурор отказался поддерживать обвинение, в котором содержались призывы к насилию в отношении милиционеров, как особой социальной группы. По закону в случае частичного отказа от обвинения государственный обвинитель обязан заявить об этом суду четко и ясно. В нашем случае, однако, этого не произошло.

Но даже та часть обвинения, которая осталась, не подтверждается материалами дела. Ведь я привлекаюсь к ответственности по ч.1 ст. 280 УК РФ, в которой определяющий квалификационный признак — публичный характер действий. То есть, в состав преступления включаются не любые призывы, но только те из них, которые были выражены публично — в присутствии третьих лиц, либо (если они в письменной форме) в расчёте на ознакомление с ними других лиц.
То есть, чтобы распространение листовок подпало под признаки указанного в статье состава преступления, необходимо было их расклеивать по городу или распространять их в присутствии третьих лиц открыто и гласно, либо совмещать это с публичными речами аналогичного содержания (тем более, что форма митинга вполне позволяет это сделать).
Но государственное обвинение не предъявило доказательств таких моих действий. Ни один свидетель обвинения не подтвердил публичного (в присутствии третьих лиц) распространения мной листовок. Следствие даже не пыталось это доказывать. Таким образом, отсутствует один из квалификационных признаков состава преступления, даже если допустить, что я всё-таки дал подобную листовку свидетелям обвинения.

Подсудимый — сумасшедший?

Тем не менее, хочу заметить, что абсурдной представляется ситуация, при которой человек или некий коллектив распространяют на митинге листовки одного содержания, а с трибуны говорят речи совершенно другого. Если я раздавал людям листовки с призывом «ментов к стенке», почему я не говорил ничего подобного через микрофон? Объяснить это осторожностью нельзя — ведь тогда бы я и эти листовки незнакомым людям не раздавал.
Единственное логичное объяснение — это то, о котором уже говорил мой защитник. Листовки были сфальсифицированы работниками правоохранительных органов, потому что им было нужно обязательно «навесить» на кого-нибудь из тюменских гражданских активистов «экстремистскую» статью. Конечно, им было бы удобнее и легче, если бы «экстремистские»призывы звучали в действительно публичных речах, благо все оппозиционные митинги фиксируются на милицейские видеокамеры. Но никто из ораторов не доставил желающим отчётности оперативникам такого удовольствия. Речь сфальсифицировать нельзя. Поэтому решили сфабриковать «экстремистские» листовки, по мнению фальсификаторов заведомо подпадающие под статьи УК.
Любому разумному человеку ясно, что листовки подобного содержания («ментов к стенке», «разрисовывайте стены центра Э», «бейте стёкла машин») могут только дискредитировать организаторов митинга и тех, кто такие листовки раздаёт. Никакой поддержки населения с ними не заполучить. Раздавать на большом и ответственном митинге подобный абсурд может только сумасшедший. Поэтому, конечно, таких листовок на митинге не было и быть не могло. Разве что в папочках у «сотрудников» в штатском.
Итак, даже события преступления не было.

Банальность зла

Не было раздачи листовок «Долой политические репрессии! Ментов к стенке!», не было их изготовления мною. Полтора года следствия и суда — это огромные бюджетные средства, потраченные на зарплаты следователям и прокурорам, экспертам, оперативникам и судейским работникам. Это тонны израсходованной бумаги и электричества. Наконец, это «мотание нервов» мне, моим родственникам и товарищам, которое вряд ли можно измерить. И всё это крутилось вокруг одной очевидно сфабрикованной листовки.
Весь город понимает, что инкриминируемая мне листовка сфальсифицирована. Это понимают все, кто следил за моим делом в других городах и странах через СМИ и Интернет. Теперь по запросу «ФСБ Тюмень» поисковая система Google на первой же странице выдаёт ссылки с текстами «С помощью РУ ФСБ по Тюменской области государство может быть выпорото публично» и «ещё один ученый может быть осужден по, возможно, надуманным обвинениям ФСБ». Таковы результаты «работы» правоохранительных органов.

Думаю, что сфабрикованность моего дела понимают и представители государственного обвинения и судья, хотя, возможно, никогда в этом не признаются. Очень многих интересует вопрос — как можно обвинять и судить людей по заведомо ложным поводам, просто по приказу сверху. Я не считаю тех, кто сфабриковал это дело, закоренелыми монстрами. Скорее всего, у себя дома, в семье они ведут себя как вполне нормальные люди. А вот на работе становятся лишь винтиками государственной машины, давящей невиновных. Почему так?
Именно это явление американский философ Ханна Арендт назвала «банальностью зла». Это выражение часто звучит последнее время при анализе российской бюрократической системы. Когда ложь, несправедливость, зло возведены в систему, они становятся нормой. Люди приспосабливаются к тому, что их окружает. И тогда своя карьера становится важнее, чем судьбы других людей. Тем более, что современное общество всё чаще навязывает нам модель поведения «иди по головам» и «умри ты сегодня, а я завтра». Ради лишних звёздочек на погонах не грех и доказательства по уголовному делу сфальсифицировать.

Верующий человек сказал бы здесь, что лжецов неизбежно настигнет возмездие господа. Но я агностик и у меня нет достоверных сведений о существовании или несуществовании Бога, поэтому я не буду никому грозить небесными карами. Однако я уверен, что поле битвы между добром и злом проходит в сознании каждого человека и каждый из нас делает выбор каждую секунду. И этот выбор всегда существует, даже если человек убеждает себя: «я лишь винтик системы, я не мог поступить по-другому, меня заставили, была под угрозой моя карьера». Каждый человек несёт ответственность за свои дела перед самим собой и перед обществом, в котором он живёт.

Поэтому будущий приговор по этому делу, каким бы он ни был — это приговор не мне. Я не виновен в преступлении, которое мне формально приписывают, и в этом не сомневается практически никто. Это приговор другим участникам судебного процесса: государственному обвинению и судье. Ваша честь, теперь в ваших руках решение вопроса о том, каким же будет этот приговор. Возможностей много. Мне кажется, здесь есть о чём задуматься.

Спасибо, у меня всё.

Поделиться

Петиция в поддержку Андрея Кутузова (форма на подпись - внизу, под текстом петиции)

Подписаться:

14 апреля 2010 г. по подозрению в распространении экстремистских материалов был задержан и допрошен преподаватель ТюмГУ Андрей Кутузов. В тот же день в его квартире был произведен обыск. Сегодня Андрей Кутузов официально обвиняется по ст. 280 уголовного кодекса РФ "Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности" за распространение листовки, якобы изготовленной и раздававшейся им на митинге 30 октября 2009 в поддержку закрытия центров по борьбе с экстремизмом.
В этом деле много странных и противоречивых обстоятельств:
• Обыск произвели через полгода после предполагаемого "распространения";
• Тогда же нашлись "свидетели", среди которых нет ни одного организатора митинга (т. е. людей, буквально проверявших и утверждавших листовки для раздачи на митинге);
• Официальная экспертиза "найденной" листовки противоречит независимым исследованиям, проведенным по запросу адвоката и правозащитных организаций.
Сегодня под прикрытием противодействия экстремизму ведется работа по ограничению гражданских прав и свобод общественно активных, мыслящих людей. Подпишите эту петицию, если вы согласны, что уголовное преследование Андрея Кутузова нужно прекратить и провести внутреннее расследование в РУ ФСБ по Тюменской области и в Центре противодействия экстремизму при ГУВД Тюменской области.

Заявление Совета инициативных групп в поддержку Андрея Кутузова

+1
0
-1

14 апреля 2010 г. по подозрению в распространении экстремистских материалов был задержан и допрошен преподаватель ТюмГУ Андрей Кутузов. В тот же день в его квартире был произведён обыск. Сегодня Андрей Кутузов официально обвиняется по ст. 280 уголовного кодекса РФ “Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности”.

В современной России всякая общественно-политическая деятельность, не направляемая прямо или косвенно “сверху”, представляет серьёзный риск для её инициаторов и участников. Едва ли не любое критическое по отношению к существующему политическому строю заявление часто рассматривается правоохранительными органами как “экстремизм”. Низовые гражданские инициативы (пусть даже по вопросам обустройства двора) – это “заговор”, публичное выступление (пикет, митинг, демонстрация), в том числе согласованные по закону – “попытка восстания”. Гражданские активисты подвергаются административным и судебным преследованиям.

Гражданские активисты – это группа риска. Но ещё большей опасности подвергаются те граждане, которые смиряются со своим положением “подданных”, фактически без сопротивления отказываются от борьбы за свои социально-экономические и политические права, не поддерживают тех, кто все-таки решается отстаивать свои интересы. Глупо надеяться, что авторитарное, по сути, олигархическое правительство будет осуществлять политику в интересах народа. Его политика гораздо проще: “платите налоги, вкалывайте на нескольких работах и решайте свои социальные проблемы как-нибудь сами, и не скулите – на митинги ходят только дураки, а в суды – склочники”.

Гражданские активисты, выступающие с разных идеологических позиций (зачастую в раздоре друг с другом) за демократизацию российского общества утверждают: “Если Вы отказываетесь управлять собой сами, Вами будут управлять другие и никогда в Ваших интересах. Посмотрите вокруг! Авторитаризм – это путь социально-экономической, политической и моральной деградации”. Задача гражданского активизма на сегодняшний день – помочь самим себе и согражданам осознать свои реальные, повседневные, социально-экономические интересы и научиться отстаивать их цивилизованными, законными методами солидарного действия.

Проблема заключается в том, что для репрессивной системы даже такой, на самом деле умеренный, гражданский вызов чрезвычайно опасен. В настоящее время в Тюмени развёрнута настоящая кампания давления против гражданских активистов. Под удар попали независимые журналисты Владимир Ефимов, Рустам Фахретдинов и Виктор Егоров. Против первых возбуждено уголовное дело за публикацию якобы "экстремистских материалов", на Виктора Егорова же просто нападали с бейсбольной битой и стреляли по окнам. Апогеем репрессивной компании стала фабрикация уголовного дела в отношении Андрея Кутузова. С подачи тюменского Центра по противодействию экстремизма и ФСБ его обвиняют в изготовлении и распространении “экстремистской” листовки на митинге 30 октября 2009 года. Митинг как раз и был посвящён проблеме беззакония, которое происходит в разных городах РФ вследствие деятельности центров “Э”. И вот – на митинг дали асимметричный ответ, скомпилировав явно “экстремистскую” листовку с безграмотным текстом, которую якобы раздавал Андрей. Подробности дела освещались в СМИ:
http://golosa.info/node/4093
http://www.gazeta.ru/news/lenta/2010/10/28/n_1565043...
http://www.svobodanews.ru/content/transcript/2030031...
http://www.svobodanews.ru/content/transcript/2222673...
http://nashgorod.ru/news/news37297.html
http://72.ru/business/336132.html
http://72.ru/newsline/340834.html#video

Кто такой Андрей Кутузов Кутузов? Это молодой учёный, кандидат филологических наук, преподаватель Тюменского государственного университета. Он преподаёт перевод и другие связанные с ним дисциплины, сам работал переводчиком. Разработал несколько собственных авторских курсов по своим научным интересам. В науке же он занимается корпусной лингвистикой, прикладным переводоведением, интернет-дискурсом, регулярно выступает на конференциях в разных городах страны, каждый год публикует по несколько научных статей. Считает, что наука – лучшее занятие на свете. Вот его полное научное и преподавательское резюме – http://tc.utmn.ru/node/26.

Кроме того, Андрей – участник движения "Автономное действие". Это левое движение, выступающее за народное самоуправление и прямую демократию, не приемлющее иерархию и авторитарные формы организации. В Тюмени “Автономное Действие” неоднократно поддерживало низовые инициативы жителей города, которые боролись с уплотнительной застройкой, отменой транспортных льгот, другими нарушениями своих прав. Активно “АД-Тюмень” участвовало и в создании Совета инициативных групп и граждан Тюмени.

Андрей не только преподаватель и гражданский активист, он ещё и путешественник, автостопщик, бывал в самых разных уголках бывшего СССР – от Крыма до Байкала. Два года назад в компании ещё пятерых товарищей прошёл пешком плато Путорана: одно из самых труднодоступных и красивейших мест Красноярского края, за Полярным кругом, рядом с Норильском. Летом 2010 года, уже находясь в статусе подозреваемого, проехал автостопом по Центральной Азии и Памиру (Казахстан, Киргизия, Таджикистан) и вернулся обратно.

Кампания силовых ведомств против Андрея имеет своей целью дискредитировать и нейтрализовать известного тюменского гражданского активиста, запугать других, подавить независимую гражданскую инициативу. Мы прекрасно понимаем, что для суда это заявление вряд ли будет иметь серьёзное значение, но оно станет весомой моральной поддержкой для Андрея и открытым заявлением принципов гражданственности, самоуправления и социальной справедливости для всех остальных.
Вообще, вызывает удивление позиция некоторых правоохранительных органов, которые преследуют гражданских активистов, несмотря на то, что даже президент РФ Дмитрий Медведев недавно заявил: “в российской политической жизни появились симптомы застоя и стагнации, и эти симптомы нужно преодолевать”. На практике же идёт охота на критические замечания по отношению к действиям органов власти, тем самым проводится попытка уничтожить оппозицию в корне. И это относится не только к Андрею Кутузову как анархисту, но и к другим оппозиционным движениям.

Дело против Андрея Кутузова имеет политическую окраску. Мы считаем, что в целях соблюдения законности следует прекратить уголовное преследование или вынести оправдательный приговор. Мы не вправе давить на суд, но мы вправе выразить своё мнение, и поэтому не молчим. Кроме того, мы требуем провести внутренние расследования в РУ ФСБ по Тюменской области и в Центре противодействия экстремизму при ГУВД Тюменской области на предмет фальсификации материалов уголовного дела.

Мы призываем всех, кто солидарен с нами, подписать петицию в поддержку Андрея Кутузова.

Совет инициативных групп и граждан Тюмени

Поделиться

Боятся или не боятся? Особое мнение.

+1
0
-1

Если специально для борьбы с кутузовыми создаются Центры "Э", значит, их боятся. Идеологи правящей партии, прокуроры, судьи, руководители более радеют за сохранение действующей системы государственной власти, в которой они так уютно устроились, чем за права всех остальных граждан, в эту систему не входящих. Поддерживай вертикаль с определенными лицами наверху – и вот ты уже принадлежишь особой социальной группе, против которой нельзя выражать недовольство. Отличная система! Наряду с социальными группами студентов, пенсионеров, ИТР, бизнесменов, мигрантов и т.п. у нас есть теперь социальная группа работников правоохранительных органов, социальная группа работников судебной системы, социальная группа руководства страны. Только почему последние такие строго специализированные? Может у нас есть и социальная группа «Единая Россия»?
Трудно себе представить социальные противоречия между группами, например, студентов и пенсионеров. Скорее может существовать конфликт отцов и детей. Или кто-то может припомнить лозунг «ИТР-овцы против иммигрантов»? Но студенты с пенсионерами не виноваты в том, что их кто-то посчитал и классифицировал, чего нельзя сказать о «специализированных группах». Классификаторы постарались для себя, абсолютно не отдавая себе отчет, чем чревато подобное разделение! Получается, что у нас в государстве появилась каста непогрешимых и неприкасаемых, критика которых преследуется в соответствии с законом «О противодействии экстремизму», принятым самой этой кастой. Какой мотив двигал теми, кто придумал такую систему? В первую очередь инстинкт самосохранения у власти.
Давайте прислушаемся к вопросам, задававшимися стороной обвинения. – Что не нравится вам в деятельности Центров «Э»? Считаете ли вы, что деятельность Центров «Э» ущемляет ваши права? Какие убеждения пропагандировались на митинге? Вы выступили против преследования людей за убеждения, т.е. фактически против системы государственной власти?
И после таких вопросов стороны обвинения у кого-то могут оставаться сомнения в наличии у нас политической полиции? Посмотрим, есть ли такие сомнения у суда… Считают ли его представители, что их соцгруппа нуждается в защите от Андрея Кутузова?
На месте стороны защиты нужно сразу задавать встречные вопросы: - Что обвинение считает системой государственной власти, и какая она в России? Сколько и каких убеждений допускает к существованию Центр «Э»? Допускает ли обвинение возможность принятия государством ошибочных решений?
А вообще, на будущее нужно учесть, что во избежание проблем с этими центрами на почве разжигания социальной розни нужно всех называть поименно. Не «милицейский беспредел», а беспредел конкретного представителя или руководителя. Не произвол «руководителей государства», а президента, премьера, спикера, лидера... И т.д., и т.п.
И, возвращаясь к вопросу в заголовке… Те, кто придумывали и создавали центры «Э», боятся. Но боятся таких как Кутузов, потому что от них исходит угроза их присутствию во власти. И совсем не боятся всех остальных. Потому и причисляют себя к особым кастам (социальным группам), создают помехи в судебном процессе, фальсифицируют материалы уголовных дел, игнорируют обращения. Почему? Потому что не за что их бояться… Да и уважать особо тоже…

Поделиться

Страна лжецов

+1
0
-1
Прикрепленный файлРазмер
Иконка изображения volshebnyj.golos_.dzhelsomino.1.avi.image3_.jpg84.3 КБ

Сколько смотрю советские детские фильмы годов 70-80-х, все поражаюсь их актуальности и злободневности, а также тому, что в этих фильмах, практически без исключения, даже взрослые могут найти много интересного для себя. В 1977 г. на экраны вышел фильм-сказка "Волшебный голос Джельсомино", снятый по мотивам произведения Джанни Родари "Джельсомино в стране лжецов". Читаю сейчас материалы по "делу" Кутузова, рассматриваю его фотографии - вот он, современный российский Джельсомино! В детстве, наверняка, все читали "Чиполлино", сказку о революции - практически политическое произведение, однако от этого не менее интересное для детей. Вот и "Джельсомино" - тоже сказка о революции. Джельсомино как и Андрей Кутузов - путешественник, он отправляется в путь и приходит в страну лжецов. Страной правят пираты, их предводитель - злой король Джакомон. Довольно часто случается, что банда пиратов захватывает ту или иную страну в какой-нибудь части света. Завладев страной, Джакомон решил называть себя королем Джакомоном Первым, а своих людей он произвел в адмиралы, камергеры, сделал их придворными и начальниками пожарных команд. Без комментариев:) Разумеется, Джакомон издал закон, который обязывал всех называть его "ваше величество" под угрозой, что ослушникам будет отрезан язык. Но для полной уверенности, что никому никогда не взбредет в голову сказать о нем правду, он приказал своим министрам произвести реформу словаря.
- Нужно изменить значение всех слов, - пояснил он. - Например, слово "пират" будет означать - честный, порядочный человек. Таким образом, когда люди будут говорить, что я пират, на новом языке это будет означать, что я порядочный человек. После реформы словаря был издан закон, который делал ложь обязательной для всех. "Есть закон в Стране лжецов: кто не врет, тот нездоров".
Король любил произносить речи перед своими подданными, однако, чтобы люди не думали о насущных проблемах, он не посвящал речи чему-то важному для народа, а предпочитал восхвалять себя любимого. И, кстати, король Джакомон имел довольно современные взгляды на политику. Вот что говорит ему министр, когда король готовится к произнесению речи: "Ваше Величество, вы просили напомнить вам о демократии. Теперь это модно".

Песня Джельсомино

Странные люди, будто играют вместе в одну игру.
Здесь на чернила можно намазать икру.
Солнце тут ночью ярко сверкает, в полдень висит луна.
Странная очень, странная очень страна.
Но отчего же, если играют, вовсе не слышен смех -
Кислые лица, хмурые взгляды у всех.
Кажется все совершенно иначе, кажется, кем-то они одурачены
И никому в этом городе не до потех.

Может, все это мне только снится, может, я просто сплю,
Мне не поверят, если кому рассказать.
Это же надо так исхитриться ловкому королю:
Столько людей он сумел обмануть, оболгать.
Каждому ясно - правду не скроешь, словно кота в мешке.
Ну погоди, погоди, погоди же, король!
Если нужны ощущения острые, можем доставить тебе удовольствие,
Сам только в роли шута очутиться изволь.

Тут пригодится громкий мой голос, пусть он разбудит их,
Я постараюсь, так, что услышат, спою,
Люди, проснитесь, где ваша гордость, сила людей простых,
Люди, очнитесь, слушайте песню мою.
Каждому ясно - правду не скроешь, словно кота в мешке.
Ну погоди, погоди, погоди же, король!
Если нужны ощущения острые, можем доставить тебе удовольствие,
Сам только в роли шута очутиться изволь.

Припев:
Даже дети знают, что с неправдой
Смело всем бороться надо.
Тот, кто честен, зло разоблачает,
Сильный помогает слабым.
Тот, кто честен, не проходит мимо -
Он с врага сорвет личину.
Знайте, сеньоры, синьорины,
Вас не оставит Джельсомино,
Голову вешать нет у нас причины.

Джельсомино обладал волшебным голосом, он оживил нарисованную на стене дома кошку, которая оказалась очень умной, бесстрашной и поистине безмерно активной подругой в борьбе с враньем и с королем лжецов. Позже у Джельсомино и Кошки появились новые друзья, с чьей помощью они смогли, наконец, добиться свержения короля-тирана.

Покуда пишет Джакомон неправду на знаменах,
Народ наш, народ наш разделен
На часовых и заключенных.
Нас господа, да-да, да-да, к обману приучили,
И без суда, да-да, да-да, в подвалы заточили.

Палач, продажен и жесток, тиранит и пытает,
Но правда, но правда, как росток,
Сквозь камни прорастает.
Нас господа, да-да, да-да, к обману приучили,
И без суда, да-да, да-да, в подвалы заточили.

Король не любит красный цвет и все его оттенки,
Но солнечный, но солнечный рассвет
Глядит в тюремные застенки.
Нас господа, да-да, да-да, к обману приучили,
И без суда, да-да, да-да, в подвалы заточили.

Стоит ли говорить, что "От королевства Джакомона осталась лишь одна колонна", и хотя на ней были изображены подвиги короля, которых Джакомон, естественно, никогда не совершал, колонну, в конце концов, решили не разрушать. Да кому, собственно, может помешать одиноко возвышающаяся колонна? Изображенная на ней ложь будет напоминать людям о тех временах, когда страной правил беззастенчивый лжец, и достаточно было одной хорошо спетой песни, чтобы рухнуло все его королевство.

Мир озарив светом алым,
В небе солнце встает.
Это правда восстала,
Это правда восстала,
Пробуждая народ.
Не повернет нас обратно
Ни беда, ни гроза.
Победившая правда,
Победившая правда
Нам открыла глаза.

В ясном небе одно
Людям солнце дано
И правда одна.
Если будут сердца
Ей верны до конца,
Все сможет она.
Мир где сгинет беда,
Мир, где счастье всегда,
Нам дарит она.
Свет все ярче победы,
И отныне станут легендой
И бессмертной станут легендой
Наши времена.

Мы улыбнемся свободе
В свете новой зари.
Тучи с неба уходят,
Тучи с неба уходят,
Дождь уходит с земли
Даль впереди необъятна
И звенят голоса.
Победившая правда,
Победившая правда
Нам открыла глаза.

В ясном небе одно
Людям солнце дано
И правда одна.
Если будут сердца
Ей верны до конца,
Все сможет она.
Свет все ярче победы,
И отныне станут легендой
И бессмертной станут легендой
Наши времена.

Поделиться

Судебного заседания 3 марта по делу Андрея Кутузова, судя по всему, не будет

+1
0
-1

Я подхватил какой-то гуляющий по Тюмени грипп или ОРЗ. Был сегодня в поликлинике, выписали больничный - амбулаторное лечение, постельный режим. Так что завтрашнее судебное заседание придётся отложить, согласно статьям 247 и 253.3 УПК.
О дате следующего заседания напишу, естественно. Буду лечиться.

Поделиться

Птица-говорун и вор-рецидивист на видео с митинга против политреперессий

+1
+2
-1

Вчера, 6 февраля, у Тюменского драматического театра прошел митинг против политических репрессий и в поддержку активиста и преподавателя ТюмГУ Андрея Кутузова, обвиняемого ФСБ в экстремизме. Организаторами мероприятия при поддержке Совета инициативных групп и граждан города выступили активисты движения «Автономное Действие – Тюмень».

По мнению организаторов митинга, дело Кутузова является ярким примером того, как сегодня в России репрессируют неугодных. В ходе митинга были показаны краткие зарисовки из зала суда с различных слушаний, состоявшихся по делу Андрея. Так, участники изобразили свидетеля со стороны обвинения господина Урлова, трижды судимого за воровство и грабеж. Он случайно очутился на митинге против центров «Э» в октябре 2009 года и, разглядев в листовке, которую якобы получил из рук Андрея Кутузова, экстремистские настроения, сразу же отнес ее в милицию. Ярким стало и выступление девушки, комически изобразившей эксперта-лингвиста криминалистической лаборатории РУ ФСБ по Свердловской области Светлану Мочалову. Во время заседания суда она отказывалась рассказывать методики, используемые ею в ходе исследования текста листовки. Также на мероприятии выступил тюменский журналист Виктор Егоров. «В каждом обществе находится человек, занимающий активную гражданскую позицию и неравнодушный к тому, что происходит вокруг. Как правило, он становится неугодным властям. Таким человеком в нашем городе стал Андрей Кутузов», – отметил он.
Источник - 72.ru

Другие акции против политрепрессий и в поддержку Кутузова:

Поделиться

Движение "За права человека" - против использования фальшивок и провокаторов в деле Кутузова

+1
-1
-1

За две недели до суда - 1 деабря 2010 г - направлено обращение
Исх. 2986-2010
Прокурору Тюменской области
В.А. Владимирову
625000, г. Тюмень, ул. Ялуторовская, 42а
Телефон: (3452) 24-55-23, 46-14-09

Копия: Генеральному прокурору Российской Федерации
Ю.Я. Чайка
125993, г. Москва, ул. Большая Дмитровка, д. 15а
тел.: 261-70-62; факс: 692-17-25

Копия: Уполномоченному по правам человека
в Российской Федерации
В.П. Лукину
107084, г. Москва, ул. Мясницкая, д.27

Копия: Председателю Совета при Президенте Российской Федерации
по содействию развитию институтов
гражданского общества и правам человека
М.А.. Федотову

О незаконном обвинении в экстремизме

Уважаемый Владимир Александрович!

Общероссийское общественное движение «За права человека» на основании своего Устава и ст. 27 ФЗ «Об общественных объединениях» выступает в интересах и защищает права и законные интересы граждан.
30 октября 2009 года на Центральной площади г.Тюмени состоялся митинг. Участники этого публичного мероприятия выразили протест против использования центров "Э" для противодействия инакомыслию, для преследования граждан, которые в рамках закона пытаются реализовать свои законные свободы и права, в том числе на проведение публичных акций. Через полгода одному из пяти организаторов акции - Андрею Борисовичу Кутузову, кандидату филологических наук, старшему преподавателю Тюменского Университета предъявили обвинение в изготовлении и распространении листовки, содержащей призыв к насилию в отношении "социальной группы" - сотрудников милиции. В числе так называемых свидетелей по делу А.Б. Кутузова фигурирует сотрудники милиции, в частности некая Е.Н.Кузнецова, которая якобы получила из рук Андрея листовку с призывом "Ментов - к стенке!"
Весь раздаточный материал, сценарий мероприятия, текст растяжек - тщательно редактировался и согласовывался всеми организаторами (тексты листовок доступны по адресам: http://avtonom.org/sites/default/files/store/extremi... и http://avtonom.org/sites/default/files/store/extremi....). Листовки составлялись по единому шаблону в рамках всероссийской кампании "День единых действий против центров "Э": 30 октября" (http://golosa.info/node/3660).
В них содержались требования:
1) Закрыть и расформировать центры "Э" как коррумпированные, общественно опасные структуры, нарушающие гражданские права и представляющие угрозу для здоровья, интересов и личной безопасности жителей России.
2) Удалить из законодательства понятие "экстремизм" как юридически бессмысленное и создающее властям благодатные условия для борьбы с любыми проявлениями инакомыслия.
3) Прекратить все возбуждённые дела против социальных и политических активистов по так называемым "экстремистским" статьям и снять с них все санкции и судимости.
4) Соблюдать права на свободу слова, свободу собраний, право на критику в адрес властей.
5) Сделать общественные советы при ГУВД выборными и компетентными в деле контроля за деятельностью правоохранительных органов. Общественные советы, сформированные из представителей политических партий и общественно-политических движений, должны стать препятствием на пути превращения правоохранительных органов в репрессивные.

Между тем, в текст инкриминируемой листовки вставлены чужеродные элементы с призывами устраивать массовые беспорядки и применять насилие к милиционерам. Такие призывы по своей стилистике заметно отличаются от выдержанного стиля листовок, которые реально распространялись до и во время митинга.

Считаем необходимым обратить внимание на следующие обстоятельства:
1. Андрей Борисович Кутузов не раздавал листовок в день проведения митинга. На протяжении всего митинга шла оперативная видеосъемка, - и там не зафиксировано, что сотрудник милиции Е.Н. Кузнецова получила листовку со вставкой откровенно провокационного свойства - с призывом: "Ментов - к стенке!" - именно от Андрея Кутузова.
2. Использование агентов-провокаторов давно осуждено Европейским Судом. В деле "Худобин против России", а также в деле "Тейшейра де Кастро против Португалии" Европейский Суд отмечает, что применение агентов под прикрытием должно быть ограничено, а сотрудники полиции (или милиции) не имеют права заниматься подстрекательством, так как это является нарушением Европейской Конвенции о правах человека.
Сам факт компиляции “экстремистской” листовку с безграмотным текстом и сопутствующие этому факту обстоятельства уже стали известными общественности:
golosa.info/node/4093; www.gazeta.ru/news/lenta/2010/10/28/n_1...; www.svobodanews.ru/content/transcript/2...; www.svobodanews.ru/content/transcript/2...
nashgorod.ru/news/news37297.html; 72.ru/business/336132.html; 72.ru/newsline/340834.html#video

На основании изложенного, просим:
1). Поручить прокурору, участвующему в деле, отказаться от поддержки обвинения А.Б.Кутузова.
2). Принять меры по предупреждению дачи заведомо ложных свидетельских показаний со стороны свидетелей обвинения.

С Уважением,
Е.В. Ихлов,
ВРИО Исполнительного директора
Общероссийского общественного движения «За права человека»

Поделиться

С помощью РУ ФСБ по Тюменской области Государство может быть выпорото публично

+1
+1
-1

Сегодня в День милиции стало известно, что дело против Кутузова пошло в суд. Расцениваем этот шаг как попытку выпороть Государство. И в ООН, и в Европейском Суде по правам человека.

Ведь согласно п.4 ст.15 Конституции РФ международные договора входят в правовую систему государства, мало того, они ялвяются приоритетной частью этой системы. Но антиэкстремистское законодательство нарушает положения Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), а также ст. 9 (свобода совести) и ст. 10 (свобода распространения информации) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. А потому предстоящий уголовный процесс может обернуться процессом против России.

1
Дело в том, что Россия, как государство-участник МПГПП, демонстративно не выполняет предписания контрольного органа - Комитета по правам человека ООН, который действует на основании МПГПП. Так в 2003 г.по итогам рассмотрения Пятого периодического доклада РФ (CCPR/C/RUS/2002/5) Комитет принял "Заключительные замечания ...", в п. 20 которых, выразил озабоченность тем, что определение "экстремистской деятельности" в федеральном законе от июля 2002 г. "О противодействии экстремистской деятельности" слишком расплывчатое и не защищает граждан и организации от риска его произвольного толкования. Комитет рекомендовал пересмотреть указанный закон с целью большей конкретизации понятия "экстремистской деятельности", чтобы исключить любую возможность произвольного толкования, и уведомить заинтересованных лиц о том, за какие именно действия они будут подлежать уголовной ответственности. Но вместо исполнения рекомендаций в Федеральном законе от 27.07.2006 N 148-ФЗ было расширено понятие экстремизма: при определении как экстремисткой деятельности "возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни" был удален важный квалификационный признак: "связанной с насилием или призывами к насилию".

2.
В 2009 г. Комитет по правам человека ООН, рассмотрев Шестой периодический доклад РФ (CCPR/C/SR.2681), в своих Заключительных замечаниях вновь обратил внимание России на то, что закон об экстремизме используются против организаций и отдельных лиц, критикующих правительство, Комитет выразил сожаление в связи с тем, что определение "экстремистской деятельности" в Федеральном законе "О противодействии экстремистской деятельности" осталось расплывчатым, допускающим произвольный подход к его применению. Особое внимание в Заключительных замечаниях 2009 г. уделено проведению экспертиз и понятию "социальная группа". Кроме того, государству-участнику предложено принять все меры по обеспечению независимости экспертов, на заключениях которых основываются решения судов, и гарантировать право обвиняемого на контрэкспертизу с привлечением альтернативного эксперта. Было также рекомендовано дать определение понятию "социальные группы" в том виде, как оно предусмотрено в статье 148 Уголовного кодекса, таким образом, чтобы оно не включало органы государства или государственных должностных лиц.

3.
В деле А.Кутузова обвинение опирается на автороведческую и техническую экспертизу, которую выполнили не независимые эксперты, а сотрудники милиции, которые сделали вид, что не заметили фальшивки, причем грубо изготовленной.

4.
Независимая экспертиза, выполненная специалистами из г. Нижний Новгород, в отличие от милицейской, установила, что в текст были внесены инородные фрагменты, которые могут быть истолкованы как принадлежащие лицу с иным уровнем образования и грамотности (там действительно орфографические ошибки в листовке). Эксперты отмечают, что фрагменты эти совершенно иной коммуникативной направленности.

5.
Кроме того, коллектив нижегородских экспертов пришел к выводу, что квалификация выявленных в листовке призывов как экстремистских вообще “не относится к компетенции психолого-лингвистического исследования”. То есть, ведомственная экспертиза просто подгоняла выводы "под заказ". А выявлять в тексте признаки экстремизма вообще не дело лингвиста. Для этого суд есть. Вот и пусть барахтается с нашим резиновым законодатльством.

6.
Милицейская экспертиза установила - что "ненависть разжигалась" к социальной группе "милиционеров", а в документе ООН прямо черным по белому говориться о невозможности такой группы в погонах. Нижегородская экспертиза ученых также сделала вывод, что такой социальной группы гн можнт быть - "по определению".

7.
Наконец, кто должен заниматься антиэкстремизмом?- Вроде бы УВД. Ведь там создан создан отдел "Э". Но следствие по делу вели "знатоки" из ФСБ. Согласно Регламента ФСБ РФ эта служба осуществляет государственное управление в области обеспечения безопасности РФ, борьбы с терроризмом, защиты и охраны государственной границы Российской Федерации ... и т.д. А антиэкстремистской деятельности в Регламенте нет. А потому вся деятельность следователя ФСБ, в том числе связанная с назначением экспертизы и предъявлением обвинения - незаконны.

Поделиться

ХРОНИКА борьбы за честь прокурорской марки

+1
0
-1

1. 1 декабря 2010
По делу Кутузова Общероссийское общественное движение "За права человека" направило Прокурору Тюменской области, а в корпии Генеральному прокурору, Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации и Председателю Совета при Президенте Российской Федерации
по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека обращение
"О незаконном обвинении в экстремизме",

в котором указано. в частности:
1) Андрей Борисович Кутузов не раздавал листовок в день проведения митинга. На протяжении всего митинга шла оперативная видеосъемка, - и там не зафиксировано, что сотрудник милиции Е.Н. Кузнецова получила листовку со вставкой откровенно провокационного свойства - с призывом: "Ментов - к стенке!" - именно от Андрея Кутузова.
2) Использование агентов-провокаторов давно осуждено Европейским Судом. В деле "Худобин против России", а также в деле "Тейшейра де Кастро против Португалии" Европейский Суд отмечает, что применение агентов под прикрытием должно быть ограничено, а сотрудники полиции (или милиции) не имеют права заниматься подстрекательством, так как это является нарушением Европейской Конвенции о правах человека.
Сам факт компиляции “экстремистской” листовку с безграмотным текстом и сопутствующие этому факту обстоятельства уже стали известными общественности:
golosa.info/node/4093; www.gazeta.ru/news/lenta/2010/10/28/n_1...; www.svobodanews.ru/content/transcript/2...; www.svobodanews.ru/content/transcript/2...
nashgorod.ru/news/news37297.html; 72.ru/business/336132.html; 72.ru/newsline/340834.html#video
В связи с чем, была заявлена просьба:
1) Поручить прокурору, участвующему в деле, отказаться от поддержки обвинения А.Б.Кутузова.
2) Принять меры по предупреждению дачи заведомо ложных свидетельских показаний со стороны свидетелей обвинения.

2. На следующий день 2 декабря 2010 аналогичное обращение было направлено в прокуратуру области от меня.

3. Вчера получил ответ от 08 декабря 2010. Уклончивый

4. Тут же набросал жалобу

Прокурору Тюменской области
В.А.Владимирову
e-mail:
от
адрес:
e-mail:

ЖАЛОБА
02 декабря 2010 г. я обратился в прокуратуру Тюменской области с ЗАЯВЛЕНИЕМ о фабрикации обвинения в уголовном преступлении в отношении Андрея Кутузова и о приготовлении к совершению преступления так называемыми свидетелями, в котором было отмечено, что в процессе, который начался у мирового судьи Центрального АО г. Тюмени Гариповой (ул. Республики,6), 14 декабря следует ожидать появление качестве "свидетелей обвинения" агентов-провокаторов с дачей заведомо ложных свидетельских показаний. При указанных обстоятельствах, поддержка обвинения со стороны прокуратуры может обернуться соучастием в преступлении, в связи с чем была заявлена просьба 1)Поручить прокурору, участвующему в деле, отказаться от поддержки обвинения А.Кутузова; 2)Принять меры по предупреждению дачи заведомо ложных свидетельских показаний со стороны свидетелей обвинения

На это обращение получен ответ от 08 декабря 2010 за 12 973-10, где сообщается, что раз дело в суде, прокурор не может отказаться от поддержки предъявленного обвинения; вопрос о виновности А.Б. Кутузова может решить только суд. Ответ подписан начальником управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел А.Р. Новопашиным.

Такой ответ прокурора не совместим с законом: согласно ч.4 ст.37 УПК РФ прокурор вправе ... отказаться от осуществления уголовного преследования с обязательным указанием мотивов своего решения. Кроме того, такой ответ является уклонением от совершения возложенных на прокурора обязанностей: получив сообщение о подготавливаемом уголовном преступлении прокурор обязан принять меры по предупреждению преступления. В двукратном нарушения прокурором закона мы усматриваем его особую заинтересованность в незаконном уголовном преследовании Кутузова. Речь может идти об оказании услуг тем, кто ради карьерного роста фабрикует уголовные дела на основании показаний провокаторов и начиняет их сфальсифицированными доказательствами

Такой уголовный процесс привлек внимание широкой общественности, в Тюмени и других городах проводятся публичные акции:
http://www.golosa.info/node/4563
http://www.golosa.info/node/4558
http://www.golosa.info/node/4528

На первое заседание прибыл из Екатеринбурга известный правозащитник Глеб Эделев. Его внимание также привлекло участие в процессе в качесте свидетеля - провокатора. Вот что он пишет в своем блоге о допросе свидетеля обвинения - лейтенанта милиции Е.К. Кузнецовой, сотрудницы Центра "Э", - http://www.echoekb.ru/blogs/2010/12/17/1/1618/0/: "она пояснила, что была на митинге в качестве наблюдателя. Была в штатском. Ее задача была ни во что не вмешиваться, а просто наблюдать за ходом митинга. Она получила листовку с заголовком "Ментов к стенке!" от Кутузова. Кроме того, кто-то дал ей еще одну листовку, но какую, она ответить затруднилась. Помявшись, она сообщила, что одна листовка была с текстом про Пушкина (листовка "Пушкин тоже экстремист" действительно раздавалась на митинге). Потом свидетель вспомнила еще об одной, двухсторонней листовке. На этом утверждении защита оживилась и стала сыпать вопросами. Ведь получается, что одна листовка про Пушкина односторонняя, двухсторонняя листовка тоже распространялась на митинге. Но если верить утверждениям госпожи Кузнецовой о том, что она получила всего две листовки, то для листовки "Ментов к стенке!", тоже односторонней, места не остается!... (И все это происходило в публичном процессе, так что стали проступать отчетливо признаки такого уголоного преступления как дача суду заведомо ложных показаний!)

Когда свидетеля стал допрашивать прокурор, то стало ясно, что они играют в одну игру: прокурор задавал Кузнецовой наводящие вопросы, содержащие в себе необходимый обвинению ответ. На все эти вопросы свидетель односложно отвечала "Да". Адвокат сделал об этом заявление, которое должно быть отражено в протоколе судебного заседания".

В открытой печати http://www.golosa.info/node/4573 появились сообщения о том, что Е.Н. Кузнецова после якобы получения от Кутузова "экстремистской" листовки никаких действий не предприняла, а на вопрос адвоката Ладина, почему Кузнецова не пресекла нарушение порядка в виде распространения явно листовки, она ответила, что это не входило в её задачу.

Между тем, согласно пункта 1 ст. 10 Закона "О милиции" "Милиция ... обязана: ... пресекать преступления и административные правонарушения; выявлять обстоятельства, способствующие их совершению, и в пределах своих прав принимать меры к устранению данных обстоятельств". На глазах представителя областной прокуратуры в зале судебного заседания было совершено должностное преступление: вся милиции России обязана пресекать преступления, - а вот лейтенант Кузнецова считает, что она вправе поступать не в соответствии законом. При таких обстоятельствах присутствовавший на процессе прокурор обязан был внести соответствующее представление о привлечении сотрудника милиции, не признающего закон "О милиции", - к уголовной ответственности, но не сделал этого, что означает незаконное уклонение от принятия должных мер прокурорского реагирования.

Согласно ст.16 Федерального закона "О противодействию экстремистской деятельности": "В случае обнаружения обстоятельств, предусмотренных частью третьей настоящей статьи, организаторы массовой акции или иные лица, ответственные за ее проведение, обязаны незамедлительно принять меры по устранению указанных нарушений. Несоблюдение данной обязанности влечет за собой прекращение массовой акции по требованию представителей органов внутренних дел РФ и ответственность ее организаторов по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законодательством РФ". Российское законодательство требует принятия НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНЫХ мер по устранению нарушений. Законодатель использовал слово: НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНЫХ - как раз для того, чтобы не складывали "экстремистские листовки" в тумбочки и карманы.

Невозможно представить, чтобы сотрудник Центра "Э" не знал содержание закона "О противодействию экстремистской деятельности". Поэтому если бы Кузнецова в самом деле получила от кого-либо листовку экстремистского содержания, то она бы отреагировала НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО - и приняла бы меры к прекращению митинга. Вместе с тем никто из более чем 40 присутствовавших на митинге сотрудников милиции и ФСБ не заявил организаторам, что надлежит немедленно прекратить акцию из-за нарушения законодательства. Отсюда вывод: эпизод с распространением листовки экстремистского содержания был придуман фальсификаторами уголовного дела, в котором Кузнецовой заготовлена очень незавидная роль.

Фактически сотрудники прокуратуры оказались втянутыми в судебный процесс, который дискредитирует государство. Напоминаем в этой связи, что в своем последнем послании Федеральному Собранию РФ президент Д. Медведев заявил: "Чиновник служит гражданину, а не вершит его судьбы. Никто не должен своей деятельностью дискредитировать государство".

На основании изложенного ТРЕБУЮ
1 - признать описанные в настоящем обращении действия представителя областной прокуратуры в суде Копеки и действия (бездействие) начальника управления по обеспечению Новопашина - незаконными;
2 - отстранить сотрудника прокуратуры Копеку от исполнения своих обязанностей до выяснения - с какой целью он с такой легкостью нарушил нормы закона, не только проявил недопустимое бездействие, но и самым непосредственным образом - нарушая требования закона о проведении допроса - "помогал" Кузнецовой наводящими вопросами;
3 - обратиться в соответствующие органы на предмет уголовного преследования Кузнецовой;
4 - отказаться от поддержки обвинения в уголовном процессе в отношении Кутузова

Подпись
Дата 23 декабря 2010

Поделиться

Активная защита Кендера в суде

+1
-1
-1

После того как наметился некий консенсус -
или активно защищаться -
или последует обвинительный приговор -
предлагаю в качестве одного из способов защиты - подачу ходатайства по самому слабому в позиции обвинения пункту - Кузнецова
Это надо сделать вообще центральным пунктом процесса
Тем более что уже несколько человек подавали заявления о преступлении в СКП (и прокуратуру)
Эти обращения хорошо бы приобщить вместе с текстом Ходаитайства которое ниже

Алекс например ярый стронник электронной подачи... Давайте попробуем ... Тогда судья обязана после открытия заседания ЗАЧИТАТЬ что у нее там в деле ЕЩЕ появилось - а услышанное из уст судьи все-таки производит впечатление ... для некоторых )))

Итак

Мировому судье
от
ХОДАТАЙСТВО о вынесении частных определений об обнаружении признаков состава преступлений

Согласно ст. 321 УПК РФ суд (судья), рассматривающий дело по первой инстанции при наличии оснований вправе вынести частное определение (постановление), в котором: 1) обращает внимание государственных органов, общественных организаций или должностных лиц на установленные по делу факты нарушения закона;3) указывает на нарушения прав граждан и другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного следствия...

Из показаний свидетеля обвинения Е.Кузнецовой следует, что если она в самом деле получила от кого-либо листовку с экстремистским содержанием на митинге, НО не приняла безотлагательных мер по пресечению противоправной деятельности и прекращению митинга, то таким бездействием она совершила должностное преступление по признакам ст. 276 или 330 УК РФ, поскольку нарушила требования ст. 10 Закона "О милиции" и ст. 16 Закона "О противодействии экстремистской деятельности". Поскольку ее не привлекли к уголовной ответственности по этим основаниям несмотря на ряд обращений граждан, то значит она не получала на митинге никаких листовок экстремистсского содержания, а потому ее показания на суде подпадают под признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст.307 УК РФ: "Заведомо ложные показание свидетеля... в суде либо при производстве предварительного расследования" - наказываются ... либо арестом на срок до трех месяцев".
Отсюда следует также, что органы следствия не имели права принимать в качестве доказательства листовку спустя много месяцев после митинга от сотрудника Центра "Э", которая не приняла требуемых по закону мер во время митинга. Самим фактом представления такой заведомо сфабрикованной листовки в качестве доказательства моей вины доказано иное, а именно доказано совершение органом следствия преступления, предусмотренного ч.1 ст. 303 УК РФ «Фальсификация доказательств»(данное преступление считается оконченным с момента предъявления суду сфальсифицированных доказательств).

На основании изложенного ПРОШУ вынести частные определения об обнаружении в действиях органов следствия и в показаниях свидетеля Е. Кузнецовой признаков уголовных преступлений

Подпись
НО МОЖНО УСИЛИТЬ (хотя и не обязательно) добавлением

В соответствии п. 7 «Типового положения о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях», утвержденного Приказом Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399 "О едином учете преступлений" судьи являются должностными лицами, правомочными осуществлять прием сообщений о преступлениях и оформлять их в соответствии с требованиями УПК РФ по факту устных сообщений о преступлениях, сделанных в ходе судебного разбирательства.
В соответствии пп. 1). п. 5 «Типового положения…» сообщением о преступлении является протокол судебного заседания, в который внесено устное сообщение о преступлении. Приняв его, судья обязан в соответствии пп. 3). п. 5 «Типового положения…» зарегистрировать его, внеся запись в книгу регистрации сообщений о преступлении. В соответствии с пп. 4). п. 5 «Типового положения…»:
«укрытое от регистрации сообщение о преступлении - сообщение, сведения о котором не внесены в регистрационные документы, а сообщению не присвоен соответствующий регистрационный номер».
В соответствии п. 12 «Типового положения…»:
«12. Должностное лицо, принявшее в соответствии со своими полномочиями сообщение о преступлении, если такое сообщение не было получено из иных источников, обязано выдать заявителю под роспись на корешке уведомления документ о принятии этого сообщения с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия»
в соответствии с образцом, указанном в приложении.
В связи с вышеуказанным
ПРОШУ Вас,
как должностное лицо, принявшее сообщение о преступлении, выдать мне талон о получении сообщения о преступлении.

Поделиться

ИА «МСТ-Информ» выступило в поддержку Кутузов

+1
0
-1

ГОРЬКАЯ ПРАВДА ЖИЗНИ: ПОКА ФСБ ФАБРИКОВАЛА ДЕЛО АНДРЕЯ КУТУЗОВА, ТЕРРОРИСТЫ ВЗРЫВАЛИ ДОМОДЕДОВО
Близится к завершению один из самых громких процессов современной России…. России, вопреки своей воли насаженной на антиконституционную вертикаль Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности»…
Напомним о сути дела.
Начиная с осени 2009 года РУ ФСБ по Тюменской области вело уголовное дело по статье 280 УК РФ («Публичные призывы к экстремистской деятельности»). Весной 2010 года подозреваемым по этому делу был назначен известный в Тюмени гражданский активист Андрей Кутузов: анархист, антифашист, преподаватель Тюменского государственного университета и кандидат филологических наук.
12 октября 2010 года Андрею Кутузову было предъявлено обвинение, а 25 ноября началось рассмотрение дела в мировом суде Центрального района Тюмени. Кутузов обвиняется в том, что 30 октября 2009 года на митинге он раздавал прохожим листовку с заголовком «Долой политические репрессии! Ментов к стенке!», содержащую «экстремистские» высказывания. Митинг 30 октября был посвящён нарушениям прав человека в разных регионах страны со стороны сотрудников Департамента по противодействию экстремизму (Центр «Э»).
Сам Андрей заявляет, что инкриминируемая листовка ему не принадлежит и он её никому не распространял. Её текст не совпадает с текстом листовок, которые организаторы митинга принесли с собой на это публичное мероприятие.
Конечно же, общественность на стороне Андрея. Все приличные люди убеждены в том, что ФСБ должно быть на страже нашей с вами безопасности, а не заниматься политическими репрессиями и не улучшать показатели по 280 статье Уголовного кодекса путем откровенных фабрикаций уголовных дел против неугодных «смутьянов».
Что касается нормативно-правовой стороны дела, то Адвокатский кабинет «Мастерская судебных тяжб» вместе с другими правозащитниками продолжает настаивать на том, что статьи 280, 282, 282.1., 282.2. Уголовного кодекса РФ, в том виде, в котором они сформулированы, - это лицемерное переиздание статей 70, 190.1, 142 и 227 Уголовного кодекса РСФСР, предусматривавших уголовную ответственность за антисоветскую агитацию и пропаганду, распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви, посягательства на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов, - то есть тех положений уголовного законодательства, которые статьей 5 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года были признаны «не содержащими общественной опасности», а лица, осужденные по ним, подлежали реабилитации «независимо от фактической обоснованности обвинения лица».
Следующее судебное заседание по делу состоится 9 марта в 14.00. На заседании планируются прения сторон и, по всей видимости, последнее слово подсудимого.
Подробности о деле - http://golosa.info/kutuzov
См. также по теме: Мнимый "экстремизм" и другие формы политических репрессий в России.
С другими информационными материалами ИА «МСТ-Информ» можно ознакомиться здесь: http://master-sudtyajb.narod.ru/mst-inform.html.

Поделиться

Не упустить случая врезать по морде! Раз подставили

+1
0
-1

Предлагаю подать ххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххх

Мировому судье Гариповой
от обвиняемого
ХОДАТАЙСТВО
относительно экспертизы в части понятия "социальная группа"

На прошлом заседании быди заслушаны объяснения эксперта Мочаловой, признавшей милицию - социальной группой. При этом выяснилось, что "эксперт" не облажает специальными знаниями в области социологии, не имеет научных трудов в этой области и какого-либо стажа работы в научно-исследовательском институте в области социологии, мало того, не является ученым вообще и не имеет ученой степени ни в одной области науки. Ее вывод не опирается на проведенные ислледования. Не указаны методики, по которым проводились исследования.
Ее вывод является голословным, он объясняется исполнением ложно понятого сдужебного долга как сотрудника ФСБ.
Между тем судебная практика самым непосредственным образом опровергает этот вывод.
23 декабря вступило в силу Решение Кировского районного суда г.Екатеринбурга от 11 ноября 2010 г. об отказе в признании экстремистскими материалами листовки >, статьи >, >, рубрики >, размещённых в газете > (выпуск - ноябрь 2008г.), листовки >>a.html>
Вступило в силу решение, где прямым текстом изложены вещи, на которые правозащитники и адвокаты, занимающиеся > делами, указывают судам постоянно.
Во-первых, подполковник милиции Павел Евгеньевич Суслонов, будучи кандидатом
философских наук, не вправе проводить экспертизы в области социологии. Кроме того, как отметил суд, его *заключение* составлено абсолютно некомпетентно: в нем отсутствуют описание исследования, ссылки на использованную литературу, указание на примененные методики и средства.
Во-вторых, возбудить социальную рознь к органам власть *НЕВОЗМОЖНО*, так как органы власти не являются отдельной социальной группой. Как отметил суд, кроме наличия властных полномочий, эти субъекты не обладают какими-либо специфическими признаками, относящими их к той или иной социальной группе, в силу чего побуждение к совершению враждебных и неправомерных действий на
основании несуществующих признаков логически невозможно.
На основании изложенного ПРОШУ при оценке "экспертного хаключения" и свидетельских показаний Мочаловой принять во внимание вступившее 23 декабря 2010 в законную силу Решение Кировского районного суда Екатеринбурга от 11 ноября 2010
Обвиняемый А.Б.Кутузов

Поделиться

Путинский режим для убийц и насильников .

+1
+2
-1

По стране бродят сотни тысяч ненаказанных убийц, насильников. На начало второго десятилетия XXI века в результате многолетнего накопления нераскрытые насильственные преступления, совершенные на территории нашей страны, включают в себя около 45 тыс. убийств (покушений на убийство), 105 тыс. умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, 120 тыс. умышленного причинения вреда средней тяжести, 56 тыс. легкого вреда здоровью; 86 тыс. побоев; 10 тыс. изнасилований.

Ученые из НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ под руководством профессора Сергея Иншакова установили , что в 2009 году в России совершено убийств не 18,2 тыс. (как зафиксировано в отчетности), а 46,2 тыс.! И, действительно, как число убийств может составлять 18,2 тыс., если только количество заявлений об убийствах, поступивших в правоохранительные органы, составило 45,1 тыс., а количество неопознанных трупов за тот же год – 77,9 тыс.? Одновременно при этом число лиц, пропавших без вести, так и не найденных – 48,5 тыс.
http://www.svobodanews.ru/content/article/2275114.html

А в это время многочисленная команда ребят и упитанных девчат от непыльной и необременительной деятельности из Тюменского центра по борьбе с экстремизмом уже который год разрабатывает главного экстремиста области КЕНДЕРА( вообще-то в Тюменской области два экстремиста - Кандидат филологических наук преподаватель университета Кутузов А.(Кендер) и журналист Фахретдинов) , который якобы дал непотребную листовку трижды судимому в том числе и за тяжкие преступления, который и выступает сейчас главным обличителем экстремиста Кендера. С ноября 2009 г. по этой листовке, кипит РАБОТА. Апефеозом этой работы стал обыск и опознание Кутузова А. 14.042009 г. В этот день Следователь ФСБ Сухарев в звании майора с двумя сытыми операми из УФСБ по Тюменской области - Матвеевым В.В и "неизвестным" и двумя соскучившимися по работе операми центра "Э" Абышевым Е.Н. и Мерзляковым И.Л. искали в квартире у Кендера непотребные листовки с 9.30. до 13.20 . Затем Кутузова А. до глубокого вечера опознавали многочисленные свидетели и понятые, допрашивали и АРЕСТОВАЛИ(правда не законно, но это мелочи). Следователь фсб Сухарев работал над этим делом о листовке ОДИН ГОД. Обвинение в суде поддерживают ДВА ПРОКУРОРА!!! На судебные заседания третий день подряд по делу Кутузова А. пригоняют по 10 сотрудников правоохранительных органов и заставляют сидеть в качестве "публики" ЦЕЛЫМИ днями.
Догадываетесь почему в рашке по стране бродят сотни тысяч ненаказанных убийц и насильников?

Поделиться

Заявление А.К. Омельчуку о необъективном телерепортаже

+1
+2
-1

3 декабря я обратился к президенту ГТРК "Регион-Тюмень" А.К. Омельчуку с заявлением по поводу неадекватного освещения моего дела на его телеканале. Обращение зарегистрировано в канцелярии "Регион-Тюмень", входящий №868. Привожу его здесь целиком.

Уважаемый Анатолий Константинович!
11 ноября 2010 года представители Вашей организации связались со мной и предложили мне принять участие в съёмке видеорепортажа с моим участием, где должно было быть показано и озвучено моё интервью (то есть, моё мнение) по поводу сообщения Тюменской областной прокуратуры о передаче в суд уголовного дела, в котором я обвиняюсь в совершении преступления по ст. 280.1 УК РФ. Съёмка была произведена и моё интервью (мнение) было записано. 11 ноября ГТРК Регион-Тюмень был показан сюжет, в котором были использованы кадры с моим участием, но моё интервью (моё мнение по поводу сообщения Тюменской областной прокуратуры по предъявленному мне государством обвинению) не было показано. При этом закадровый комментарий противоположной стороны — сотрудника прокуратуры — по данному делу в сюжете прозвучал, что является нарушением федерального закона о СМИ.

Таким образом, ГТРК Регион-Тюмень путём обмана произвела мою видеосъёмку и использовала её в ходе репортажа, который не может быть признан объективным даже с формальной точки зрения. Репортаж был размещён и опубликован в эфире без моего интервью, на что я согласия не давал. Кроме того, ГТРК Регион-Тюмень фактически препятствует распространению высказанного мною мнения, что является нарушением ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

На основании изложенного предлагаю Вам
1.Объяснить мне причину, почему в сюжете с моим участием не было показано интервью, взятое в момент снятия сюжета.
2.Так как ГТРК Регион-Тюмень обманным путём была произведена и использована съёмка с моим участием, но без моего интервью — фактически, порочащая моё имя и репутацию, на что я бы никогда не согласился, — то предлагаю Вам принести мне извинения посредством СМИ: показать сюжет с моим интервью, где была отражена моя позиция, либо компенсировать мне моральный вред, причинённый неправомерными, неквалифицированными действиями журналистов. Сумму компенсации морального вреда готов согласовать позднее, после получения ответа на данную претензию.

В противном случае я вынужден буду обратиться в суд за защитой нарушенных Вашей компанией моих прав.

Прошу ответ на претензию дать в течение 5 дней с момента получения, предварительно уведомив меня по выше указанному телефону.

А.Б. Кутузов

Поделиться

Омельчук ответил. Телерепортаж урезали по требованию закона об экстремизме.

+1
+1
-1

Директор ГТРК "Регион-Тюмень" А.К. Омельчук ответил на моё заявление от 3 декабря насчёт странно порезанного телерепортажа о моём деле. Он сообщил, что "учитывая особенности подготовки материалов согласно требованиям ФЗ-114 "О противодействии экстремистской деятельности", редакцией было принято решение выдать в эфир материал в авторском варианте".
Кроме того, Омельчук приносит извинения, "что наш корреспондент Крючков В.В. создал неловкую ситуацию не вполне точно информируя вас". Полностью весь ответ - в прикреплённом файле.
Я, наверное, чего-то не понимаю. В ФЗ-114 сказано, что средства массовой информации не имеют права распространять экстремистские материалы. ГТРК "Регион-Тюмень" имеет в виду, что каждое слово, произнесённое мной в ходе довольно длинного интервью, было экстремистским и потому они не смогли его показать? Если нет - то что мешало оставить в материале хотя бы несколько моих фраз, чтобы соблюсти объективность? Если я говорю, например, что не считаю себя виновным (а я такое говорил) - это тоже экстремизм? Ну отлично, спасибо. Может, когда я просто по улице иду - это тоже "призыв к осуществлению экстремистской деятельности"?

Прикрепленный файлРазмер
Иконка изображения region-otvet.png395.4 КБ
Поделиться

Магический театр абсурда. Акт 2. Концерт

+1
+5
-1

[img_assist|nid=4542|title=|desc=|link=none|align=left|width=200|height=301] Концерт-творческий вечер в поддержку известного тюменского гражданского активиста Андрея Кутузова, обвиняемого ФСБ в распространении «экстремистской» листовки, пройдёт 10 декабря в 19:00 в кафе «Книжка»(адрес – ул. Водопроводная 6).
Нашумевшее преследование по «экстремистской» статье преподавателя ТюмГУ и анархиста Андрея Кутузова длится уже больше полугода. ФСБ обвиняет его в том, что он якобы распространял «экстремистскую» листовку в 2009 году на митинге против центров по противодействию экстремизму. Сам Андрей утверждает, что он полностью невиновен.
В этом деле много странных и противоречивых обстоятельств. Обыск в квартире Кутузова произвели через полгода после предполагаемого «распространения». Тогда же нашлись сомнительные «свидетели», дружно утверждающие, что Кутузов дал им эту листовку на митинге. Кроме этих свидетелей никто «экстремистской» листовки на митинге не видел. Сейчас в деле присутствуют несколько противоречащих друг другу лингвистических экспертиз: экспертиза сотрудницы свердловского регионального управления ФСБ, не имеющей учёной степени, и экспертизы целого коллектива кандидатов и докторов наук, выводы которых доказывают невиновность Кутузова. Кроме того, множество экспертов по всей стране сделали вывод, что милиция не является «социальной группой». А Кутузова обвиняют в разжигании ненависти к социальной группе «милиция». Уже на основании этого дело должно быть закрыто.
Но несмотря на абсурдность обвинения, дело дошло до суда. Шахматы расставлены на чёрно-белой доске и ворота в царство абсурда открылись. Мы предлагаем вам вступить в него вместе с нами и отвоевать абсурд у тёмной стороны.

С абсурдным обвинением мы будем сражаться абсурдными методами. Творчество станет нашим помощником. На вечере вас ждёт выступление Антона Мочкауса, групп «Лисята в профиль», “Продажные билеты”, «Ядерная Зима Русской Интеллектуальности». Доктор философских наук, тюменский поэт и писатель Владимир Богомяков прочитает свои зубодробительные стихи. 
Приносите краски, кисточки, бумагу, одежду, которую не жалко: вас ждут абсурдные конкурсы и не менее абсурдные подарки, хотя в царстве абсурда они таковыми не кажутся. Ведь в царстве абсурда всё наоборот. Если вы имеете активную жизненную позицию, не проводите каждый вечер перед телевизором с кружкой пива, а вместо этого читаете, интересуетесь обществом и политикой, анализируете окружающий мир, критикуете, то в царстве абсурда вас, как и Кутузова, могут посчитать экстремистом.

Поделиться

Вечер Абсурда

+1
+4
-1

Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью (Бахчанян В.)

Вечером 10-го декабря в кафе «Книжка» (адрес – ул. Водопроводная 6) состоялся концерт в поддержку известного тюменского гражданского активиста Андрея Кутузова, обвиняемого ФСБ в распространении «экстремистской» листовки. Образованной общественности обвинение представляется ложным и высосанным из пальца. Люди, знающие Андрея лично или по его активной деятельности, решили самоорганизоваться и выразить свою солидарность с ним посредством творческого вечера. Вот что из этого получилось.
[img_assist|nid=4556|title=|desc=|link=none|align=left|width=265|height=400]
Маленькая «Книжка» скрипит и пухнет под тяжестью людей, склонных к экстремизму, пришедших поддержать самого экстремиста. В углу выросла впечатляющая гора верхней одежды. Здесь вы можете наблюдать: студентов и преподавателей, музыкантов и литераторов, психов и обывателей, тунеядцев, бродяг и трудяг. Юркие официантки снуют по толпе в поисках не заплативших за кофе. Народ взволнован, воодушевлен и требует зрелищ...

Ведущий берёт микрофон. Гости вываливают к импровизированной сцене. Эшники протирают объективы камер. Таинственным образом открываются двери в царство абсурда, и магическое действо захватывает собравшихся, водоворотом унося в неведомые дали творчества и импровизации.
[img_assist|nid=4555|title=|desc=|link=none|align=left|width=604|height=400]
Много чего было этим славным вечером: не передать ни событий, ни атмосферы. Но если коротко.

Виновник торжества читал стихи на английском. Эшники взялись было почесывать затылки, однако перевод последовал. Были песни, разные и в больших количествах: политические, смешные, о вёдрах. Были конкурсы: рисовали, лепили, сочиняли – получали экстремистские футболки. Незаметно вечер подошел к концу, однако...
[img_assist|nid=4557|title=|desc=|link=none|align=left|width=265|height=400]
Однако ощущение всеобщего абсурда не покидает до сих пор. Камю писал, что «абсурд рождается из столкновения человеческого разума и безрассудного молчания мира». В таком случае «экстремисты» по типу Кендера пытаются хоть как-то упорядочить и структурировать этот мир, чтобы понимать, что происходит и почему, а так называемая система, им противодействующая, стремится сохранить status quo, законсервировать «безрассудное молчание», потому что: а) привилегии, б) они сами боятся этого мира и понимать его не хотят / не могут. Так что вечер абсурда лишь составная часть непреступного Царства Абсурда.
[img_assist|nid=4559|title=|desc=|link=none|align=left|width=265|height=400][img_assist|nid=4560|title=|desc="Не впаривайте нам ваши троцкистские баяны"|link=none|align=left|width=265|height=400]

Поделиться

От океана до космоса в поддержку Андрея Кутузова

+1
+3
-1

В воскресенье, 12 декабря, в 14:00 на северной стороне улицы Республики появились странные молодые люди. Они растянулись по всей длине центральной улицы города и около часа простояли на главных остановках. На шее у молодых людей висели плакаты "Нет политическим репрессиям! Прекратите уголовное преследование Андрея Кутузова! Проведите внутреннее расследование в ФСБ и центре по противодействию экстремизму!". Молодые люди рассказывали проходящим гражданам небывалые казалось бы вещи о центре Э, как политической полиции, о возможностях силовых структур с помощью статьи об экстремизме прессовать неугодных власти гражданских активистов и об Андрее Кутузове как ярком примере политических репрессий. Люди дивились, качали головами и фотографировались на память.
Ниже рассказы о пикетах самих пикетчиков:

"Газпромбайтер":
Стоял на остановке Газпром с 14:00 до 14:45. Народу на остановке было мало - в будни гораздо больше. Видимо поэтому практически все прохожие обращали внимание. Кто-то просто читал на ходу и проходил дальше, кто-то останавливался, конечно, были и те, которые расспрашивали подробности. Таких было человек семь. Все - либо молодёжь, либо среднего возраста. Только три человека, которые со мной заговорили, так или иначе знали кто такой Андрей, а также были осведомлены о его проблемах с "правосудием". Обычно задавали такие вопросы:
Кто такой?
За что?
Виноват или нет?
Ну и что ты этим добьешься?
Чем можем помочь?

На последние два вопроса отвечал так: мы пытаемся показать что судьба Андрея небезразлична общественности, что нельзя просто так схватить человека и упрятать за решетку. Помочь можно хотя бы просто придя на Суд 14 декабря в 10:30. Подробности и материалы по делу можно найти на сайте golosa.info
Некоторые пассажиры автобусов подозрительно улыбались, видимо это те, кто на предыдущих остановках также наблюдали пикетирующих. Один раз я чуть сам не залез в автобус, так как водитель выразил заинтересованность. Посетовал что может забыть адрес сайта, я сказал, что пока он едет до Океана (30-ка автобус) то уж точно запомнит. Подходил один товарищ, которого судили за то, что он написал "Ленин - жидовский шпион" (или что то в этом духе) на памятнике вождю. Записал адрес суда. По всему видно - придет. Работники милиции замечены мною не были.

"Океан":
Одиночный пикет у остановок «Океан» и «Темп» прошел со средней степенью паршивости. Как и ожидалось мною, народу было немного. Плакат, который висел у меня на шее, сильно напоминал плакаты, которые держат попрошайки в московском метро. Видимо, не у меня одного были такие ассоциации, потому что я видел насмешливость в лицах некоторых людей, которые проходили мимо. Заметил, что больше всего внимания плакат привлекал у сидящих в автобусах. Это, по-моему, связано с тем, что в автобусе им нечем заняться. Те же, кто выходили из автобусов, как правило, не задерживались, они спешили по своим делам. Ко мне подошло с вопросами за все время моего стояния 10 человек. Как правило, это люди пожилого возраста.
Чем люди интересуются:
1. Кто такой А.Кутузов
2. В чем его обвиняют
3. Какое было содержание листовки
4. Один спросил, что можно сделать. Я попросил его зайти на сайт, ознакомиться
Мимо проходили 4 милиционера с лопатами (видимо, ребят пригнали на субботник), оглянулись, но даже подходить не стали.

"Машинка":
Стоял на остановке "Машиностроительный завод". В начале пикета (в два) подошла женщина и стала подробно расспрашивать в чем обвиняется Кутузов, какие он проводил акции и так далее. Затем девушка, подойдя ко мне, зачем-то стала громко вслух читать надпись на плакате и ушла ничего не спросив. Парень на остановке интересовался сколько мне заплатили и до какого времени я буду стоять с плакатом. Рядом с ним находился мужчина, который поддержал подобную акцию. он сказал, что нужно действовать более в грубой форме, также как националисты в Москве. "А то меня одного могут схватить менты, и приписать на меня убийство пропавшей девочки". Подходила ещё пара человек, они интересовались, где можно узнать подробности уголовного дела

"Немцов":
Стоял на остановке "Сквер Немцова" с 14:00 до 15:20. Народу подходило много. Часто спрашивали кто такой Кутузов. Какая-то тётенька, узнав? что Кутузов преподаватель, сказала, что знает про это дело и попросила с ней сфоткаться, чтобы отправить фотки своим детям в Англию. Один дедушка спросил: "А! Это тот, который наркоманов лечил?" Ещё один мужик предположил: "Это тот парень, что скинхедов бил?! Молодец!"

"М.Горький":
Моя повседневная деятельность далека от политического активизма, но в пикете я решила принять участие. Во-первых, мне небезразлична судьба зарождающегося гражданского общества в России. Соблюдение конституционных прав и свобод является его фундаментом (символично, что акция совпала с Днем Конституции). Во-вторых, небезразлична судьба самого Андрея Кутузова, которого считаю своим другом.
30 минут у меня была возможность наблюдать за реакцией тюменцев. Первым откликнулся кондуктор автобуса, который спросил, «что же все-таки происходит?». Из услышанного он сделал вывод — закон об экстремизме надо отменить. Задавались вполне типичные вопросы: «это в Тюмени?», «кто такой Андрей Кутузов?», «что он сделал?», «не слышал, надо посмотреть в Интернете». Двое молодых людей высказали мнение, что «стране нужен порядок, а репрессии — это способ, которым можно его удержать». Видимо, мы с ними живем в разных социальных реальностях. Папа с дочкой остановились, чтобы сфотографироваться и пожелать успехов. Пожилая женщина, слушающая «Эхо Москвы», добавила, что само общество виновато в монополии одной партии и нарушении прав.
Не так часто за полчаса можно почувствовать столько внимания. Спасибо тюменцам за любопытство и живой интерес. Надеюсь, дело Кендера закончится благополучно.

"400-летняя Тюмень":
Стоял на остановке у Драм.Театра. В течение 40 минут (с 14:00 до 14:40) случилось:
- два молодых человека, прочитав плакат начали активно интересоваться текстом: «что за дело?», «кто такой А.К.?». Реагировали адекватно и с пониманием, обещали зайти на сайт «голосов».
- мужчина лет 60, в нетрезвом состоянии, заинтересовался, но вскоре впал в состояние апатии. Спросил, сколько мне за это платят; не поверил, что я стою бесплатно.
- неадекватная женщина из автобуса вертела пальцем у виска. Крикнула: «Бери лопату — иди снег убирай!».
- некоторые интересовались текстом. Говорили, что впервые слышат об этом деле.
Пикет прошел без инцидентов со стороны силовых структур.

"Холодильная":
Основная реакция людей - смотрение на плакат в течение 10-30 секунд, потом отворачиваются и идут/едут дальше. Некоторые, особенно молодежь, скептически улыбаются, один даже покрутил пальцем у виска. Человек 15-17 подошли поинтересоваться в чем дело в основном старики-пенсионеры, молодых только 3 заинтересовались, при словах "гражданский активист" делают круглые глаза, более-менее понимают про митинги и протесты против воровства и коррупции, про центры "Э" и политическую полицию никто и понятия не имеет. Около 5 человек заинтересовались сайтом, сказали что зайдут почитают, одна тетенька попросила записать ей адрес, одна сказала что лично знает Андрея. Менты и гоблины не подходили. Замёрз.

"Космонавт":
Стоял на ост. "Космос". Подошла куча молодых людей, интересовались кто такой Кутузов, я им все объяснил, они все вместе показали одобрительные знаки пальцем (большой палец вверх), один дядька назвал фсбэшников провокаторами. Он же интересовался какой наукой занимается Кутузов и очень одобрительно отозвался об этом.

"Буратино":
Стояла на остановке "Буратино" с 14:03 до 15:10. Карабасы-барабасы в форме так и не появились, а очень хотелось продемонстрировать им владение ФЗ №54 в совершенстве.
Почти сразу же подошла группа мужчин постбальзаковского возраста, активно интересовались надписями на плакате. Потом один из них спросил чем помочь, получил адрес сайта и ушёл восвояси. А двое остались, постояли, стрельнули сигарет и ушли. Потом подбежала тётушка с кучей пакетов в руках, поинтересовалась останавливается ли тут "15-ый", подскользнулась, выругалась матом и убежала, судя по всему вообще не заметив плаката. Чудесная дама. Минут 10 не было вообще никого... Общалась с голубями, призывала их не быть равнодушными к политическим арестантам. Но даже птицы мира, мать их за ногу, не оценив, улетели.
Потом поняла, что зря хаяла птичек, они словно бы разнесли весть по городу: прибежало куча народу. Люди интересовались, спрашивали: кто це такий? После объяснения в основном ругали власть, некоторые молча качали головами. Один парень сказал, что у него брата недавно посадили тоже за сфабрикованное дело, обещался придти на суд.
Водила автобуса долго вырисовывал в воздухе какие-то фаллические символы, пока я не сообразила, что он просит приподнять плакат. Потом он прочитал и что-то себе записал. Два пассажира тыкали пальцем в стекло типа "а вон ещё кто-то стоит с плакатом", обращая внимание своих соседей.

"Строитель":
На остановке ДК Строитель кроме того, что было очень много интересующихся людей, очень активно проявили себя водители... они внимательно разглядывали пикетирующего через большое переднее стекло автобуса, читали плакат и подзывали поделиться увиденным кондукторш.[img_assist|nid=4564|title=|desc=|link=none|align=left|width=200|height=150]
[img_assist|nid=4565|title=|desc=|link=none|align=left|width=200|height=150]
[img_assist|nid=4566|title=|desc=|link=none|align=left|width=200|height=150]

Поделиться

"Стратегически важные "экстремисты""

+1
+6
-1

Странные люди с плакатами в поддержку преподавателя ТюмГУ и гражданского активиста Андрея Кутузова продолжают свои акции по городу. На этот раз их целью стали «стратегически важные для безопасности РФ объекты»: администрация города Тюмени, здание ФСБ и прокуратуры Тюменской области. Судя по нашим сторонним наблюдениям и общению с пикетирующими, адекватнее всего отреагировала на пикет Администрация. Из нее к пикетирующему молодому человеку всего лишь один раз лениво выползли охранники, которые даже не потребовали согласования на проведение пикета. Поэтому в этот раз молодой человек не смог блеснуть знаниями статьи 7 «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» ФЗ-54, сообщающей нам, что одиночные пикетирования не требуют согласования. Но ему еще предстояло это сделать.
Гораздо активнее встретила гостей ФСБ. Как только человек с плакатом встал у розового «стратегически важного объекта», все, находящиеся внутри, почуяли, что Родине грозит опасность.

Из окон стали выглядывать люди и фотографировать пикетирующего. Неожиданно к молодому человеку подбежала девушка с фотоаппаратом. Похоже, это вконец убедило ФСБэшников, что готовится атака экстремистов, и последовала незамедлительная реакция с их стороны. Вот что рассказывает сам участник акции: «Я заступил на вахту около часа дня. Мне выпала честь пикетировать напротив здания ФСБ. С точки зрения проходимости место можно назвать неудачным: прохожих было максимум один человек в пять минут. Зато из и в здание ФСБ люди выходили/входили с завидной регулярностью, и это хорошо - ведь в первую очередь акция направлена на привлечение внимания работников этого ведомства. Но никто из них не уделил внимания плакату больше, чем мимолетный взгляд. Делали вид, будто их никоим образом это не касается (хотя на плакате содержалось требование провести внутреннее расследование в ФСБ, в том числе). Но тут вскоре произошел интересный инцидент. Ко мне подошел человек с фотоаппаратом и сфотографировал меня на фоне здания ФСБ. Реакция последовала незамедлительно - из здания вышел сотрудник в форме и 10 минут беседовал с владельцем фотоаппарата, после чего оба прошли внутрь. После этого начались странные вещи. В здании ФСБ начали двигаться занавески, а за ними появлялись смутные силуэты людей, неотрывно наблюдающие за мной, снимающие меня на фото или видео. Чтобы прогнать чувство нереальности происходящего, я помахал фантомам рукой, но ответной реакции не последовало. Спустя 15 минут фотограф вернулся, но снимков больше не делал и вскоре ушел в неизвестном направлении. И тут чудеса продолжились. На тротуар, прямо передо мной, перекрыв вход на территорию ФСБ, въехал автомобиль. Я удивился, что он ездит прямо по тротуару.
Водитель (лет 25-30) разговаривал с кем-то, видимо, через гарнитуру. Потом он приоткрыл окно и спросил: "Кто такой Андрей Кутузов?". Я ответил стандартно и дал ему листовку, которую он читать не стал. Но с пристрастием принялся расспрашивать, в чем Андрея обвиняют. Я ответил не менее стандартно. После чего он спросил, откуда я узнал об этой истории, уточнив — узнал я это из СМИ или я являюсь другом Кутузова? Я сказал, что другом не являюсь. Последний вопрос - Андрей арестован? - Нет, завтра суд... И тут он и говорит нечеловеческим голосом - и тебя сейчас арестуют. "В честь чего?",- спросил я, и уверенно парировал статьей 7 ФЗ-54. Он закрыл окно, опять начал с кем-то переговариваться, и после уехал. Но один я оставался недолго. На его место встал КАМАЗ. Что как бы намекает…».
А между тем, нам удалось все же пообщаться с девушкой с фотоаппаратом, после ее пребывания в ФСБ. Вот что она ответила:
«Я фоткала пикетчика, инфу об этом пикете где-то в интернете видела, сама блин вспомнить не могу, но меня об этом в итоге спрашивали много в самом здании. Ко мне какой-то охранник из здания фсб подошёл и говорит: «нельзя фотографировать стратегически важные объекты». Я ему отвечаю: пикетчик чтоле стратегически важный объект? Тот молчит. Потом говорит: Пройдёмте! Я говорю: Куда? Тот: к нам? Я: к кому к вам? Тот: пройдёмте. И ещё минуты три того же текста: Пройдёмте! Куда? К нам. Зачем? Пройдёмте!....В итоге он видимо замучался и сказал, что, оказывается, здание ФСБ нельзя фотографировать, на это нужно специальное согласование. Типа вдруг вы экстремисты и ищите окно, в которое лучше кинуть бомбу. Я у него спросила: а в каком законе написано, что здание фсб нельзя фотать?? Он говорит: в нашем. Я молчу, понимая, что информативности с него, как с козла молока. Молчание.
Ну и потом опять эта вереница бессмыслия: Пройдёмте! Куда? к нам. Зачем? Пройдёмте.Он мне при этом ни шагу сделать не даёт. Я спросила: а в здании «у вас» мне объяснят в каком «вашем» законе написано, что нельзя фотографировать и, что есть стратегически важные объекты? Оригинальностью в ответе не отличился: пройдёмте. Ну, я пошла. В добрый путь, земля прощай. Зашла – внутри куча людей, все активно чем-то заняты. Ну, естественно, не в цветочный магазин же зашла, а в здание ФСБ. Мне сказали свернуть в кабинетик направо и ждать. Кого ждать не пояснили. Подождала пару минут и вышла: людей поприбавилось. Говорю в толпу, обращаясь ко всем: а разве нельзя фотографировать ФСБ? Где об этом написано? В ответ получила кучу других вопросов, ну и ещё мне сказали, где это всё-таки написано, но мне уже было неважно, всё равно ничего не понимала, что они все хором говорят. Вдруг мне стали говорить, что я же участвовала в незаконной акции и они сейчас вызовут милицию. Я удивилась и заметила, что акция законная, ведь это одиночный пикет. Очень импозантный мужчина сказал что-то разочарованно (что-то типа: а, точно) и спросил меня: что «этот» - ваш товарищ? Я – О_о(ну смайлик такой нарисуйте, типо удивлена). Рассказала, что вижу его первый раз в жизни, возможно в параллельных мирах часто пересекались, вам виднее. И начала активно двигаться наружу, мне было интересно, что всё-таки происходит с моим новоявленным «товарищем» с плакатом. Ну и вышла. Постояла, подумала. И уже давай уходить, а тут Вы со своим интервью. Ваще холодно на улице так-то тусоваться. Мораль сей басни такова: не ходите, тюменцы, в ФСБ гулять».
Мы, совершенно случайно, оказались в курсе данного вопроса и объяснили девушке, что «Закон о запрете съемки стратегических объектов» – это миф и, пожалуй, второй по популярности аргумент за запрет фотосъемки, после «права собственника». Разумеется, такого закона не существует. Засекречивание каких-либо сведений регулирует закон о государственной тайне. В нем есть определённый перечень, который в свою очередь носит ориентирующий характер (то есть, не все из этого списка может быть полностью засекречено, это определяется специальной экспертной оценкой, в общем, почитайте об этом, интересно). Никто не может засекретить здание с забором из тонких прутиков, метр в высоту, да еще и в самом центре города, около которого ежедневно проходит сотня людей.

А тем временем первого пикетирующего сменил другой молодой человек. Вот что говорит он:
«Два фсбста стояли на крыльце минут 20 и бухтели. Потом один подошёл, буркнул что-то под нос, показал корки и убрал их тут же. Спросил документы у меня. Я ему ответил, что нема. Он сказал, что может задержать до выяснения личности. На мой вопрос про основания, он снова начал бухтеть про задержание. Спросил: что делать будем? И вскоре удалился говорить по телефону. Подъехал бобик. Вылез человек. Представился — лейтенант Соловьёв. И давай спрашивать документы снова на меня. А потом еще и на мероприятие. ФИО я ему своё сказал и пояснил, что по закону имею полное право тут стоять с плакатом. Он опечалился и стал спрашивать по рации: что делать? Ему в ответ объяснили, почему он не может меня задерживать и предложили получить от меня объяснения на месте или проехать в отделение. Он ещё больше опечалился и давай крыть своих на "базе" и предлагать отделаться от меня каким-то участковым. Тут из рации снова последовали разъяснения: "их там не один. просто один стоит, остальные греются". Соловьёв давай заявлять, что он всё знает про моих сообщников. Мне даже стало не много забавно. Потом всякую мелочь спрашивал: кем работаю и т.п.».

Следующего пикетирующего мы застали у здания прокуратуры. Он взобрался с плакатом на большую гору снега у самых ворот. Молодой человек рассказал нам, что сначала из двора прокуратуры выехала машина и оттуда выглянул человек. Он стал интересоваться тем, кто такой Кутузов и посоветовал скорее уходить, потому что «там» уже вызывают милицию. Потом последовала долгая беседа с еще одним человеком из прокуратуры. Суть его речи заключалась в том, что ему не нравится плакат (нет требований), что нужно пикетировать не здесь, а у ФСБ или здания суда (к сожалению, пикетирующий не успел ему объяснить, что по закону у здания суда нельзя пикетировать, чтобы не оказывать давление на судью). Кроме того, он пригласил в прокуратуру, чтобы написать какое-то заявление, и рассуждая, что акция не нужная, оговорился, что она еще и противозаконна. Но это уже не удивило опытного пикетчика. Больше его удивило то, что собеседник настойчиво отправлял его на пары, которых в данное время у пикетирующего не было и он не понимал, почему собеседник так упорно говорит: «те кто учатся, сейчас должны быть на парах» (время было около пяти вечера). Наряд милиции так и не приехал.
Больше молодых людей с плакатами нигде замечено не было.

Поделиться

Защитники Андрея Кутузова будут пикетировать здание ФСБ в Москве.

+1
0
-1

13 января защитники тюменского преподавателя и анархиста Андрея Кутузова проведут серию одиночных пикетов около здания ФСБ на Лубянской площади с требованием прекратить уголовное преследование Андрея. Встреча пикетчиков с журналистами состоится в 14 часов около Соловецкого камня (выход из м. «Лубянка»). Напомним, кандидат филологических наук и участник движения «Автономное Действие» Кутузов обвиняется в «публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности» (часть 1 статьи 280 Уголовного кодекса России). 12 января в Тюмени пройдет второе судебное заседание по делу Андрея Кутузова. В настоящее время проходит сбор подписей под петицией в защиту Андрея.

На основании листовки «Долой политические репрессии! Ментов к стенке!", авторство которой приписывают Кутузову, эксперт ФСБ сделал вывод о возрасте, образовании, национальности и сфере деятельности ее автора. ФСБ провела автороведческую и техническую экспертизу и пришла к выводу, что «автор и исполнитель «текста инкриминируемой листовки тот же, что и у других текстов-анонсов митинга 30 октября 2009 года, которые действительно делал Андрей Кутузов. Дальше эксперт пишет, что автор «мужчина 25-30 лет с высшим гуманитарным образованием, навыками публицистической речи, русский, работающий в сфере, связанной с преподаванием или журналистикой». «Странно, что мой рост и вес не определила», - шутит Андрей Кутузов.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого старший следователь следственного отделения Управления ФСБ России по Тюменской области Сухарев утверждает, что Кутузов «с использованием компьютерной техники изготавливал листовки, в тексте которых содержалась информация, призывающая к осуществлению насильственных действий в отношении сотрудников Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Тюменской области». Следователь сообщает, что Кутузов является организатором и активным участником общественно-политических публичных мероприятий протестного характера, направленных на возбуждение социальной розни, на дестабилизацию общественно-политической обстановки в регионе, поддерживает деятельность и разделяет «политические позиции, взгляды и убеждения российских неформальных анархистских и анархо-коммунистических (либертарных) движений, выступающих против законной деятельности государственных органов Российской Федерации».

Листовка, за которую подвергся уголовному преследованию Андрей Кутузов, якобы была подготовлена для митинга протеста против нарушения прав граждан сотрудниками центров «Э» и за их упразднение. К самому мероприятию, на уведомление о котором администрация Тюмени дала положительный ответ, правоохранительные органы претензий не имели.

Гражданский активист и преподаватель вину не признает. Он говорит, что действительно не раз организовывал различные публичные акции, но только не связанные с дестабилизацией ситуации в области: «Нужно очень постараться, чтобы отыскать возбуждение социальной розни в митинге 30 октября 2009 года. Ни один из пяти организаторов митинга, включая меня, не помнит такой листовки. Призывы к физическому насилию к сотрудникам милиции не входили и не могли входить в цели митинга. Чтобы обратить внимание общества на постоянные нарушения законов со стороны работников центра «Э» и на необходимость их расформирования, никаких массовых расстрелов не требуется».

В 2009 году центр «Э» пытался обвинить Андрея Кутузова и его товарищей в вандализме. В результате в августе 2009 года уголовное преследование в отношении Кутузова было прекращено, а в отношении сотрудников центра «Э», наоборот, возбуждено за избиение свидетеля. «Возможно, там и следует искать корни нового дела, по которому сейчас я являюсь подсудимым», - считает подсудимый Андрей Кутузов.

Ранее эксперт-криминалист Криминалистической лаборатории Управления ФСБ России по Свердловской области Светлана Мочалова в связи с делом Кутузова уже находила экстремизм в статье убитого адвоката Станислава Маркелова.

Дополнительная информация об одиночных пикетах в Москве: 8-916-102-54-13

Поделиться

ФСБ закон не писан: задержан единственный участник пикета в поддержку Андрея Кутузова

+1
0
-1

Участницу пикета в поддержку Андрея Кутузова и троих журналистов незаконно задержали во время проведения одиночного пикета на Лубянской площади.
Люди в штатском не представившись отвели пикетчицу и журналистов в приемную ФСБ, где переписали паспортные данные. Через некоторое время за ними приехали милиционеры из ОВД Мещанское.
Пикетчицу обвиняют в несанкционированном проведении пикета, несмотря на то, что одиночный пикет санкционировать не требуется.
В данный момент (15-40) их везут в ОВД Мещанское, так что просьба звонить туда и узнать, в чем дело.

Отдел внутренних дел по Мещанскому району ЦАО города Москвы (ОВД Мещанского района)
Контактная информация
Адрес: 107045, г.Москва, улица Сретенка, дом 11
Метро: Сретенский бульвар , Трубная и Тургеневская
Телефон: 8 (495) 208-73-43 — дежурная часть

Источник: http://ru.indymedia.org/newswire/display/24558/index...

UPD: журналистов отпустили.

UPD: Протокол задержания составила Серикова О.А., сотрудник ОВД "Мещанское". Начальник отдела дознания ОВД запугивал пикетчицу отчислением с университета и требовал больше к зданию ФСБ не приходить. В протоколе написали, что она препятствовала свободному проходу граждан.
После долгого изучения закона, сотрудники милиции пришли к мысли, что "одиночные пикеты с властями можно не согласовывать, но и выходить на них не надо".

Поделиться

Против политических репрессий

+1
0
-1

Против политических репрессий выступили активисты "Межрегионального центра по правам человека", "Екатеринбургского движения против насилия" и ОГФ. Полтора десятка человек собрались 14 января в центре города, у памятника Татищеву и де Генину в 18 часов вечера.

Поводом к проведению пикета послужили репрессии против оппозиционеров, особенно ужесточившиеся в последнее время. 31 декабря в городе Улан-Уде были помещены в СИЗО активистки "Демократического союза" и "Солидарности" Надежда Низовкина и Татьяна Стецура. Их задержали в 16 часов, как раз в то время, когда активистки должны были принять участие в организованном ими митинге в рамках "Стратегии 31". Митинг был согласован с властями, но силовые органы сделали все для того, чтобы сорвать это мероприятие. Надежду и Татьяну обвиняют в разжигании социальной ненависти и вражды по отношению к социальным группам сотрудники милиции, ФСБ, следственные органы и военные.

В это же время, в Москве были привлечены к административной ответственности участники так-же согласованного с властями митинга. Многие из них получили разные сроки административного ареста.

А в Тюмени активно пытаются осудить преподавателя Тюменского государственного университета Андрея Кутузова, обвиненного в призывах к экстремистским действиям.

Так что плакаты на пикете были соответствующего содержания: "Руки прочь от Андрея Кутузова!", "Свободу Немцову и другим узникам совести!", "Свободу политическим заключенным". Участники акции вспомнили и об Екатеринбургском правозащитнике Алексее Соколове. Плакат "Свободу правозащитнику Алексею Соколову" тоже присутствовал на мероприятии.

На акции производилась раздача заявления МЦПЧ в защиту Надежды Низовкиной и Татьяны Стецуры. Милиция на этот раз вела себя мирно и в происходящее не вмешивалась. Активно фотографировала происходящее, снимала на видео, переписывала содержимое плакатов.

Отстояв около часа, участники акции свернули плакаты, но тема политических репрессий не будет забыта: с 4 по 6 февраля в России состоятся "Дни единых действий против политических репрессий". Инициативная группа планирует провести в Екатеринбурге митинг против политических репрессий. Возможно, что будут и другие мероприятия.

Поделиться

«Экстремизма нет: оправдать Андрея Кутузова!»

+1
+3
-1

Митинг против политических репрессий и в поддержку преподавателя и гражданского активиста, Андрея Кутузова, преследуемого ФСБ, пройдет 6 февраля в 15:00 у Драмтеатра (площадь 400-летия Тюмени).
Акция пройдет в рамках дней единых действий против политических репрессий во многих городах России. В Тюмени организатором митинга стало либертарное движение «Автономное Действие — Тюмень», при поддержке Совета Инициативных Групп и Граждан Тюмени.

С 3 по 6 февраля в разных городах неравнодушные выйдут на улицы с поддержкой политрепрессированных. Они выскажутся против так называемого “антиэкстремистского” законодательства и в поддержку Андрея Кутузова.

Произвол со стороны властных органов, центра Э, ФСБ увеличивается с каждым годом. В разных уголках страны гражданских активистов преследуют по политическим мотивам: им подбрасывают наркотики, оружие, сфальсифицированные листовки, их судят за написанные тексты. В Улан-Удэ активисток Татьяну Стецуру и Надежду Низовкину осудили за раздаваемые ими листовки. В Смоленске Таисии Осиповой, члену организации «Другая Россия», подбросили наркотики. Журналиста из Татарстана Ирека Муртазина осудили за тексты, которые он опубликовал в своём блоге. В Перми лидера инициативной группы общежития обвиняют в несовершенном преступлении — избиении ребенка. Продолжается дело московских антифашистов, которых обвиняют в нападении на химкинскую администрацию, Алексея Гаскарова и Максима Солопова. Этот список можно продолжать.

Дело Кутузова — яркий пример того, как сегодня репрессируют неугодных. Ему вменяют преступление, которое он не совершал: во время обыска Кутузову подбросили листовку, которую он якобы раздавал на им же организованном митинге против антиэкстремистского законодательства в 2009 году. По этому же репрессивному антиэкстремистскому законодательству его и судят.

Именно по «экстремистским» статьям (ст. 280 и 282 УК РФ), за разжигание ненависти к какой-либо социальной группе, сегодня преследуют многих гражданских активистов. И неудивительно, что к социальным группам внезапно стали причислять и органы государственной власти, и правоохранительные органы. Таким образом, любая критика власти может считаться преступной и быть подведена под экстремизм, несмотря на выводы многих экспертов, доказывающие, что власть не является социальной группой.
Поэтому в Тюмени и некоторых других городах акции пройдут под лозунгом «Экстремизма нет: оправдать Андрея Кутузова!».

Дело Кутузова можно закрыть уже потому, что «милиция» не является социальной группой, а именно на этом строится обвинение. Кроме отсутствия состава преступления, этот судебный процесс наглядно показал как шьют дела неугодным: множество нарушений во время судебного заседания (нарушение гласности, открытости судопроизводства, подставная публика в зале суда, возникшая там ещё до открытия зала и др.), подставные свидетели, путающиеся в показаниях, абсурдные, антинаучные экспертизы по инкриминируемой Кутузову листовке. Вспомним и не менее абсурдные выступления на суде экспертов со стороны ФСБ, которые утверждали, что все экспертизы сделаны с помощью засекреченных методик и что «Центр Э следит за чистотой информационного поля коллективного бессознательного». Дело Кутузова уже растаскано на афоризмы и достойно стать притчей, воспевающей абсурдность современного политического строя.

На митинге в Тюмени 6 февраля организаторы обсмеют все эти абсурдности в небольших инсценировках, организуют выставку творчества, навеянного процессом Кутузова, расскажут о всех странностях этого дела и о репрессивном характере антиэкстремистского законодательства.

Нет преследованиям за “мыслепреступления”, да — свободе совести и слова!

К иллюстрации материала использована фотография Игоря Ковалева

Поделиться

Пермские анархисты выступили в поддержку Андрея Кутузова

+1
0
-1

По просьбам трудящихся публикую полный текст, ранее опубликованный здесь: http://avtonom.org/node/14775
Сегодня, 3 февраля, в рамках традиционного митинга пермского Координационного совета протестных действий в защиту 3-й статьи Конституции анархисты выступили в поддержку Андрея Кутузова и против политических репрессий гражданских активистов.

Молодые люди держали плакаты "Оправдать Андрея Кутузова!", "Расформировать Центр "Э"!", "Центр "Э" следит за чистотой поля коллективного бессознательного", "Пушкин - тоже экстремист". Последний плакат почему-то не понравился сотрудникам милиции, присутствовавшим на митинге. Видимо, по причине отсутствия у них чувства юмора. Хотя про поле коллективного бессознательного они ничего не возразили, из чего активисты сделали вывод, что Центр "Э" его действительно контролирует. Конфликт был улажен организаторами митинга, которые объяснили, что ничего противозаконного лозунг не содержит.

Боец Анархо-экологического сопротивления Ксения Демакова рассказала собравшимся о деле Кутузова. Активисты пермского движения общежитий, лидера которых, Ирину Митрюшину тоже сейчас судят за якобы совершённое ею избиение ребёнка, по явно надуманному делу, активно ставили подписи под петицией в защиту Кутузова.

Напомним, что Координационный совет протестных действий города Перми принял специальное заявление в защиту Андрея Кутузова. Текст заявления размещён по данной ссылке: golosa.info/node/4613. Оригинал заявления с подписью председателя совета был передан адвокату Андрея для приобщения к материалам уголовного дела.

Сегодняшний митинг - это вторая акция анархистов Перми в защиту Кутузова. Ранее они проводили митинг 12 декабря 2010 года.

Поделиться

Московские анархисты проведут пикет в защиту Андрея Кутузова и против политических репрессий

+1
0
-1

В субботу, 5 февраля, в Москве около представительства Тюменской области (ул. Пятницкая, д. 47, стр. 2, м. «Третьяковская», «Новокузнецкая») в 14 часов начнется пикет в поддержку тюменского анархиста Андрея Кутузова. Акция пройдет в рамках общероссийских дней единых действий.

13 января 2011 года московские анархисты и антифашисты уже пытались провести серию одиночных пикетов в защиту Андрея Кутузова около здания ФСБ на Лубянской площади, однако это мероприятие сорвали сотрудники ФСБ и милиции.
На пикете 5 февраля около представительства Тюменской области в Москве анархисты и антифашисты обыграют тему подделки листовки ФСБ в театрализованном представлении. Акция согласована с префектурой ЦАО г. Москвы.

http://avtonom.org/node/14813

Поделиться

"Мы Кутузова в кутузку не позволим посадить!" Московские анархисты провели пикет против политических репрессий

+1
+2
-1

Сегодня, 5 февраля, анархисты и антифашисты из "Автономного Действия" и других групп пикетировали представительство Тюменской области в Москве. Власти согласовали акцию только на 10 участников, остальные пришедшие на пикет вынуждены были стоять в стороне. Пикетчики развернули анархистские красно-черные флаги, банер "Андрей Кутузов. Освободить!", плакат "Слова "свобода" и "справедливость" должны знать не только филологи"и скандировали "Руки прочь от Андрея Кутузова", "Ваши доказательства - сплошное надувательство", "Один за всех и все за одного", "Пока мы едины, мы непобедимы", "А вы друзья как ни садитесь, а в полицейские не годитесь", "Мы Кутузова в кутузку не позволим посадить", "Государство - главный экстремист", "Центр "Э" закрыть, Кутузова освободить", "Нет политическим репрессиям", "Выше, выше черный флаг, государство - главный враг".
Акция проходила в рамках общероссийских дней единых действий "Экстремизма нет: оправдать Андрея Кутузова!"


Во время пикета журналистам и прохожим раздавалась листовка следующего содержания:

"Свободу Андрею Кутузову! Нет политическим преследованиям!

14 апреля 2010 г. по подозрению в распространении экстремистских материалов был задержан и допрошен преподаватель Тюменского государственного университета Андрей Кутузов. В тот же день в его квартире был произведён обыск. Сегодня Андрей Кутузов официально обвиняется по ст. 280 уголовного кодекса РФ “Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности”. Подозрения базировались на том, что его "узнали" подставные свидетели, которым он якобы и вручил 30 октября "экстремистскую" листовку. Затем ещё полгода продолжались следственные действия (допросы, экспертизы и т.д.). В частности, судом были признаны незаконными действия следователя, который вынес Кутузову подписку о неразглашении данных предварительного следствия. 12 октября Кутузову предъявили обвинение. С 25 ноября проходит суд над Андреем Кутузовым, зал заседания которого “борцы с экстремизмом” стараются заполнит “своими” людьми, чтобы туда попало как можно меньше представителей общественности.

Как говорится в заявлении Совета инициативных групп и граждан Тюмени, в современной России всякая общественно-политическая деятельность, не направляемая прямо или косвенно “сверху”, представляет серьёзный риск для её инициаторов и участников. Едва ли не любое критическое по отношению к существующему политическому строю заявление часто рассматривается правоохранительными органами как “экстремизм”. Низовые гражданские инициативы (пусть даже по вопросам обустройства двора) – это “заговор”, публичное выступление (пикет, митинг, демонстрация), в том числе согласованные по закону – “попытка восстания”. Гражданские активисты подвергаются административным и судебным преследованиям.

Гражданские активисты – это группа риска. Проблема заключается в том, что для репрессивной системы умеренный, гражданский вызов чрезвычайно опасен. В настоящее время в Тюмени, как и в других городах России развёрнута настоящая кампания давления против гражданских активистов. Апогеем репрессивной компании в Тюмени стала фабрикация уголовного дела в отношении Андрея Кутузова. С подачи тюменского Центра по противодействию экстремизма и ФСБ его обвиняют в изготовлении и распространении “экстремистской” листовки на митинге 30 октября 2009 года. Митинг как раз и был посвящён проблеме беззакония, которое происходит в разных городах РФ вследствие деятельности центров “Э”. И вот – на митинг дали асимметричный ответ, скомпилировав явно “экстремистскую” листовку с безграмотным текстом, которую якобы раздавал Андрей.

Кто такой Андрей Кутузов? Это молодой учёный, кандидат филологических наук, преподаватель Тюменского государственного университета. Он преподаёт перевод и другие связанные с ним дисциплины, сам работал переводчиком. Разработал несколько собственных авторских курсов по своим научным интересам. В науке же он занимается корпусной лингвистикой, прикладным переводоведением, интернет-дискурсом, регулярно выступает на конференциях в разных городах страны, каждый год публикует по несколько научных статей. Считает, что наука – лучшее занятие на свете. Вот его полное научное и преподавательское резюме – http://tc.utmn.ru/node/26.

Кроме того, Андрей – участник движения “Автономное Действие”. Это левое движение, выступающее за народное самоуправление и прямую демократию, не приемлющие иерархию и авторитарные формы организации. В Тюмени “Автономное Действие” неоднократно поддерживало низовые инициативы жителей города, которые боролись с уплотнительной застройкой, отменой транспортных льгот, другими нарушениями своих прав. Активно “АД-Тюмень” участвовало и в создании Совета инициативных групп и граждан Тюмени.

Андрей не только преподаватель и гражданский активист, он ещё и путешественник, автостопщик, бывал в самых разных уголках бывшего СССР – от Крыма до Байкала. Два года назад в компании ещё пятерых товарищей прошел пешком плато Путорана: одно из самых труднодоступных и красивейших мест Красноярского края, за Полярным кругом, рядом с Норильском. Летом 2010 года, уже находясь в статусе подозреваемого, проехал автостопом по Центральной Азии и Памиру и вернулся обратно.

Кампания силовых ведомств против Андрея имеет своей целью дискредитировать и нейтрализовать известного тюменского гражданского активиста, запугать других, подавить независимую гражданскую инициативу. Дело против Андрея Кутузова имеет политическую окраску. Мы считаем, что в целях соблюдения законности следует прекратить уголовное преследование или вынести оправдательный приговор. Кроме того, мы требуем провести внутренние расследования в РУ ФСБ по Тюменской области и в Центре противодействия экстремизму при ГУВД Тюменской области на предмет фальсификации материалов уголовного дела.

Мы призываем всех, кто солидарен с нами, подписать петицию в поддержку Андрея Кутузова."

http://avtonom.org/node/14830

А вот тут эстонские анархисты на эстонском призывают подписать петицию в мою поддержку.

Поделиться

На митинг в поддержку Андрея Кутузова пришли "эксперты ФСБ" и "подставные свидетели"

+1
+2
-1

DSC09471
Неравнодушные тюменцы выступили в поддержку преподавателя ТюмГУ и гражданского активиста Андрея Кутузова на площади перед Драмтеатром 6 февраля.
Митинг «Экстремизма нет: оправдать Андрея Кутузова!» прошел в рамках Дней единых действий против политических репрессий. В Тюмени организатором стало движение «Автономное Действие — Тюмень», при поддержке Совета инициативных групп и граждан Тюмени. Напомним, что ФСБ обвиняет Кутузова в том, что он якобы распространял «экстремистскую» листовку на митинге против Центров по противодействию экстремизму. Кутузов был одним из организаторов этого митинга.
Судебный процесс по делу Кутузова длится с осени 2010 года. За это время многие наглядно увидели всю несостоятельность и следственного, и судебного процесса: подставные свидетели, путающиеся в показания, подставная публика, возникшая в зале суда до его открытия, эксперты, пользующиеся секретными и антинаучными методами работы. Дело Кутузова уже растаскано на афоризмы и достойно стать притчей. Поэтому организаторы митинга решили высмеять все эти абсурдности дела в небольших инсценировках. Сцена митинга стала не надолго импровизированным залом суда.

Первым дать свои показания пришел "господин Урлов". Это реальный персонаж, один из свидетелей стороны обвинения. Согласно версии следствия, господин Урлов, трижды судимый и отсидевший в местах не столь далеких, шел с работы темным холодным октябрьским вечером, как раз когда проходил митинг против Центров Э в 2009 году. Вообще-то господин Урлов политикой не интересуется, но на митинге решил остаться, потому что ожидал драки. Там к нему подошел «человек высокого роста и с волосами, собранными в хвост» и вручил эту несчастную листовку, которой ФСБ занимается уже почти год. Господин Урлов окинув ее своим беспристрастным, но чутким до призывов к экстремистской деятельности взглядом, тут же распознал в ней экстремизм и отнес в ближайшее отделение милиции. Видимо, после трех судимостей он проникся к милиции такой любовью, что не смог выдержать оскорблений в ее адрес.

Эту историю в импровизированном суде рассказал импровизированный "господин Урлов". Но стоит отметить, что после столь долгих лет, проведенных в местах лишениях свободы, речь Урлова несколько деформировалась и обогатилась некоторым жаргоном. Поэтому на митинге к господину Урлову был любезно предоставлен от ФСБ переводчик с тюремного жаргона, чтобы люди поняли, что имеет ввиду господин Урлов в таких фразах как «Короче, ема. Дыбал я на зорьке с калымы промеж Вождя и спалил какой-то кипиш» (перевод: я шел с работы мимо центральной площади. Увидел там большое скопление людей), «Сразу мля просек, чо это типа ну того...как он...экстремизмь епт. Я шифернулся к языкам с фугасом на беспредел» (перевод: окинув ее профессиональным взглядом, я тут же углядел в ней признаки призывов к экстремистской деятельности. Поэтому я тут же отнес ее в ближайшее отделение милиции.). Заинтересованная публика задала господину Урлову, как профессионалу в области экстремизма, вопрос: что же такое этот экстремизм? Господин Урлов уверенно ответил: «Экстремизьм этот - это типо самая большая шляпа нашего времени, епт! И таво. Он может кучу кипеша учинить в нашей необъятной епт!» (Перевод: мое мнение, что экстремизм — это чума 21 века, которая грозит национальной безопасности Российской Федерации и ее территориальной целостности). Отметим, что господин Урлов очень понравился митингующим и его проводили смехом и бурными аплодисментами.
Следующей в зал суда пригласили эксперта-криминалиста ФСБ, которая провела лингвистическую и автороведческую экспертизу текста листовки - "госпожу Мочалову". Госпоже Мочаловой было задано несколько компрометирующих вопросов, но и на нашем судебном заседании, как и на реальном, она не растерялась, а нашла один универсальный ответ на все вопросы: «Я эксперт криминалист ФСБ, я прошла соответствующее обучение и предупреждена об уголовной ответственности». Правда, на последнем вопросе госпожа Мочалова немного потеряла контроль над своим «полем коллективного бессознательного», и произошла оговорка по Фрейду: «Я птица-говорун, отличаюсь умом и сообразительностью», - внезапно сказала она. Все догадались о ее сущности еще на реальном судебном заседании, когда она давала показания.
DSC09452

Но раз мы вспомнили про «поле коллективного бессознательного», самое время рассказать о госпоже Усовой — эксперте, которая провела психолингвистическую экспертизу листовки и дала гениальное, на наш взгляд, определение значения центров Э, Оказывается, центры Э следят за чистотой информационного поля коллективного бессознательного. Кроме того, при проведении своих экспертиз она использует сомнительную программу, основатель которой предлагает на своем официальном сайте «научную защиту от вампиризма и порчи» и прочие чудеса. На реальном судебном заседании госпожа Усова спокойно отнеслась к озвучиванию этих фактов, сославшись на то, что «у каждого своё мировоззрение». На митинге «госпожа Усова», беспокоясь о нашем с вами поле коллективного бессознательного, объяснила как народными способами определить в себе экстремиста: положить вечером под подушку два яйца. Если на утро яйца протухли, то в вас живет экстремист, и вы должны обратиться в центр Э, там вам обязательно помогут. Отметим, что на импровизированное судилище госпожа Усова оделась более соответственно своему космическому взгляду на мир: у нее был длинный голубой плащ и шапочка из фольги, которую венчали два мухомора. Вероятно, они помогают ей связываться с высшими силами, управляющими полем коллективного бессознательного.
DSC09502

На этом шуточная, но основанная на реальных фактах, часть митинга была закончена. Кроме сценок, на митинге выступали ораторы. Михаил Агапов, преподаватель ТюмГУ и один из организаторов митинга рассказал о том, почему гражданских активистов прессуют и называют экстремистами. Анастасия Щепелина, участник «Автономного Действия — Тюмень», рассказала об акциях поддержки Кутузова в других городах. Дарья Мышленников, еще один из организаторов митинга, высказала возмущение всем абсурдом происходящим на суде: осмеянные на митинге подставные свидетели и мракобесные эксперты. Так же, ораторы вспомнили и других репрессируемых активистов и всячески высказывали поддержку Кутузову.
DSC09504

Все время действия митинга около сцены стоял информационный стенд. С него люди могли прочитать кто такой Андрей Кутузов и за что его преследуют. Листовки на стенде показывали цифры нераскрытых убийств в России, «в то время как многочисленная команда упитанных ребят из центра по противодействию экстремизму уже который год занимаются не пыльной и необременительной работой — разрабатывает главного экстремиста города — Андрея Кутузова». Кроме того, на стенде висел ряд демотиваторов, с цитатами главных литераторов-"экстремистов": Пушкина, Толстого, Маяковского, Горького.
DSC09485

Акции в поддержку Кутузова и против политических репрессий прошли в Москве, Санкт-Петербурге, Ижевске, Иркутске, Екатеринбурге, Перми, Уфе. Например, в Москве анархисты раздавали листовки у здания представительства Тюменской области и скандировали лозунги: "Руки прочь от Андрея Кутузова", "Ваши доказательства - сплошное надувательство", "Один за всех и все за одного", "Пока мы едины, мы непобедимы" и другие. А в Иркутске прошла акция под названием «Урок литературы»: по всему городу были расклеены большие демотиваторы с литераторами — «экстремистами».

В Тюмени митинг собрал около 80 человек. Несмотря на холод, после окончания официальной части митинга музыка продолжала играть на площади, и желающие водили хороводы и танцевали, чтобы согреться.
Все присутствовавшие единогласно проголосовали за прочитанные решения митинга, в которых организаторы потребовали:

  1. снять со всех государственных структур и организаций особо защищаемые статусы и запретить использование в законах понятия “социальная группа” в отношении государственных структур;
  2. исключить из ст. 282 УК РФ и из ФЗ-114 “О противодействии экстремистской деятельности” понятие “социальная группа”, как лишённое точного определения и зависящее от субъективных склонностей того или иного эксперта;
  3. полностью прекратить дела Низовкиной и Стецуры в Бурятии и Кутузова в Тюмени по реабилитирующим основаниям;
  4. провести объективное внутреннее расследование в РУ ФСБ по Тюменской области и в Центре противодействия экстремизму при ГУВД Тюменской области по обстоятельствам фабрикации уголовного дела в отношении Кутузова.
  5. "Обращаемся также к участникам научно-практической конференции «Правовые основы противодействия экстремистской деятельности», которая состоится 11 февраля в Тюменской областной думе. Не путайте "экстремизм" и критику (право на которую обеспечено Конституцией)!" - потребовали организаторы митинга.

Поделиться

ТЮМЕНЬ: Экстремизма нет! ВИДЕО.

+1
+1
-1

Тюменская оппозиция провела митинг против политических репрессий, в поддержку политических и гражданских активистов, преследуемых за критику власти.

Поделиться

Даешь справедливый суд!

+1
+1
-1

Пикет в поддержку Андрея Кутузова, осужденного на два года по сфальсифицированному делу, пройдет в четверг, 24 марта, на площади Единства и Согласия (возле фонтана у ЦУМа).
Цель акции, котоаря продлится с 17:30 до 19:00, - выразить протест против незаконного приговора и потребовать объективного рассмотрения дела.
Инициаторы пикета - анархисты Тюмени, в том числе движение "Автономное действие - Тюмень".

Поделиться

Заявление против нарушения открытости заседания суда (Дело Андрея Кутузова)

+1
+3
-1

Готовится заявление о нарушении конституционных прав в связи с тем что людей не пустили на заседание суда по делу Андрея Кутузова 14 числа. Будет подано в различные инстанции. Нужно чтоб те кто присутствовал в здании подписали. Отзывайтесь сами, вспоминайте тех, кто был рядом. Еще может понадобится помощь в сборе подписей и подаче самих заявлений.

Поделиться

Список КЕНДЕРА

+1
0
-1

У меня вот така Мысля появилась. Может нам создать список КЕНДЕРА и включить в него всех паскуд режима, которые принимали участие в фальсификации его дела и его травле - всю эту мразь-карабулатовых- заболотных, сухаревых, пахомовых, владимировых, капек, гариповых и прочих ссучар . Собрать сначала подписи здесь в Тюмени студентов и преподов тюменского ГОВНОунивера - чем не инициативная группа (если забздят создать такую группу- нет проблем) и Утвердить этот список на заседании СИГГ и продвигать это в Европейские парламенты через Университеты Западной Европы и Америки подключив СМИ?

Поделиться

Заявление Координационного совета протестных действий города Перми в поддержку Андрея Кутузова.

+1
+1
-1

Мы члены Координационного Совета протестных действий г. Перми выражаем решительный протест против уголовного дела, возбужденного в отношении преподавателя ТюмГУ, кандидата филологических наук, активиста Совета инициативных групп и граждан Тюмени Андрея Кутузова.

Андрей Кутузов — известный гражданский активиств. Он в составе движения «Автономное действие — Тюмень» принимал участие в борьбе студентов за возвращение льготного проезда (в результате проезд был возвращён), в борьбе жителей ул. Логунова против уплотнительной застройки (в результате застройка была остановлена), стал инициатором кампании против закона о комендантском часе для подростков (в результате действие закона распространяется только на детей до 16, а не до 18, как планировалось вначале). Кроме того, Андрей принимает деятельное участие в работе Совета инициативных групп и граждан Тюмени, в других социальных и гражданских инициативах.

В данный момент Кутузов обвиняется по ст. 280.1 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) за то, что на митинге против нарушения прав граждан сотрудниками Центров по противодействию экстремизму в прошлом году он якобы распространил листовку, содержащую призывы к насилию над сотрудниками милиции. 12 января состоится очередное заседание суда над Андреем.

Между тем, в ходе следствия допущены процессуальные нарушения и вынесены диаметрально противоречащие друг другу экспертные заключения инкриминируемой Андрею листовки, судья фактически отказывает в вызове в суд в качестве свидетелей экспертов, на основании выводов которых вынесено экспертное заключение, возлагая обеспечение их явки на сторону защиты.

Мы требуем, чтобы по делу Андрея Кутузова было вынесено оправдательное судебное решение. Кроме того, считаем необходимым провести внутреннее расследование в УФСБ Тюменской области, которое занималось следствием по делу Кутузова, и в Центре по противодействию экстремизму ГУВД Тюменской области на предмет фальсификации дела против гражданского активиста.

Дело против него имеет политическую окраску. Поэтому мы призываем поддержать Кутузова.

Координационный Совет протестных действий г. Перми

Поделиться

СПАСИБО ЗА ПОДДЕРЖКУ СЫНА

+1
+7
-1

Спасибо всем, кому не безразлична судьба Андрея Кутузова. Андрей занимает активную общественную позицию, участвует в митингах, на которых поднимаются темы, затрагивающие интересы всех россиян: коррупция чиновников, неправомерные действия милиции, стоимость проезда в общественном транспорте, незаконная вырубка зеленых насаждений в городе и т. д. Видимо, это кому-то не нравится, сфабриковали дело.
Я старалась воспитывать сына так, чтобы мне было не стыдно за него, что бы порядочность и справедливость у него были на первом месте. И судя по отзывам знающих его людей, это действительно так. Мне не раз говорили: спасибо, что воспитали такого сына. Но что получается, в нашем государстве лучше всего живется вороватым чиновникам, людям без чести и совести, а тех, кто против этого выступает публично, просто преследуют.
Мне как матери больно видеть, как пытаются всеми правдами и неправдами из него сделать экстремиста. Да, у него есть своя жизненная позиция, свои убеждения, которые не всем нравятся. Но он же насильно не навязывает их другим. Я, скорее бы всего, назвала его антиэкстремистом, потому что он не приемлет то, когда унижают человека из-за его национальной принадлежности, или положения в обществе, но это как раз способствует не разжиганию, а уменьшению социальной розни.
Еще раз спасибо всем, кто как-то старается помочь моему сыну в сложившейся ситуации. Примерно такой же текст отправлен мною на блог Медведеву Д.А.

Поделиться

Кафка и Оруэлл: "экстремистам" теперь нельзя пользоваться банковскими картами, потому что они "террористы"

+1
+6
-1

Борьба российского государства с "экстремизмом" поднялась на новый уровень. Вот что со мной приключилось на прошлой неделе.
Внезапно у меня перестала работать платежная карта ("Запсибкомбанк", если что). Звоню в банк - говорят, карта заблокирована по распоряжению службы судебных приставов. Ничего себе, думаю я, мне же вроде никакие штрафы никто не выписывал и ничего я судебным приставам не должен.
Иду ногами в банк. Там сначала мне вешают на уши ту же лапшу про приставов, но потом более продвинутая сотрудница все же таинственным шёпотом сообщает мне, что я "внесён в список". После некоторых усилий мне даже объясняют, что это список "экстремистов и террористов". И что теперь - спрашиваю. Говорят, что теперь банк имеет право проводить любые операции по моему счету только с задержкой в два дня - видимо, чтобы компетентные органы их посмотрели и убедились, что я не финансирую случайно Аль-Каиду. Прошу выдать мне хоть какое-то официальное письменное уведомление об этом. После нескольких настойчивых просьб всё-таки приносят бумагу с подписью, в котором чёрным по белому написано "ваши спецкартсчета заблокированы по причинам, не зависящим от банка" (скан в приложении). Устно упоминают закон ФЗ-115 и ещё раз подтверждают, что сам счет мне не закрыли, а вот картами я пользоваться не могу, потому что там ведь задержку два дня не вставишь.

Прихожу домой и провожу небольшое расследование. Выясняю, что есть такой закон ФЗ-115 "О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма", а в нём есть статья 7.10, которая гласит "Организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, приостанавливают такие операции, за исключением операций по зачислению денежных средств, поступивших на счет физического или юридического лица, на два рабочих дня с даты, когда распоряжения клиентов об их осуществлении должны быть выполнены, и не позднее рабочего дня, следующего за днем приостановления операции, представляют информацию о них в уполномоченный орган в случае, если хотя бы одной из сторон является организация или физическое лицо, в отношении которых имеются полученные в установленном в соответствии с пунктом 2 статьи 6 настоящего Федерального закона порядке сведения об их участии в террористической деятельности, либо юридическое лицо, прямо или косвенно находящееся в собственности или под контролем таких организации или лица, либо физическое или юридическое лицо, действующее от имени или по указанию таких организации или лица."

Казалось бы, речь идёт исключительно об адских террористах. Видимо, раньше так и было, закон был направлен на контроль финансирования террористических группировок. Но теперь, в русле общей политики РФ, туда же добавили "экстремизм". Смотрим тот самый пункт 2 ст.6 этого закона. И вот тут уже формулируют так: "организация или физическое лицо, в отношении которых имеются полученные в установленном в соответствии с настоящим Федеральным законом порядке сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму". Чувствуете как расширяется сфера действия закона? Вот уже идёт речь о списке, в который входят не только террористы с динамитом, но и простые российские "экстремисты", в число которых можно, в принципе, войти, даже если ты отродясь оружия в руках не держал.

Так что же это за список?
Он называется "Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму"
6 июля 2011 года "Российская газета" опубликовала статью о нём, и часть самого списка, важно сообщив, что "есть и закрытая часть".
Изучив статью в РГ и ФЗ-115 можно понять, что попадают в список (кроме террористов) все, кто был осужден по статьям 280 и 282 УК, то есть, "Призывы к осуществлению экстремистской деятельности", "Разжигание розни" и "Организация экстремистского сообщества", а также (внимание!) все подозреваемые и обвиняемые по этим статьям, даже ещё до приговора суда! Быть исключенным из списка можно только в случае, если отменят приговор, прекратят дело в отношении подозреваемого или обвиняемого или если судимость будет погашена или снята.

Списком этим занимается служба под названием "Росфинмониторинг". У них на сайте есть страничка с недвусмысленным названием "список террористов и экстремистов" . Так вот, там в списке 24 физических лица, и я там на гордом 8 месте. Знатный террорист. Будем знакомы.

И вот именно поэтому я не могу пользоваться банковской картой - судимость по 280 статье.
Наверное, излишне говорить, что поданная и принятая Европейским судом по правам человека жалоба никак не влияет на этот список. Террорист - и всё тут. Что там кричат из зала, не террорист, а "экстремист"? Да какая разница, это всё одно и то же, эти понятия и в законах у нас как взаимозаменяемые употребляются.
Давайте изучим этот список поподробнее. Там всё-таки отмечены отдельно лица, в отношении которых имеются сведения об их причастности именно к терроризму. Так вот, их там из 24 всего 5 (пять). То есть, судя по всему, остальные 80% списка - это люди, осуждённые за ненасильственные "мыслепреступления" по 280 и 282 статье. Ещё раз, чтобы вы лучше поняли: львиную долю списка лиц, права которых в России ограничены согласно закону "О противодействии финансированию терроризма", составляют не террористы, а осужденные за "экстремизм" в том или ином виде.
Но происходит всё это именно под видом "борьбы с терроризмом". Уже упомянутая статья в официозной "Российской газете" сопровождается фото угрожающе выглядящих людей с "Калашниковыми". В самой статье постоянно повторяется именно словосочетание "финансирование терроризма". "Экстремизм" упоминается лишь мимоходом, но, как выясняется, именно осужденные по "экстремистским" (то есть, политическим) статьям в первую очередь и будут подвергаться различным ограничениям - как финансовым в данном случае, так и ограничениям на выбор профессии (см. поправки в Трудовой кодекс о работе с несовершеннолетними, принятые весной).
Кстати, забавно, что в той же статье в РГ новый список иллюстрируют некой сектой под названием "Благородный орден дьявола": долго на два абзаца расписывают, какая это была страшная тусовка и как там девушек в разврат вовлекали. Непонятно, правда, какое отношение к "экстремизму" или терроризму имеет вовлечение девушек в разврат. Но это неважно, главное - задача напугать (и вместе с тем развлечь) читателя и заставить его почувствовать необходимость "навести порядок" выполнена.

По всё той же публикации в РГ можно следить как дальше идёт операция прикрытия. В своем интервью руководитель Росфинмониторинга Юрий Чиханчин сообщает, что "Изменения связаны с общей тенденцией обновления мировых стандартов по противодействию легализации преступных доходов и борьбе с финансированием терроризма...Новый уровень публичности перечня организаций и физических лиц, причастных к экстремистской деятельности или терроризму, который начинает действовать в России, находится в русле новых рекомендаций ФАТФ (Financial Action Task Force - Международная организация по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма)".
Ну то есть, вы поняли, да? Это не российские власти ужесточают законодательство, нет. "Мы просто в русле общемировой тенденции по борьбе с терроризмом... и экстремизмом, ну да".

Однако, внимательное изучение сайта FATF показывает, что Россия тут всё же очень специфична. FATF борется с двумя вещами: 1) финансированием терроризма 2) отмыванием преступных доходов. Ни о какой "борьбе с экстремизмом" речь не идёт, FATF, похоже, вообще таким термином не оперирует. На всём сайте я нашёл ровно 3 упоминания слова extremism:
1) В отчёте Китая в списке справочных документов упоминается Шанхайская конвенция против сепаратизма терроризма и экстремизма 2001 года
2) В отчёте Норвегии в качестве дополнительной информации упоминается, что одной из непрофильных функций антитеррористической полиции там является "противодействие насильственному экстремизму". Дальше на все 160 страниц про это ни слова.
3) В отчёте России скромно указано, что "большая часть терроризма в России связана с северокавказским экстремизмом".
То есть, даже Россия в официальном англоязычном отчёте предпочла не позориться и не указывать, что "антитеррористические" меры применяются с к осужденным по политическим статьям. Ну а в документах для внутреннего пользования типа законов и списков, конечно, можно уже не стесняться и употреблять "экстремизм" и "терроризм" как взаимозаменяемые термины. Очень удобно - официально заявляем, что боремся с терроризмом, а на самом деле - максимально усложняем жизнь всяким там диссидентам.
Непонятно только, где я, а где терроризм или "северокавказский экстремизм". Хотелось бы посмотреть, как Чиханчин объясняет FATF включение в список меня или других "экстремистов".

Что мы имеем в результате? Росфинмониторинг (и, вероятно, другие прекрасные ведомства тоже) теперь вместо того, чтобы заниматься чем-то полезным, будут проверять даже самые мелкие операции по счетам "экстремистов" - то есть, тех, кто был осужден из-за публикации статьи в блоге, раздачи листовки, речи на митинге, или кто вообще получил приговор по делу, сфальсифицированному для отчётности (на месте библиотекарей я бы уже забеспокоился). Любому разумному человеку ясно, что рациональный общественно полезный смысл в этом отсутствует начисто, поскольку у "экстремистских преступлений" даже потерпевших никаких нет. Смысл есть только с точки зрения государства - оно беспокоится, как бы эти "несогласные" не начали ему (государству) как-нибудь угрожать, например, создавать какие-нибудь организации и движения, а значит, и финансировать их. Вот чтобы этому помешать, но при этом выглядеть респектабельно в глазах мировой общественности, Кремль последние годы активно пытается приравнять "экстремизм" и "терроризм". А раз это одно и то же, то и за финансирование того и другого наказание тоже будет одинаковое. Например, напечатал листовку против повышения тарифов ЖКХ, её быстренько признали экстремистской (если уж тишайших Свидетелей Иеговы в экстремистские организации записали, то тут вообще всё быстро будет) - и добро пожаловать в какую-нибудь спецтюрьму для пособников терроризма. Ведь финансировал, специально купил пачку бумаги, ирод! А главное, всё по закону. По закону против терроризма.

Как правильно пишет в своей последней книге "Защищая власть от общества" Алек Эпштейн:
"Борьба с «экстремизмом» не защищает жертв преступлений, она защищает власть от общества, политической оппозиции и движений гражданского протеста, и потому чем больше в стране «закручиваются гайки» и подспудно вызревает недовольство властью, тем больший размах приобретает борьба с «экстремизмом». Чем более тоталитарной будет становится политическая система России, тем большее место в ней будет занимать институциональная борьба с «экстремизмом». Для движения в сторону либерализации и демократизации всю эту кампанию имело бы смысл свернуть, начав с демонтажа всей созданной за последние десять дет законодательной базы, формально направленной на борьбу с «экстремизмом», а по сути нацеленной на защиту власти от общества."

P.S. Самое дурацкое в этой истории - это то, что "антиэкстремистско-террористические" меры, которые лихорадочно принимает власть, даже не являются эффективными, то есть, не решают задачи, на которые направлены. Возьмем вот эту задержку на два дня всех операций предполагаемых экстремисто-террористов и запрет им пользоваться банковскими картами. Получается, что они вынуждают меня (допустим, жуткого террориста), как только мне придут на счёт какие-то деньги, сразу их все снимать и дальше уже везде расплачиваться наличными, а не картой (картой гораздо удобнее, но этот путь мне закрыли). В результате у "органов" становится меньше контроля надо мной, ведь они уже не видят тех моих покупок, которые я раньше проводил бы по карте. Причём в результате всей этой суеты с банком я уже теперь точно знаю, что мой счёт поставлен на спецконтроль. Гораздо грамотнее было бы и дальше просто следить за всеми моими операциями, не показывая мне этого. Но нет. Всё по армейскому принципу "мне не нужно, чтобы было эффективно, мне нужно, чтобы ты задолбался".
Этот порядок рухнет под тяжестью собственного идиотизма.

Прикрепленный файлРазмер
Иконка изображения wscb1.png422.74 КБ
Поделиться

И снова про так называемых "экстремистов": как ФСБ не желает исполнять собственный закон

+1
0
-1

В последние месяцы сразу в нескольких местах появились публикации про блокировку счётов людей банками по «антиэкстремистским» соображениям, согласно закону ФЗ-115, и про Росфинмониторинг, ведущий Перечень террористов и экстремистов:
на «Эсквайре»
на «Каспаров.ру»
на «Свободном слове» (там, правда, многое мифологично, вот тут мои комментарии)

Это хорошо, конечно, что наконец про это начали писать.

Я, как известно, знатный «экстремист». Так вот, когда в июне 2012 года у меня по этой причине заблокировали банковскую карту, я не нашёл в Сети вообще ни слова про такие меры. Пришлось самому написать подробный пост про все эти старания государства усложнить жизнь «экстремистам». И всё равно особого резонанса это не вызвало (хотя почитать всё равно рекомендую, там всё подробнейшим образом описано).

Теперь, видимо, круг попавших под молот «борьбы с финансированием разумного, доброго, вечного», расширился до лиц, которые могут вызвать некоторую шумиху в СМИ. Не уверен, правда, что это возымеет какой-то эффект. По всей вероятности, государство Российское уверенными шагами идёт к институциональной маргинализации «несогласных». И таки да, если вы не знали: в нашей стране вас лишают права пользоваться банковскими картами, если вы хоть каким-то боком проходили по делу об «экстремизме» (то есть, по любому политическому). При этом вас о таком прискорбном факте никак не уведомляют, и вы узнаёте о нём, лишь наткнувшись на заблокированный карточный счёт. Welcome to real life, так сказать.

Ну и, собственно, чувствую себя обязанным рассказать, каков прогресс в этом всём у меня.

Итак, в мае этого года судимость с меня сняли, соответственно, все юридические последствия, связанные с ней, автоматически ликвидировались. Ну, точнее, должны были бы автоматически ликвидироваться.

Как гласит всё тот же ФЗ-115, снятие судимости является однозначным основанием для выпиливания человека из Перечня террористов и экстремистов. Естественно, я особо не надеялся, что это произойдёт как-то само собой (в нашей стране только попасть в плохие списки можно автоматически, а вот выйти из них - ни за что). Поэтому я ещё в конце июня направил в тюменскую ФСБ письмо с приложенным постановлением суда о снятии судимости. В письме я предлагал ФСБшникам направить в Росфинмониторинг информацию о том, что меня нужно исключить из Перечня. Дело в том, что в ФЗ-115 очень хитро указано, что сам Росфинмониторинг никого в Перечень не включает и не исключает, он его только «ведёт». А предложения по включению и исключению направляют правоохранительные органы - те, кто вёл соответствующее уголовное дело. Раз моё дело вел следователь ФСБ, то они, видимо, и ответственны за включение меня в Перечень, а теперь, по идее, должны меня оттуда исключить.

Ну так вот, послал я им письмо. 27 июня его получил некий Ильин (согласно уведомлению о вручении). С тех пор (уже 4 месяца) Региональное Управление ФСБ по Тюменской области молчит, хотя я недвусмысленно в письме просил ответить мне в предусмотренный законом месячный срок. Из Перечня меня тоже никто выпиливать не спешит. То есть, обращение они просто проигнорировали. Росфинмониторинг кивает на закон и открещивается от любой ответственности за изменение содержания Перечня.

Соответственно, пришлось подать иск в Центральный суд города Тюмени на ФСБ, чтобы они, наконец-то, раскачались и выполнили то, чего требует от них их же закон. Будто мне больше делать нечего. Надеюсь, они не будут говорить, что никакой Ильин у них не работает и письмо с почты забрали агенты Госдепа.

Иск примерно такого содержания:

В Центральный районный суд г. Тюмени
625038, г. Тюмень, ул. 8 Марта, 1,
заявителя: Кутузова Андрея Борисовича,

заинтересованное лицо: Региональное Управление Федеральной службы безопасности по Тюменской области,
г. Тюмень, ул. Советская, д. 40

третье лицо: Федеральная служба по финансовому мониторингу,
107450, Москва, К-450, ул. Мясницкая, дом 39, строение 1

ЗАЯВЛЕНИЕ
(в порядке Главы 25 Гражданского процессуального кодекса РФ)

1. 21.06.2013 года мной, Кутузовым Андреем Борисовичем, 04.04.1981 года рождения, в адрес руководителя Регионального управления Федеральной службы безопасности по Тюменской области (далее РУФСБ по Тюменской области) Пятилетова В.В. было направлено заявление с просьбой о направлении в Федеральную службу по финансовому мониторингу (далее - Росфинмониторинг) сведений о снятии с меня судимости, как основания для исключения меня из Перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму (текст заявления прилагается).

К этому заявлению была приложена заверенная судом копия постановления мирового судьи 158-го судебного участка Одинцовского судебного района Московской области Андреечкиной М.А. от 15.05.2013 года о снятии судимости с Кутузова Андрея Борисовича.

Письмо было получено УФСБ по Тюменской области 27.06.2013 года, чему подтверждением является почтовое уведомление, копия которого прикладывается к настоящему заявлению в суд.

Заявление с просьбой о направлении соответствующих сведений в Росфинмониторинг было направлено в УФСБ по Тюменской области, поскольку в соответствии с положениями пп. 8 п. 2.2 ст. 6 Федерального закона от 07.08.2011 года № 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма", "Основаниями для исключения организации или физического лица из перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, являются:...8) наличие документально подтвержденных данных о погашении или снятии судимости с лица, осужденного за совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 280, 282, 282.1, 282.2 и 360 Уголовного кодекса Российской Федерации".

В соответствии с пунктом 2 Постановления Правительства РФ от 18.01.2003 года № 27 "Об утверждении Положения о порядке определения перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, и доведения этого перечня до сведения организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом", "Федеральная служба по финансовому мониторингу:
включает в перечень и исключает из него организации и (или) физических лиц в случае получения от государственных органов, указанных в пункте  3 настоящего Положения, информации о наличии оснований, предусмотренных пунктами  2.1 и 2.2 статьи  6 Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее - Федеральный закон);
вносит изменения в сведения об организациях и (или) физических лицах, содержащихся в перечне, в случае получения от государственных органов, указанных в  пункте  3 настоящего Положения, информации об изменении, уточнении или дополнении таких сведений".
Согласно пункту 3 данного Постановления Правительства РФ, "Информация о наличии оснований для включения в перечень и исключения из него организаций и (или) физических лиц, предусмотренных пунктами  2.1 и 2.2 статьи  6 Федерального закона, а также информация, в соответствии с которой необходимо внести изменения в сведения об организациях и (или) физических лицах, содержащихся в перечне, представляются в Федеральную службу по финансовому мониторингу Генеральной прокуратурой Российской Федерации и Следственным комитетом Российской Федерации в порядке, согласованном с ними, Министерством юстиции Российской Федерации, Федеральной службой безопасности Российской Федерации, Министерством внутренних дел Российской Федерации и Министерством иностранных дел Российской Федерации - в соответствии с Положением о предоставлении информации и документов Федеральной службе по финансовому мониторингу органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 14 июня 2002  г. N  425".
Как указано в п. 2 ст. 6 Федерального закона от 07.08.2011 года № 115-ФЗ, "Порядок определения и доведения до сведения организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, перечня таких организаций и лиц устанавливается Правительством Российской Федерации. При этом сведения об организациях и лицах, включенных в указанный перечень, подлежат размещению в сети Интернет на официальном сайте уполномоченного органа и опубликованию в официальных периодических изданиях, определенных Правительством Российской Федерации".

Вместе с тем, до настоящего времени я состою в Перечне организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, который ведется и публикуется на своем официальном сайте Росфинмониторингом.
В частности, на сайте Росфинмониторинга: http://fedsfm.ru/documents/terrorists-catalog-portal... - в подразделе "Действующие" раздела "Перечень террористов и экстремистов" под порядковым номером 1320 в графе "Российские физические лица" значатся мои данные, а именно: "КУТУЗОВ АНДРЕЙ БОРИСОВИЧ, 04.04.1981 г.р. , Г. АРКАДАК АРКАДАКСКОГО РАЙОНА САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ".

Таким образом, я утверждаю, что УФСБ по Тюменской области не исполнило свою обязанность по направлению в Росфинмониторинг, который является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, сведений о снятии с меня судимости, как основания для исключения меня из Перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, чем нарушил мои права и законные интересы.

Дело в том, что в связи с наличием моих персональных данных в соответствующем Перечне Росфинмониторинга я не могу свободно распоряжаться своими денежными средствами, находящимися в банковских организациях. В частности, для того, чтобы мне снять средства со своего счета в банке, мне необходимо предварительно подать в банк письменное заявление с просьбой о выдаче денежных средств, ждать 3-4 дня санкции Росфинмониторинга и только затем получать наличные средства.

Более того, подавляющее большинство банков просто отказывается открывать счет человеку, внесенному в Перечень, либо открывает его и тут же устанавливает в "замороженное состояние", как это предписано в соответствии со ст. 7 Федерального закона от 07.08.2011 года № 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма".

И даже факт наличия недостоверной информации на сайте Росфинмониторинга, порочащей мою честь и достоинство, сам по себе говорит о нарушении моего права на уважение частной жизни в совокупности с запретом на дискриминацию по какому-либо признаку.

2. Кроме того, бездействие УФСБ по Тюменской области выразилось еще и в том, что мне, как заявителю, не был предоставлен ответ на мое заявление, чем была нарушена ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 02.05.2006 года № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", где четко регламентировано: "Письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения".

Фактически орган государственной власти в лице УФСБ по Тюменской области мало того, что не исполнил свою обязанность по направлению в Росфинмониторинг сведений, указывающих на необходимость исключения меня из соответствующего Перечня, так еще и демонстративно проигнорировал мое заявление, чем дополнительно нанес мне моральный вред, который выражается в осознании мной полной беспомощности перед лицом должностных лиц Государства, которые без должного уважения к закону и правам граждан исполняют свои обязанности.
Как следует из пункта 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 года № 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных ли, государственных и муниципальных служащих", "установив, что письменное обращение, поступившее должностному лицу, не рассмотрено в течение предусмотренного частью 1 статьи 12 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" срока, суду следует признать бездействие этого должностного лица незаконным и обязать его рассмотреть обращение заявителя в установленный судом срок".

В соответствии с ч. 1 ст. 254 Гражданского процессуального кодекса РФ, "Гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы".
На основании ст. 255 ГПК РФ, "К решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых:
нарушены права и свободы гражданина;
созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод;
на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности".

В силу ч. 1 ст. 249 ГПК РФ, "Обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие)".

Как сказано в ч. 1 ст. 258 ГПК РФ, "Суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод".

Также прошу привлечь к участию в рассмотрении настоящего заявления в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета, Федеральную службу по финансовому мониторингу, расположенную по адресу: 107450, Москва, К-450, ул. Мясницкая, дом 39, строение 1, поскольку именно этот орган исполнительной власти, как отмечено на его официальном сайте: http://www.fedsfm.ru/about, - "является осуществляющим функции по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, по выработке государственной политики, нормативно-правовому регулированию в этой сфере, по координации соответствующей деятельности других федеральных органов исполнительной власти, а также функции национального центра по оценке угроз национальной безопасности, возникающих в результате легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, финансирования терроризма и распространения оружия массового уничтожения, по выработке мер противодействия этим угрозам".

Отдельно сообщаю, что в целях защиты своих прав и законных интересов 15.10.2013 я подал заявление непосредственно в Росфинмониторинг об исключении меня из соответствующего Перечня, о результатах рассмотрения которого будет сообщено в суд в целях всестороннего рассмотрения настоящего заявления и принятия по нему решения судом.

На основании вышеизложенного

ПРОШУ:

1. Признать незаконным бездействие Регионального управления Федеральной службы безопасности по Тюменской области, выразившееся в ненаправлении в Федеральную службу по финансовому мониторингу сведений о снятии судимости с гражданина Кутузова Андрея Борисовича, 04.04.1981 года рождения, и обязать устранить в полном объеме выявленное нарушение путем направления этих сведений в уполномоченный орган исполнительной власти - Росфинмониторинг.

2. Признать незаконным бездействие Регионального управления Федеральной службы безопасности по Тюменской области, выразившееся в непредоставлении Кутузову Андрею Борисовичу ответа на его заявление, полученное первым 27.06.2013 года, в установленный законом месячный срок, и обязать устранить выявленное нарушение путем предоставления ответа в установленный судом срок.

Приложение:
1. Квитанция об оплате государственной пошлины (только в суд);
2. Копия заявления в УФСБ по Тюменской области от 21.06.2013 года (3 экз.);
3. Копия постановления мирового судьи 158-го судебного участка Одинцовского судебного района Московской области от 15.05.2013 года (3 экз.);
4. Копия почтового уведомления (3 экз.);
5. Принтскрин с сайта Росфинмониторинга (3 экз.).

UPDATE

29 ноября 2013 года суд ожидаемо отказал по всем моим требованиям.
По первому представитель ФСБ заявил, что они вообще не при делах, и даже сведения о включении меня в Перечень в Росфинмониторинг не направляли. Поэтому и сведения об исключении тоже направлять не могут. Насколько можно судить, сведения для включения направлял то ли суд, то ли прокуратура. Посмотрю материалы дела - узнаю точно.

По второму требованию - ФСБ заявила, что на моё письмо ответила в срок, а что оно до меня не дошло, так это они не ведают, почему. Никаких доказательств отправки ответа (типа квитанции) у них нет. По словам представителя, они направили запрос в Почту России, но ответа не получили.
Занятно, почему-то от всех остальных государственных органов письма мне доходят без проблем. Наверное, Почта России бойкотирует ФСБшную корреспонденцию, ага.

В общем, судья решила поверить представителю чекистов и признавать незаконным отсутствие ответа с их стороны не стала.
Так и закончился сегодняшний суд.

Поделиться

Тюменский центр "Э" как гнездо российского экстремизма. Часть №1.

+1
+2
-1

По высочайшему повелению национального лидера рашки, которого в последнее время на просторах интернета да и в реале все чаще называют «Пи…сом», велено, что основными задачами тюменского Центра по противодействию экстремизму являются:
• координация деятельности подразделений УВД области по выявлению, предупреждению и раскрытию преступлений экстремистской направленности;
• выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений экстремистской направленности, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

Во исполнение этого "повеления" Статьей 14. ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» за осуществление должностными лицами экстремистской деятельности, а равно непринятие должностным лицом в соответствии с его компетенцией мер по пресечению экстремистской деятельности влечет за собой установленную законодательством Российской Федерации ответственность.
Статьей 33 Уголовного Кодекса РФ Пособником преступления признается лицо, содействовавшее совершению преступления устранением препятствий к совершению преступления,
а статьей 293 УК РФ установлено, что Халатностью является неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

И вот на суд общества Федеральной службой безопасности России(элитой правоохранительных органов России) предложено уголовное дело Андрея Кутузова, служащее ярким образцом преступного содействия правоохранительных органов осуществлению экстремисткой деятельности.
Из представленных в суд материалов уголовного дела общественности стало известно, что из присутствовавших на митинге граждан , где распространялись экстремистские листовки –
(- Гилев Сергей Михайлович работающий в Тюменском филиале ОАО»Уралсвязьинформ» в качестве начальника цеха К и ШПДИ,
- Урлов Сергей Александрович, ранее судимый в 1992 г. Ленинским районным судом по ч.3 144 УК РСФСР к 3 годам СНХ в 1997 г. осужден Центральным судом г. Тюмени по 162ч3 ч3 ст. 158 УК РФ к 9 годам колонии общего режима в 2004 г. осужденный Калининским районным судом по ч. 2 ст. 158 УК РФ к шести годам колонии строгого режима
- Тесаловский Евгений Васильевич временно не работающий )
двое из них -Урлов и Тесаловский с редким единодушием сообщили старшему следователю ФСБ майору Сухареву А.С. примерно следующее : « Ознакомившись с листовкой «Долой политические репрессии! Ментов к стенке» я полностью воспринял ее содержание и смысл, как открытый призыв к осуществлению насильственных действий в отношении сотрудников милиции из Центра «Э» способных повлечь тяжкие последствия, поскольку в данной листовке содержались призывы к ликвидации Центра «Э» любыми методами в том числе насильственными, то есть путем закидывания камнями, разрисовывания здания Центра «Э» и повреждения автомобилей сотрудников Центра «Э». В содержании текста данной листовки , на мой взгляд, имеются призывы к осуществлению противоправной деятельности, выраженные в форме прямых угроз в адрес органов правопорядка. В других печатных материалах, полученных мною на митинге, а именно в листовке»Пушкин тоже экстремист», а также в печатном издании «Трудовая Тюмень» каких-либо негативных высказываний в отношении сотрудников милиции я не заметил».
Как видим - обычные граждане из разных слоев общества с разными уровнями интеллекта и далекие от нормативных актов об экстремисткой деятельности сразу поняли - листовка ПРЕСТУПНАЯ.

Но для полноты картины единения народа в борьбе с экстремизмом, то бишь с ВРАГАМИ НАРОДА, чего -то не хватает. Но дело ведет само ФСБ- интеллектуальная элита рашки!!! И вот в шеренгу борцов с врагом народа плечом к плечу расправив ГРУДИ встали трижды судимый Урлов и старший оперуполномоченный Кузнецова Е.Н. Такие разные, но такие настоящие патриоты Родины.!!! Народ, так сказать!!!

Вот эта старший оперуполномоченная Кузнецова Е.Н.. Она была на том митинге, куда была направлена руководством для выполнения поставленных перед центром Э» задач, о чем она и поведала следователю Сухареву .

Кузнецова непринужденно поведала следователю, что на многолюдном митинге Кутузов А. вручил ей листовку ( ту самую в которой написано про «ментов к стенке» и о закидывании центров "Э" камнями и разбивании стекол машин его сотрудников), которую она по роду своей деятельности тут же прочитала и продолжала спокойно наблюдать за происходящим.

Далее Кузнецова сообщила, что данная листовка раздавалась прохожим и участникам митинга молодыми людьми и девушками.

Самое интересное в дружеской беседе старшего следователя ФСБ России Сухарева и старшего оперуполномоченной Кузнецовой является то, что следователя Сухарева совсем не интересовало почему Кузнецова по роду своей деятельности не приняла ни каких мер для предупреждения, пресечения и раскрытия преступления экстремистской направленности, а также выявления и установления лиц, совершающих преступление на ее глазах. Как следует из протокола допроса Кузнецовой, уголовное дело по факту распространения экстремистских листовок было возбужденно позднее сотрудниками ОМ-4 г. Тюмени.
Естественно такая не любознательность старшего следователя ФСБ России Сухарева и откровения оперуполномоченной Кузнецовой не могли не вызвать вопросы у граждан, которые на свои налоговые отчисления содержат этих двух правоохранителей.

Для выяснения законности деятельности старшей оперуполномоченной Кузнецовой Е.Н. на имя вот этого руководителя Следственного комитета по Тюменской
области Богинского М.В. были направлены сообщения о преступной деятельности Кузнецовой в результате чего был нанесен ущерб охраняемых законом интересам общества и государства. В соответствии со ст.144- 145 Уголовно- процессуального Кодекса РФ следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения .

Сообщения были переданы этому созданию по фамилии Чернятьев,
Глядя на фото в голове почему то крутятся мысли о запоях и о вреде пьянства. Оно, видимо, утратив способность воспринимать смысл норм УПК и позабыв кто должен проводить проверки по сообщениям о совершенных преступлениях, отправил сообщения заявителей в ГУВД по Тюменской области генерал-лейтенанту Недоростову П.М. Для Генерала УПК РФ , видимо, тоже не является Законом так как Генерал отфутболил сообщения в свою ведомственную Службу собственной безопасности и поручил майору Артемчуку разрулить эту неприятную ситуацию.

Майор Артемчук взялся за дело творчески- в духе времени и требований престолохранителя о модернизации и инновациях . Так как майор Артемчук не занимается энергосберегающими лампочками, то он решил модернизировать УПК РФ( если Руководству Следственного Комитета по Тюменской области можно , то почему ему нельзя?). Майор Артемчук возомнил , что он равен в своих полномочиях по меньшей мере следователю по особо важным делам и стал вызывать заявителей сообщения о преступлении к себе в кабинет на аудиенцию в порядке установленном УПК РФ , вручая заявителям под роспись вот такие повестки для свидетелей.,

Такие повестки свидетелям, явка которых обязательна, может вручать только следователь или дознаватель и только в случае наличия постановления о возбуждении уголовного дела. А так как майор Службы собственной безопасности ГУВД по Тюменской области следователем не является и дело уголовное в отношении Кузнецовой пока не возбуждено, то деятельность майора Артемчука уже можно квалифицировать по ст. 286 УК РФ как превышение должностных полномочий.

Все описанное колыхание правоохранительного говна вокруг дела А. Кутузова порядком надоело заявителям и в адрес главного правоохранителя Тюменской области прокурору Тюменской области В.А. Владимирову
на электронный адрес Тюменской областной прокуратуры
proktmnsmi@rambler.ru
23 декабря 2010 г в 20:55:29

направлена жалоба в порядке ст. 124 УПК РФ с изложением всех указанных здесь фактов .
Может прокурор Владимиров В. А. уважает высочайшие повеления национального лидера, касающиеся экстремисткой деятельности и знает что должны делать сотрудники ФСБ России и Следственного Комитета по Тюменской области обнаружив оборотней в центре «Э» потворствующих экстремистской деятельности ?
(Продолжение следует)

Поделиться

Социологи считают, что сотрудники милиции не являются социальной группой

+1
0
-1

Приводим полный текст внесудебного комиссионного социологического исследования, выполненного специалистами Нижегородского государственного университета. Социологи приходят к выводу, что ни "сотрудники милиции (МВД РФ)", ни "менты", ни "сотрудники Департамента по противодействию экстремизму МВД РФ", ни "сотрудники Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Тюменской области", ни "бывшие сотрудники УБОП" не являются социальной группой ни в целом, ни в отдельности. Следовательно, никакие высказывания по отношению к ним не входят в поле действия законов об экстремизме.
Текст исследования очень убедительный, читается легко, содержит весьма разумное обоснование позиции специалистов. Исследование приобщено к делу Андрея Кутузова.

Основание для проведения исследования: запрос о проведении внесудебного комиссионного социологического исследования от 21 октября 2010 года адвоката Тюменской городской коллегии адвокатов А.А. Ладина.

Специалисты:
Доктор социологических наук, профессор (специальность «22.00.06 – Социология культуры, духовной жизни», стаж работы по специальности более 25 лет), зав. кафедрой социологии культуры и духовной жизни Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского Владимир Павлович КОЗЫРЬКОВ

Кандидат политических наук (специальность «23.00.02 – Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии», стаж работы по специальности более 10 лет), доцент кафедры прикладной социологии Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского Дмитрий Васильевич Зернов

Ассистент кафедры социологии культуры и духовной жизни Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского Роман Владимирович Сундуков, стаж работы по специальности 10 лет

Место проведения исследования: помещение филологического факультета Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского, Н.Новгород, ул.Б.Покровская, д.37, к.321.

Материалы для исследования: а) текст листовки, начинающейся словами «Долой политические репрессии! Ментов к стенке!»; б) запрос о проведении внесудебного комиссионного социологического исследования от 21 октября 2010 года адвоката Тюменской городской коллегии адвокатов А.А. Ладина.

Вопросы, поставленные перед специалистами:
1.Каково определение термина «социальная группа»?
2.Являются «сотрудники милиции (МВД РФ)» социальной группой? Являются ли «менты», сотрудники Департамента по противодействию экстремизму МВД РФ, сотрудники Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Тюменской области, бывшие сотрудники УБОП, упомянутые в листовке «Долой политические репрессии! Ментов к стенке!», социальной группой?

Исследование начато 25 октября 2010 года в 10-00. Исследование окончено 29 октября 2010 года в 11-00.

В ходе исследования использовалась следующая литература:
1.Аберкромби Н. и др. Социологический словарь. Казань, 1997
2.Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль. — СПб: прайм-Еврознак, 2001.
3.Большой толковый социологический словарь (Kollins). М., 1999.
4.Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990.
5.Козырьков В.П. Гуманитарная экспертиза в контексте культуры // Вестн. Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Вып. 2. Н. Новгород: Изд-во ННГУ им. Н. И. Лобачевского, 2007. С. 310-314.
6.Козырьков В.П. Малая группа в соотношении частного и публичного // Малая группа: социокультурные и социально-психологические аспекты. В 2-х тт. Т. 1. Н. Новгород, Изд-во НИСОЦ, 2004. С. 104-114.
7.Козырьков В.П. Природа девиации и структура социальных норм // Вестн. ННГУ. Сер. "Социальные науки". Вып. 1(3). Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2004. С. 159-171
8.Масловская, Е. В. Социологические теории права и анализ правовых институтов российского общества: Монография Н. Новгород: Изд-во НИСОЦ, 2007
9.Медушевский А.Н. Социология права. М.: ТЕИС, 2006.
10.Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. М.: Аспект-Пресс, 1996.
11.Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М.; Политиздат, 1992.
12.Тихонова Н. Е. Социальная стратификация в современной России. Опыт эмпирического анализа. М.: ИС РАН, 2007.

В результате проведённого исследования установлено следующее:

1. Термин «социальная группа» в гуманитарных науках используется в следующем общем значении: «объединение людей, основанное на их общем участии в некоторой деятельности, связанное системой отношений, которые регулируются формальными или неформальными социальными институтами».
Члены социальной группы обладают некоторыми общими ценностями и отделены от других общностей на основе принципов обособления. В социологической литературе существует множество разнообразных классификаций социальных групп. Общие признаки социальной группы, как правило, сводятся к следующим положениям: а) наличие внутренней организации; б) общая (групповая) цель деятельности; в) групповые формы социального контроля; г) образцы (модели) групповой деятельности; д) интенсивные групповые взаимодействия.
Таким образом, определение социальной группы включает четыре основных момента:

1)социальная интеракция — то есть коммуникативное взаимодействие, осуществляемое с помощью знаковых систем («кодов»);
2)стигматизация — «наклеивание ярлыков», по которым мы распознаем членство в группе, оформившееся в социальный гештальт (образ в массовом сознании) — стиль жизни данной группы;
3)идентификация — отождествление индивидом себя с данной группой через противопоставление «мы — другие» с установлением социальных границ и фильтров на «входе—выходе», а также через механизм социального контроля;
4)хабитуализация — то есть «опривычивание», освоение индивидом данной социальной позиции и формирование у него установок, стереотипов, присущих данной группе.

Каждый член общества является частью определенной социальной группы, независимо от пола, возраста и профессии. Следует отметить, что социальные группы бывают разные: большие и малые, в виде этнической общности или общности семейной, в виде профессиональной группы или группы «проведения досуга» и т. д. Все эти группы выделяются по разным основаниям, и в социологии существуют различные теории, в которых детально обосновывается выделение различных социальных групп, выясняются закономерности их взаимодействия и развития.

2. Относительно отнесенности сотрудников МВД к социальной группе необходимо сказать следующее:
Для разрешения вопроса о толковании содержания понятия «социальная группа» в юридическом аспекте должно быть дано его соответствующее определение в юридическом документе. Между тем в «Положении о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (утв. постановлением ВС РФ от 23 декабря 1992 г. № 4202-I) с изменениями от 22 августа 2004 г., 1 апреля 2005 г.» сказано: «Сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации являются граждане Российской Федерации, состоящие в должностях рядового и начальствующего состава органов внутренних дел или в кадрах Министерства внутренних дел Российской Федерации, которым в установленном настоящим Положением порядке присвоены специальные звания рядового и начальствующего состава органов внутренних дел». Указанные сотрудники в данном Законе ни разу не названы ни группой, ни, тем более, социальной группой. Таким образом, если в основном юридическом документе статус сотрудников милиции не определен в качестве социальной группы, то вряд ли любые другие допущения и абстрактные конструкции могут быть основанием для квалификации сотрудников органов внутренних дел в качестве социальной группы, да к тому же еще с особым юридическим статусом.
Содержание дефиниции «социальная группа» можно вывести и из различных юридических документов, в которых этому понятию придается важное значение. Следует отметить, что применительно к современному законодательству речь, как правило, идет о больших социальных группах. Так, в статьях закона о противодействии экстремистской деятельности понятие «социальная группа», безусловно, использовано для обозначения больших социальных групп, основанием для которых выступает идеологическая, расовая и национальная принадлежность.

1) Например, в абзаце, где перечисляются действия, относящиеся к экстремистским, указывается, что к экстремизму относится «осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы» [ст.1]. Из этого текста видно, что речь идет не о профессиональных, семейных, учебных и прочих малых социальных группах. Речь идет о таких социальных группах, которые имеют массовый характер и которые образуются на основе определенной идеологии (нацизм, расизм и др.), политической позиции (терроризм, насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации и др.), расовых и религиозных различий. Государство обеспокоено судьбой и отношениями именно этих, больших социальных групп, а не проблемами малых социальных групп (например, студенческих) между которыми тоже могут быть противоречия и рознь, но все эти проблемы не имеют идеологического или политического характера и поэтому не подрывают основы безопасности государства и общества. В Законе же речь идет о таких конфликтах, которые вызывают (как сказано в ст.10), «нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству или создающей реальную угрозу причинения такого вреда». Нет никаких оснований полагать, что конфликты между представителями милиции и гражданами государства могут представлять такую угрозу, поэтому они не относятся к разряду экстремистских. Ничего не говорится о такой возможности и в самом законе.
2) Чтобы уточнить позицию, что речь в законе идет именно о больших социальных группах, в тексте закона сказано (в связи с запретом публикаций материалов экстремистского характера): «экстремистские материалы - предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы» [ст.1].
3) Слова, выделенные курсивом, свидетельствуют о том, что государство считает экстремистской такую деятельность, которая направлена «на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной групп». Милиция и другие органы правопорядка и юстиции к таким группам не относятся, и граждане, с которыми они сталкиваются по своей служебной деятельности, таких целей не ставят. Работники милиции представляют собой один из государственных институтов, который имеет характер иерархической и сложной организации, функционирование которой осуществляется через деятельность множества малых профессиональных групп, работающих на различных уровнях этой сложной организации, но в целом они не являются социальной группой - ни большой, ни малой.
4)Уточним еще раз: в милиции существуют малые социальные группы, образующиеся на профессиональной основе, точно также как существуют семьи или группы друзей и т.п., но в целом милиция не является большой социальной группой, а малой тем более, так как в малой социальной группе все ее члены хорошо знают друг друга, общаются непосредственно и постоянно.
5) Более того, все названные в тексте листовки сотрудники, особенно сотрудники Центра по противодействию экстремизму, выступают как «Субъекты противодействия экстремистской деятельности» [ст.3] и призваны противостоять экстремизму, заниматься профилактикой разжигания социальной розни. Такая деятельность была бы невозможной, если бы органы правопорядка сами относились бы к социальной группе и одновременно занимались бы проблемами, которые существуют между социальными группами. Чтобы решать проблемы, возникающие между социальными группами, в том числе и такой проблемой, как социальная рознь, нельзя быть социальной группой. Для разрешения различных проблем и создается государство, частью которого являются органы охраны правопорядка. Ни милиция, ни государство в целом в лице государственных чиновников, не могут быть социальной группой.
6) Думается, что законодатель, когда разрабатывался и принимался отмеченный выше закон, не мог даже представить такой невозможной ситуации, когда субъекты решения возникших в обществе социальных проблем между социальными группами сами станут частью проблемного поля. Именно поэтому законодатель и не привел специального определения понятия социальной группы, полагая, что ситуация является ясной и границы содержания понятия «социальная группа» для всех очевидны.

Следует отметить также, что в социологии определение понятия «социальная группа» во многом зависит от контекста исследования. В частности, в теории социальной стратификации П.А. Сорокина, социолога с мировым именем, социальные группы принято выделять по разным критериям: экономическим, профессиональным, образовательным и политическим. В рассматриваемом нами случае сложность возникла из-за того, что упомянутые сотрудники попадают сразу под два критерия: профессиональный и политический:

1) сотрудники милиции (МВД РФ), сотрудники Департамента по противодействию экстремизму МВД РФ, сотрудники Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Тюменской области – это, безусловно, подразделения правоохранительных государственных органов, хотя и с различными функциями. Подчеркиваем – государственные органы, а не политические и, тем более, не общественные. С этой точки зрения они функционируют в рамках закона и не могут выполнять политические или общественные функции. Не могут, например, создавать партии и не могут заниматься бизнесом.
2) Что касается «ментов» и «бывших сотрудников УБОП», то ставить вопрос об их принадлежности к какой-либо социальной группе некорректно, так как по признаку отсутствия чего-либо нельзя давать положительное заключение о принадлежности к какой-то новой организации. Возможно, что они стали пенсионерами, возможно, пошли работать в частную охранную фирму, но в данном случае ничего определить невозможно. Если бы они стали пенсионерами, то вошли бы в большую, многомиллионную социальную группу пенсионеров. Если бы пошли в частную фирму, то их социальный статус определялся бы многими факторами: по их роли в делах фирмы, по источнику дохода и др., потому что они могут стать или самостоятельными предпринимателями, или наемными работниками.
3) Все упомянутые выше организации (сотрудники милиции, сотрудники Департамента по противодействию экстремизму МВД РФ, сотрудники Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Тюменской области) для своего нормального функционирования включают в себя работников самого разного рода в виде обслуживающего, технического персонала. Их вряд ли можно отнести к «сотрудникам», так как они охраной права непосредственно не занимаются и полномочий таковых не имеют. Поэтому и говорят о «сотрудниках», а не о «работниках», чтобы отделить имеющих полномочия от тех, кто полномочий не имеет.
4) Таким образом, в число сотрудников названных организаций попадает узкий круг лиц, которые уполномочены законом и государственной властью охранять закон и государство. Следовательно, в качестве основания дифференциации здесь вырисовывается не политическая власть, а право. Но право в качестве основания социальной стратификации в научной литературе не выделяется и выделяться не может. Работники правоохранительных органов в их совокупности являются строго соподчиненной, иерархической организацией государства, а не общества. Между тем как все социальные группы рассматриваются в качестве элементов общества, а не государства.

ВЫВОДЫ:
1. Сотрудники милиции (МВД РФ), «менты», сотрудники Департамента по противодействию экстремизму МВД РФ, сотрудники Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Тюменской области, бывшие сотрудники УБОП не являются социальной группой ни в целом, ни в отдельности.
2. Все названные сотрудники могут быть частью самых разных социальных групп, больших или малых, но в этом случае они выступают уже не как сотрудники органов правопорядка. В частности, они могут быть бедными ли богатыми, мужчинами или женщинами, горожанами или сельчанами, молодыми или пожилыми, со средним образованием или высшим и т.д., но в качестве сотрудников органов правопорядка они служат государству и не могут быть в своей совокупности особой социальной группой.
3. Как только милиция начинает осознавать себя в качестве особой социальной группы населения, так возникают ее особые социальные интересы, которые являются одной из причин потери доверия населения к милиции и одной их причин коррупции. Следовательно, настаивание представителей органов правопорядка на том, что они являются особой социальной группой, противоречит и букве, и духу многих законов современного российского законодательства, направленных против коррупции

Специалист В.П.Козырьков
Специалист Д.В.Зернов
Специалист Р.В.Сундуков

Прикрепленный файлРазмер
Иконка PDF sociology.pdf100.79 КБ
Поделиться

16 мая - первое заседание по делу Андрея Кутузова в суде второй инстанции

+1
0
-1

Центральный райо